"Они не умеют болеть за сборную". Футбол в Германии.

03.04.2018

Мы идём из JobCenter по берегу реки, вдоль которой высажены платаны. Ровная и по виду старая тротуарная плитка щедро посыпана солью. Такое чувство, будто немцы торопятся высыпать все остатки соли, так как завтра наступает календарная весна - с 21 на 22 марта, в день весеннего равноденствия.

Немцы не жалеют соли
Немцы не жалеют соли

Звонит телефон, это наш друг Андрей, который нам тот самый телефон и дал, так как мы пока не можем оформить себе симкарты. Говорит, а не хочу ли я сходить на футбол, мол, билет пропадает, надо работать. Там, говорит, вообще ничего интересного, средненькие команды играют. Национальные сборные Германии и Испании!

***

Я сел в метро, чтобы доехать до места встречи с Димой, с которым Андрей собирался на матч. Диму я знаю с 2010 года, но не виделись мы уже лет 5. Передо мной в пока ещё пустом вагоне метро сидит болельщик. На нём черно-красно-желтая панама с надписью "Deutschland".

Город наполнялся фанатами
Город наполнялся фанатами

Мы с Димой сразу же отправились в центр города на Heinrich-Heine-Allee, там находится самая длинная в Европе барная улица. Сев в одном из заведений, мы взяли по Лонг-Айленду, и на час зависли в разговорах и воспоминаниях. Мимо курсировали шумные и весёлые испанские болельщики. 

Испанские фанаты весёлые и шумные, в городе атмосфера праздника
Испанские фанаты весёлые и шумные, в городе атмосфера праздника

Пришло время двигаться в метро. Зайдя на станцию, мы столкнулись с очередью стоящих перед охраной болельщиков. Войти в метро не представлялось возможным. Стюарты дозированно пускали людей на платформу, на платформе в это же время стояли стройные ряды немецких фанатов. 

Очередь на вход на платформу
Очередь на вход на платформу

Что мы сделали? Мы проехали одну остановку назад, и оказались на пустой платформе. Поезд на станцию пришёл однако полный (он шёл с вокзала, а оттуда ехало много людей, все же сборная играет), мы в него влезли и доехали до той станции, где воспитанные немцы стояли и ждали своей очереди, чтобы попасть в вагон. Никто из них в поезд не поместился, а машинист объявил отличные новости - поезд едет до стадиона без остановок.

Болельщики ждут поезд в метро
Болельщики ждут поезд в метро

Стадион в Дюссельдорфе, где играет местная Fortuna, носит название Esprit Arena. Вход на стадион чётко организован, никто нигде не стоит, все прибывающие на станцию люди, а она метрах в 300 от арены, медленно, но всё же движутся ко входу. Людей, чтобы не было давки, дозируют охранники.

Проходя мимо одного их них слышим крик "Lyocha, mach auf! -"Лёха, открывай!".

На единственном кордоне нас досматривают, через 15 метров суём в сканер билет и всё, мы на стадионе. 

Меня поразило кулинарное многообразие на арене. Тут тебе и несколько сортов пива, лимонад, кебабы, пицца, сосиски, крендели простые и с сыром, жевательные конфеты и наверняка ещё что-то, что я не увидел. 

Внутри чаши стадиона тепло, можно снять куртку. На поле настоящий оркестр, все 50 тысяч человек стоят поют гимн. Я стараюсь подпевать, следя за текстом на экране. Экраны, к слову, неудобные, часть картинки на них загораживают фермы, например, сколько прошло времени нам не было видно. 

А вот культура боления за сборную меня поразила. На играх клубов я был много и в разных городах, там всегда болельщики поддерживали команду, скандировали, размахивали флагами и прочее. Тут же - 90 минут тишины. Фанатская трибуна присутствует, но сидит тихо, как обычные рядовые болельщики. Зато испанцы ваське матч пели, кричали и даже танцевали фламенко. 

Победила дружба. Мы вышли со стадиона и, как выяснилось, пошли в другую сторону. Видимо, вселенная компенсировала нашу хитрость со станцией метро. Дойдя в итоге до метро, мы распрощались, Дима сел в вагон, а я за 20 минут пешком добрался до нашего нового дома. 

"Похоже, единственный способ сделать так, чтобы твоя сборная хорошо играла, это поменять гражданство", подумал я и побрел по тёмной улице с частной застройкой. У одного из коттеджей статный немец вышел из своего белого Гелентвагена и, зайдя в дом, крикнул жене "Ich bin zuhause!".