Стена

- Сжечь!

- На кол его!

- Повесить!

Король поднял руку, и в зале наступила тишина:

- Мы, Повелитель Двенадцатый, как и все подданные, были поражены страшным известием. Несколько дней назад лучший плотник государства сошел с ума и начал рубить почти законченное капище Светлейшего Владыки.

По залу прокатились приглушенные стоны и вопли ужаса.

- К счастью, стража появилась вовремя, поэтому ущерб минимален, чему мы, несомненно, рады, - продолжил король, с удовлетворением слушая вздохи облегчения.

- Старший Полицейский, - глядя на поднявшегося советника, Повелитель Двенадцатый кивнул пажу, и через секунду причудливо расшитый кошелек лег в огромную ладонь, - от нашего имени прошу вручить доблестным стражникам по два больших стенария, ибо сохранение целостности святыни вознаграждается только золотом.

Несколько секунд послушав одобрительный гул, король продолжил:

- И теперь мы хотим услышать мнение ближайших советников. Господин Хранитель Веры и господин Верховный Мудрец, прошу. И введите арестованного.

Под гробовое молчание в тронный зал втащили дергающегося мужчину. Казалось, он не понимал, где находится, и что происходит. С губ слетали непонятные звуки, глаза смотрели в разные стороны, а пальцы рук, словно черви, беспокойно шевелились, не останавливаясь ни на секунду.

Король кивнул, и первым с поклоном вышел Хранитель Веры:

- Ваше величество, как человек, на которого возложены обязанности сохранения чистоты наших духовных канонов, я одновременно являюсь и Главным Инквизитором, поэтому со всей ответственностью заявляю, - выступающий показал рукой на сумасшедшего, - что безумец должен быть подвергнут пыткам, а затем уничтожен. Он опасен.

- Чем же, - удивился король, - разве ненормальный, волею судьбы лишившийся разума, может быть страшнее нашего северного соседа, постоянно угрожающего торговым путям?

- Мысли неприятеля и его планы нам понятны, а главный воин королевства, покрытый шрамами в сотнях боев, - Инквизитор кивнул в сторону Первого Рыцаря, - отлично знает, как поступать, если вражеская армия вновь посмеет нарушить мир и покой государства. Что же касается сумасшедшего, он опасен именно своей непонятностью.

- Поясни, - король с удовлетворением отметил, что все присутствующие старались не пропустить ни слова.

- Ваше величество, - Хранитель Веры достал из-за пазухи древний свиток, - еще преподобный философ и врачеватель Эдем Ученый писал, что «всякое непонятное явление суть угроза, ибо его последствия непредсказуемы, а вред может быть разрушительным».

- Но если это непонятное изучить, оно станет понятным, и угроза исчезнет, - мягко возразил король, - Верховный Мудрец, ты хочешь что-то добавить?

- Повелитель, - вперед шагнул худощавый старик в причудливо расшитом золотыми узорами колпаке, - как всегда, у веры больше Инквизитора, чем Хранителя. Позволю себе напомнить о том, что уважаемый оппонент говорит одну часть правды, забывая о другой. Эдем Ученый писал далее, что «наука, знания и опыт суть три кита, способные непонятное сделать ясным, а последствия – предсказуемыми».

- Значит, - король посмотрел на смутившегося Главного Инквизитора, - его поведение не пытались объяснить. Почему?

- Мы не можем, - опустил голову Хранитель, - действия плотника не подчиняются законам мироздания, движения противоестественны, а язык похож на щелканье. Даже те слова, которые нам удалось разобрать, имеют смысла не более, чем треск сучьев под колесами повозки.

- И что он говорит?

- Ваше величество, жрецы наблюдали за сумасшедшим несколько дней, напряженно вслушиваясь в клекот и пощелкивание, фиксируя каждый более или менее понятный звук. Затем лучший толкователь внимательно изучил полученные записи.

- Продолжай, - король заинтересованно привстал.

- Удалось разобрать несколько слов, - Инквизитор вдохнул и с трудом выговорил, - политические амбиции, ядерный потенциал, террористическая атака.

- Напоминает бульканье в котле, - Первый Рыцарь хмыкнул, присутствующие поддержали сдержанными смешками, - неужели оно опасно?

Хранитель Веры вздохнул:

- Очень. Жрецы, наблюдавшие за сумасшедшим, стали бояться темноты, некоторые не могут уснуть, нам даже пришлось силой вливать им успокаивающее зелье, чтобы бедняги смогли забыться. Вероятно, в поведении и словах безумца все же есть какая-то чуждая нам логика. Я бы даже сказал – непонятный ритм, нарушающий душевное спокойствие. Поэтому мое предложение таково - в соответствии с законом Светлейшего Владыки подвергнуть осквернителя святилища пыткам, чтобы его душа искупила вину за содеянное, а затем казнить.

- Мы поняли тебя, Главный Инквизитор, - король милостиво ответил на поклон, - и благодарим за то, что ты сделал. Передай жрецам, что их усердие будет оценено нами по достоинству. Верховный Мудрец, ты желаешь добавить еще что-то?

- Повелитель, я хочу выразить признательность коллеге за то, что он, не жалея сил и времени, пытался разобраться и понять этого беднягу.

- Мы хотим знать, - король еще раз посмотрел на бывшего плотника, продолжавшего что-то бормотать, - согласен ли ты с Главным Инквизитором?

- Нет, - и, не обращая внимания на поднявшийся ропот, Верховный Мудрец продолжил, - если он безумен, испытает ли душа боль от пыток? Может быть, она давно улетела в иной мир, оставив после себя просто живущий набор костей, мяса и крови? И если это так, будет ли наказание искуплением для несчастного, или оно станет просто терзанием невинной плоти?

- Что ты предлагаешь? – король с живым интересом посмотрел на старика.

- Ваше величество, я прошу всего лишь день.

- Никто не смеет забирать осквернителя из тюрьмы отступников, - вскочил Хранитель Веры, - таков закон, дарованный нам Светлейшим Владыкой.

- А разве кто-то сказал – забрать? – едко усмехнулся старик, - Главный Инквизитор, все отлично знают, как ты будешь защищать веру ночью. Уверен, что вопли несчастного заглушат даже грохот вулкана на юге. Но я готов взять бремя ответственности за муки безумца. Ваше величество, мне нужен только день и все гонцы.

- Да будет так, - кивнул король, завтра в это же время жду вас обоих с докладом. Куратор гонцов поступает на сутки в полное подчинение Верховного Мудреца.

***

День сменила ночь, укрыв королевство теплым одеялом непроглядной темени. Повелитель Двенадцатый не спал. Стоя у окна, он задумчиво смотрел на юг, изредка освещаемый огненными сполохами. Вспомнились слова, произнесенные Куратором на заседании Ученого Совета:

- Активность вулкана стала расти. На сегодняшний день более сорока плодородных стенар земли выведены из оборота. Урожай, засыпанный горячим пеплом, полностью уничтожен.

«Может, Верховный Мудрец оказался прав, и безумец должен быть досконально изучен? Или послушать Хранителя Веры и казнить сумасшедшего, чтобы не смущать подданных непонятным явлением?».

Он вспомнил слова отца, великого Повелителя Одиннадцатого:

- Мудрый король никогда не допустит нарушения равновесия. Наш мир – это весы, на одной чаше которых лежит черное, а на другой – белое, две стихии: огонь и вода, минус и плюс. Учись сдерживать обе силы, не принимай решения, основываясь на аргументах только одной стороны. И помни: чаши всегда останутся неподвижны.

Король отошел от окна и сел на трон. Ему показалось, что отец стоит рядом:

- Взаимопонимание – это мир, протянул руку ты – протянули руку тебе. Противодействие –война, убил ты - убили тебя. Мироздание - это либо соседство плюса и минуса, то есть ноль, либо голая безжизненная пустыня, опять ноль. Чаши останутся неподвижны, всегда.

***

Зал гудел, с нетерпением ожидая развязки спора двух королевских советников. Повелитель Двенадцатый, ответив на приветствия, сел на трон и кивнул Верховному Мудрецу.

Старик, не обращая внимания на недовольное бормотание Хранителя Веры, смело вышел в центр:

- Ваше величество, прежде чем я озвучу результаты своих наблюдений, позвольте кратко изложить некоторые мысли, имеющие непосредственное отношение к делу.

- Говори, - кивнул король.

- Как вы знаете, еще наши пращуры были уверены, что этот мир – не единственный на просторах вселенной. Существуют сотни, а может, и тысячи других, отделенных друг от друга огромными расстояниями либо… находящиеся рядом. Может быть, где-то в ином измерении на месте замка пашет землю крестьянин или отважно сражается со стихией корабельная команда.

- Верховный Мудрец опять выпил с утра чудодейственного напитка? – ухмыльнулся Главный Инквизитор.

- Но все они, - не отреагировав на реплику Хранителя, продолжал старик, - подчиняются одному закону – равновесия. Если наш мир – огонь, значит рядом – вода. Огонь греет воду, давая нам тепло, а вода остужает огонь, даруя им прохладу. И если погибнет один, то вслед за ним исчезнет второй. Мы не можем существовать по отдельности, и смертельно опасны друг для друга. Поэтому наши миры разделены стеной.

- Интересное сравнение, – король задумался, - из чего же она построена? Из камня, дерева, а, может, из золота?

- Из наших поступков, ваше величество, и наших душ, - улыбнулся Верховный Мудрец, - представьте: с одной стороны бушуют огромные волны, а с другой – гигантские языки пламени. Две стихии разделяет бесконечная стена. Если где-то появится трещина, вода начнет сочиться. Сначала капельками, затем крохотным ручейком, все больше и больше размывая преграду. В конце концов, потоки хлынут за стену.

- Уничтожив тот мир, а значит – и этот, - задумчиво продолжил король.

- Именно, - воскликнул старик, - поэтому все без исключения, будь то крестьянин, мастеровой или звездочет – рабочие стены. И у каждого своя задача. Кто-то родит и вырастит детей, которых обучат ремеслу наставники, спасут от болезней лекари, прокормят хлебопашцы. И со временем ушедших заменят выросшие дети. Образно говоря, молодой ученый придумает новый сплав, бывший подмастерье, ставший кузнецом, выкует из этого сплава прочные, надежные и долговечные пластины. А кто-то ими заменит проржавевшие листы металла на стене.

- Ты хочешь сказать, что после смерти мы исчезаем в Стене? – заинтересованно спросил король.

- Да, повелитель. Наши знания, умения, опыт, наши чувства и поступки, наши души – это строительный материал. Когда приходит время – мы уходим в Стену, укрепляя её. Это смысл жизни нашего мира.

- Верховный Мудрец, - не удержался Первый Рыцарь, - твоя философия похожа на учение Светлейшего Владыки, только в ней нет нашлось места силам зла.

- Ты не прав, - улыбнулся старик, - если Стена – это символ добра и равновесия, то символ хаоса – это плесень. Зло мечтает уничтожить оба мира, превратив их в безжизненные пустыни. Поэтому оно ищет слабые души и заражает их ядовитыми семенами, из которых прорастает…

- Плесень, разъедающая стену, это понятно, - не удержался Главный Инквизитор, - но, Верховный Мудрец ты ни слова не сказал о нашем короле.

- Благополучие рабочих стены - это мудрость власть предержащих, - спокойно ответил старик, - от них зависит, голодными или сытыми будут мастера, не нападет ли неприятель, хорошо ли будут обучать наставники и лечить врачеватели. Кроме того, есть и преступники, и нерадивые чиновники, и бестолковые лекари, и глупые наставники. Это отравленные ядовитыми семенами души, которые нуждаются в помощи и лечении. Поэтому настоящий правитель - это закон, который защищает и оберегает подданных, это благополучие и дальнейшее развитие. А значит – крепкая Стена.

- Может, ты хочешь сказать, что и Светлейший Владыка, создатель нашего мира – просто Стена? Это даже не богохульство, это, это, - Хранитель Веры от ярости не находил слов.

- Дорогой Инквизитор, - улыбнулся Верховный Мудрец, - сделай несколько вдохов, чтобы унять праведную ненависть и восстановить кровообращение.

И, обратившись к замершим советникам, он продолжил:

- Вспомните, как называется монета самого большого достоинства, и в чем мы измеряем площадь угодий.

- Большой золотой стенарий и плодородный стенар, не может быть!

Довольный старик прервал удивленный шепот зала:

- Я вижу, господа, вы обратили внимание на корень СТЕНА. И в заключение - представьте на минуту, что в том мире у нас есть двойники. Капля воды здесь как-то связана с пылающим угольком там. И если затухнет уголек, то за Стеной высохнет его капля. Равновесие миров состоит из равновесия населяющих его капель и углей.

- Очень интересная точка зрения, – король задумался, - но какое отношение она имеет к несчастному?

Старик медленно подошел к плотнику:

- Ваше величество, посмотрите на него. Выглядит, как мы, но говорит и ведет себя иначе. Язык непонятен, а движения бессмысленны. В чем его вина? Он жил праведно, не нарушая законов, и вдруг лишился разума. Может, это Стена посылает нам сигнал…

- Ты хочешь сказать, - король, пораженный неожиданной догадкой, вскочил с трона, - что его двойник в ином мире…

- Да! – Верховный Мудрец указал на безумца, - заразился ядовитой плесенью, его отравленная душа может пробить брешь в Стене. Несчастный стал вестником беды в ином мире.

- Что? – рассмеялся Главный Инквизитор, - ты называешь пускающего пену и бормочущего несуразицу психа вестником?

Не удостоив Хранителя вниманием, старик развернул свиток и с поклоном вручил королю.

Повелитель Двенадцатый внимательно просмотрел на записи:

- Не вижу системы, 21-00 соответствует ноль, 22-00 и 23-00 – тоже ноль, в полночь – один, в два – один, а в три часа - девять? Поясни.

- Ваше величество, как я и предполагал, сумасшедший плотник все ночь провел в ужасных мучениях.

- Это искупительная жертва, - выкрикнул Главный Инквизитор.

- Скорее, признание собственного бессилия, - парировал Верховный Мудрец, - но оставим спор и вернемся к свитку. Всю ночь я использовал гонцов как живую почту от тюрьмы отступников до вулкана на юге, записывая результаты в таблицу. В левом столбце – время, в правом – числа.

По тронному залу прокатился недоуменный шепот.

- Продолжай, мы достаточно заинтригованы, - король поднял руку, и наступила тишина.

- Несчастного плотника до полуночи оставили в покое, поэтому в девять, десять и одиннадцать вечера ничего не произошло. Это ноль.

- Светлейший Владыка принимает жертву с началом нового дня, согласно закона, ровно в полночь осквернитель получил искупительные муки,- начал было Хранитель Веры.

- Искупительные? - неожиданно прервал оппонента Верховный Мудрец, - в час ночи несчастного опустили в ледяную воду, в два – хлестали плетью, а в три – он болтался над углями, вздернутый на дыбу.

- Ничего нового, - усмехнулся Хранитель, - это обычный ритуал…

- Наказания подданных его величества, - выкрикнул старик, - в час ночи вулкан изверг мелкие раскаленные камни, один из которых ударил в спину хлебопашца, в два - новый выброс и еще одна жертва, а в три полыхающий булыжник упал на крышу дома. Пострадала целая семья.

- Девять человек? – прошептал Первый Рыцарь.

- Ты не только храбрый, но еще и проницательный воин, - поклонился советнику Верховный Мудрец, - якобы искупление вины безумца стоило королевству одиннадцати пострадавших крестьян.

- Не забывайся, старик. Даже благоволение повелителя не спасет от гнева Высочайшего Духовного Конгресса, - вскипел Главный Инквизитор, - обвиняя меня, помни о законе Светлейшего…

- Я помню, - усмехнулся Верховный Мудрец, - о том, что экстремизм веры страшнее войны с безумным северным королем. Ты не готов выслушать доводы, но уже готов лишить меня жизни?

- Остановитесь, - король встал и подошел к спорящим, - Главный Инквизитор, мы ценим твое усердие, но просим не забывать, что Верховный Мудрец не меньше заинтересован в благополучии нашего государства. Прошу уважать мнение друг друга, а сейчас – пожмите руки во имя Светлейшего Владыки.

Когда оппоненты успокоились, Повелитель Двенадцатый вернулся к трону:

- Так какая связь между страданиями безумца и пострадавшими крестьянами?

Несколько минут старик молчал, а затем, решившись, ответил:

- Пытки несчастного в нашем мире привели к тому, что измученный душевными муками, двойник начал действовать. Равновесие сохранилось, девять пострадавших крестьян у нас означают…

- Девять пострадавших в ином мире, - закончил король.

- Ваше величество, - к удивлению всех, к трону подошел обычно неразговорчивый Первый рыцарь, - помните трагедию, случившуюся месяц назад?

В наступившей тишине каждый вернулся в тот роковой день, когда лучший копьеносец армии зарубил свою семью и покончил с собой. Четыре души оставили этот мир, бросившись в объятия Светлейшего Владыки.

- Если верить услышанному, - продолжил воин, - то причина помешательства очевидна - за Стеной испугались безумца, приговорив его к смерти.

- Мы восхищены умом Первого рыцаря, и еще раз убедились в правильности назначения на столь высокий пост, - король кивнул, разрешая советнику вернуться на место, и вновь посмотрел на Верховного Мудреца:

- Что ты предлагаешь?

- Не уничтожать, а учиться читать и понимать знаки, подаваемые Стеной, - старик посмотрел на красное лицо Хранителя Веры и усмехнулся, - следует построить госпиталь для таких, как плотник, и лечить отравленные ядом души. Даже если это не удастся, мы сможем удержать двойников за Стеной от безумных поступков.

- Сколько времени их содержать? – выкрикнул Хранитель Веры, - месяц, год, десять?

- Пока они не будут полностью здоровы, либо не умрут своей смертью, - спокойно ответил Верховный Мудрец.

- Ты предлагаешь содержать за счёт казны ненормального, чтобы он прожил как можно дольше? - Главный Инквизитор ехидно рассмеялся, - узнав об этом, завтра половина королевства станет кривляться ради бесплатного пансиона.

- От того, что мы сохраним жизнь вестникам беды, государство не обеднеет, - отрезал старик, - для того и существует власть, чтобы…

- Ваше величество, - перебил Хранитель Веры, - к старости многие, даже самые великие умы, превращаются в безумцев. Не спорю, все, что было сказано, очень интересно, но следовать советам мудреца, пусть даже и Верховного, бессмысленно. В законе Светлейшего Владыки сказано – «и настигнет смерть любого, кто осквернит святое место».

- Остановись!

Но, не обращая внимания на предупреждающий крик, Главный Инквизитор подскочил к арестованному и ударом меча прекратил муки несчастного, бывшего когда-то лучшим плотником королевства.

- Что ты наделал, - схватился за голову старик.

- Где обещанные беды и страдания, где языки пламени, рвущиеся сквозь Стену? - рассмеялся Хранитель Веры, - посмотри в окно, Верховный Мудрец, солнце продолжает сиять, как и прежде. Ваше величество, согласитесь, что я…

- Повелитель, - в тронный зал поклоном вошел запыленный гонец, - армия северного короля вторглась в пределы нашего государства.

В наступившей тишине прозвучал спокойный голос Верховного Мудреца:

- Равновесие сохранится в любом случае.

- Что ты хочешь этим сказать? - спросил король.

- Мы потеряем столько воинов, сколько погибло за Стеной, - вздохнул советник, - потому что, казнив плотника, мы заставили двойника убить себя и, возможно, еще…

***

-… человек. Общее число потерь в результате взрыва смертника, по самым осторожным оценкам, составляет около тридцати погибших и более четырехсот раненых. Пока ни одна из известных группировок не взяла на себя ответственность за происшедшее.

По сообщениям полиции, личность террориста установлена. Именно он вчера устроил беспорядочную стрельбу у торгового центра, ранив девять человек, а затем, воспользовавшись паникой, скрылся.

Это уже третий случай атак на мирное население. Буквально месяц назад была расстреляна семейная пара с ребенком. Преступник, личность которого установить не удалось, покончил с собой во время задержания.

В городе объявлен красный уровень террористической угрозы.

Мы будем держать вас в курсе событий.

Автор - Андрей Авдей