Пушкин, Пущин и ... воспоминания о лете

"Я оглядываюсь: вижу на крыльце Пушкина, босиком, в одной рубашке, с поднятыми вверх руками. Не нужно говорить, что тогда во мне происходило. Выскакиваю из саней, беру его в охапку и тащу в комнату. На дворе страшный холод. Смотрим друг на друга, целуемся, молчим! Он забыл, что надобно прикрыть наготу, я не думал об заиндевевшей шубе и шапке."
Эти строки из учебника литературы 4-го класса напомнили об обещании данном почти полгода назад.



А вот и то самое крыльцо...
Крыльцо усадебного дома в Михайловском, родовом имение матери А. С. Пушкина.


А вот и то самое крыльцо...
Крыльцо усадебного дома в Михайловском, родовом имение матери А. С. Пушкина.

12 января 1742 года большая часть земель (41 деревня на 5 000 десятинах земли), составлявших Михайловскую губу псковского пригорода Воронича, именным указом императрицы Елизаветы Петровны были пожалованы в вечное владение прадеду А.С.Пушкина Абраму Петровичу Ганнибалу «арапу Петра Великого». После смерти Абрама Петровича в 1781 году сельцо Михайловское досталось по раздельному акту между его сыновьями Осипу Абрамовичу, который построил в нем господский дом и усадьбу, разбил парк с куртинами, аллеями и цветниками. В 1806 году после смерти Осипа Абрамовича Михайловское перешло к его жене Марии Алексеевне, урожденной Пушкиной, а затем в 1818 году досталось Надежде Осиповне, матери поэта. С 1836 года отошло ее детям - Ольге, Льву и Александру.


После смерти А.С.Пушкина опека выкупает имение у наследников детям поэта. Более двадцати лет дом стоял без хозяина, постепенно разрушаясь. В 1866 году в родовом имении поселился младший сын поэта Григорий Александрович. Сохранились две каменные постройки Г. А. Пушкина, одна из которых (большой каменный амбар) сейчас используется как выставочная галерея.


Впервые юный поэт побывал здесь летом 1817 года и, как сам писал он в одной из своих автобиографий, был очарован «сельской жизнью, русской баней, клубникой и проч., — но все это нравилось мне недолго». В следующий раз Пушкин приезжает в Михайловское спустя два года.


В эти годы им были написаны стихотворения «Деревня», «Домовому», «Чаадаеву», ода «Вольность», поэма «Руслан и Людмила». И неслучайно - Михайловское, eщe при жизни Пушкина воспринималось как его поэтическая родина, место творческого преображения и духовного становления.


Побывав в Михайловском впервые в сентябре прошлого годы, я решила приехать сюда с Ульяшкой. И не просто летом, а в день рождения поэта.


Приехав в Михайловское мы прогулялись по "Аллее Керн"


По Еловой аллее - разделяющей парк на две равные части.

Постояли, гладя на свое отражение в воде, на горбатых мостиках. И конечно пофотографировались на них )))


И конечно же заглянули к Пушкину в гости. В дом, где во время ссылки, поэтом были написаны деревенские главы романа «Евгений Онегин», трагедия «Борис Годунов», поэма «Граф Нулин», окончание поэмы «Цыганы», стихотворения «Деревня», «Подражания Корану», «Пророк», «Вакхическая песня», «Я помню чудное мгновенье...», «Вновь я посетил ...» и другие...


А потом вновь отправились на прогулку. Ведь мы никуда не спешили.


Да и куда спешить, когда вокруг такая красота. Хотелось лечь, раскинув руки, закрыть глаза и наслаждаться голосами природы. На противоположном берегу озера Кучане расположилась усадьба Петровское. Маленькой точкой белеет беседка-грот.


«Цветы, любовь, деревня праздность,
Поля! Я предан вам душой.»


Озеро Маленец, расположившееся на западной окраине усадьбы, с трех сторон окружено сосновым лесом.


"Везде передо мной подвижные картины:
Здесь вижу двух озер подвижные равнины,
Где парус рыбаря белеет иногда,
За ними ряд холмов и нивы полосаты,
Вдали рассыпанные хаты,
На влажных берегах бродящие стада,
Овины дымные и мельницы крылаты…"


А там озером возвышается городище и небольшая деревня Савкино.
Савкино было одним из любимейших мест А. С. Пушкина на Псковщине. В 1831 году он, обращаясь к хозяйке усадьбы Тригорское, Прасковье Александровне Осиповой-Вульф, и прося её выступить посредницей в покупке земель на Савкино, писал: «Я просил бы Вас, как добрую соседку и дорогого друга сообщить мне, не могу ли я приобрести Савкино, и на каких условиях. Я бы выстроил себе там хижину, поставил бы свои книги и проводил бы подле добрых старых друзей несколько месяцев в году… меня этот проект приводит в восхищение и я постоянно к нему возвращаюсь…».

Ульяшка желанием совершить путешествие на Савкину горку не горела и мы, прежде чем отправиться в усадьбу Петровское, решили еще недолго погулять по Михайловскому )))


Шагая по лесной дороге мы с Ульяшкой представляли как здесь гулял Александр Сергеевич ))) и любовались природой. Ведь главная достопримечательность здешних мест - это безусловно природа. Смотришь, и все это кажется совершенно нереальным.


Жаль я не умею рисовать. Куда не направь взгляд - везде красота, которая так и просится на холст.
Очень хочется сюда приехать золотой осенью, или в заснеженную зиму, или весной…
Ну что-то я размечталась...


Часовня Михаила Архангела. Она была восстановлена в 1979 году. Когда-то здесь на Поклонной горке стояла родовая часовня Ганнибалов-Пушкиных, от которой сохранился лишь фундамент.


Напротив часовни - поклонный крест на гранитном пьедестале, которому почти 500 лет.


И вновь Еловая Аллея. Она была посажена дедом Пушкина И.А.Ганнибалом в конце XVIII века. Несколько деревьев сохранились до наших времён.


Начинаясь от Поклонной горки она идет до ворот усадебного дома.

Ее протяженность — 250 м



В небольшом старом деревенском домике, расположившемся на территории усадьбы почти пятьдесят лет жил директор Пушкинского заповедника Семен Степанович Гейченко.


Именно благодаря ему, сегодня мы видел усадьбу такой, какой ее видел Пушкин.


"Михайловское! - писал С. С. Гейченко. - Это дом Пушкина, его крепость, его уголок земли, где все говорит нам о его жизни, думах, чаяниях, надеждах. Все, все, все: и цветы, и деревья, и травы, и камни, и тропинки, и лужайки. И все они рассказывают сказки и песни о своем роде-племени… Когда люди уходят, остаются вещи. Безмолвные свидетели радостей и горестей своих бывших хозяев, они продолжают жить особой, таинственной жизнью. Нет неодушевленных вещей, есть неодушевленные люди".


Михайловское, хорошо знакомое Гейченко еще с довоенных лет, предстало перед ним разоренным и искалеченным. Вместо пушкинских усадеб, памятных мест - пепелище. О том, как выглядело Михайловское после освобождения, Семен Степанович рассказал в своей книге "Пушкиногорье": "По дорогам и памятным аллеям ни пройти ни проехать. Всюду завалы, воронки, разная вражья дрянь. Вместо деревень - ряд печных труб. На "границе владений дедовских" - вздыбленные, подорванные фашистские танки и пушки. Вдоль берега Сороти - развороченные бетонные колпаки немецких дотов. И всюду, всюду, всюду - ряды колючей проволоки, всюду таблички: "Заминировано", "Осторожно", "Прохода нет".


Гуляя по дорожкам парка, с трудом вериться, что полвека назад здесь могло быть по другому.

Ну а мы, перекусив в кафе "Березка" направили свои шаги к машине. В планах - Петровское.


Прогулявшись по родовому имению Ганнибалов


взглянув на главный усадебный дом в Михайловском мы решили вернуться обратно.


Только подъехали мы к Михайловскому с другой стороны. Через небольшую деревеньку Бугрово.


В настоящее время она восстановлена в том виде, в каком ее знал А. С. Пушкин: дом крестьянина, состоящий из избы по-черному и горницы, двор, амбар, поветь, конюшня, баня, гумно, овин.


Дорога от Бугрово до Михайловского идёт по лесу. На входе каменный указатель.


Чуть впереди - памятник на могиле неизвестного солдата.


И снова дорога. Местный крестьянин В. Е. Алексеев вспоминал: «Бабушка у меня была из деревни Бугрово - от Михайловского рукой подать. Бывало, пойдет гулять в михайловский лес или за грибами — и зайдет в деревню. По избам ходил, интересовался, как живут. Носил деревенскую рубаху, соломенную шляпу и тростку...».


Раз уж мы вернулись в Михайловское, решено было отправиться все-таки на Савкину горку.

</a>
</a>

Мы шли через лес, а за ними тихо наблюдали: прикинувшийся камнем тролль


И ушастый пень...


И притаившийся в лесу леший...


Вот так, шагая под присмотром лесных жителей мы вновь вышли к озеру Маленец ))))


Здесь на берегу установлен "верстовой" столб.


А вокруг озера раскинулась белым ковром сныть.

“На границе
Владений дедовских, на месте том,
Где в гору подымается дорога,
Изрытая дождями, три сосны
Стоят – одна поодаль, две другие
Друг к дружке близко, – здесь, когда их мимо
Я проезжал верхом при свете лунном,
Знакомым шумом шорох их вершин
Меня приветствовал.”


И вот она ... Дорога на Савкину горку...


Но... Видимо придется вернуться сюда еще раз. На горку мы так и не попали. Взглянув на часы и поняв что еще час и начнет темнеть - решили повернуть обратно к машине.


Собственно мы правильно сделали, что не пошли. Целый день нас баловала чудесная погода, но вдруг небо затянули тучки и начал накрапывать дождь.


К счастью ливень нас застал практически около часовни, где мы и попытались его переждать.


А дождь все шел и не хотел останавливаться.


Единственное что давало надежду на его быстрое окончание, так это выглянувшее солнышко.


Но простояв около получаса мы решили продолжить путь. Ну не сахарные же - не растаем.

Самое обидное это то, что зонтик-то у нас был. Но отправляясь на прогулку, мы решили оставить его машине. Всю первую половину дня мы носили его в рюкзаке, а он нам так и не понадобился ))) А стоило нам его выложить...


Однако выйдя из леса к деревне Бугрова, промокнув практически насквозь, мы были вознаграждены великолепным видом.


Яркая двойная радуга перекинула свою дугу через Мельничный пруд.


Мы стояли, любовались картинами, созданными природой и даже не заметили что дождь закончился.



Но вернемся к тому, с чего я начала свой рассказ. К строкам из "Записок о Пушкине. Письма" Ивана Ивановича Пущина.

"Было около восьми часов утра. Не знаю, что делалось. Прибежавшая старуха застала нас в объятиях друг друга в том самом виде, как мы попали в дом: один — почти голый, другой — весь забросанный снегом. Наконец, пробила слеза — мы очнулись. Совестно стало перед этой женщиной, впрочем, она все поняла. Не знаю, за кого приняла меня, только, ничего не спрашивая, бросилась обнимать. Я тотчас догадался, что это добрая его няня, столько раз им воспетая, — чуть не задушил ее в объятиях."

Вот так неожиданно учебник по Литературе 4 класса напомнил мне о лете )))