Странник

В королевстве Семи гор наступил новый день. Нежные солнечные лучи осторожно пригладили колосившиеся хлеба, ждущие покоса травы и добродушно бурлящую реку.
Это был настоящий рай на земле. Жирные черноземы дарили богатые урожаи, сады ломились от фруктов, а ухоженный домашний скот невозмутимо и с достоинством пасся на заливных лугах.

Ничто не омрачало спокойную и размеренную жизнь королевства. Даже от непогоды оно были надежно защищено возвышавшимися Семью горами, а единственная дорога проходила между скалами Благоденствия и охранялась сотней храбрых воинов.

Правда, стража была скорее дань традициям, чем необходимость. Уже более тысячи лет на этих землях не лилась кровь. Ведь причины, пораждающие войны - алчность, жажда власти, богатства и славы, - остались в далеком прошлом

Деньги уже давно потеряли смысл, почет и уважение пришли на место славе, а власть была в руках Великого совета тридцати владык. Раз в год они собирались на холме Единения, где обсуждали, кому выделить земли взамен пропавших под вулканической лавой, кому – мастеровых для строительства мостов и дорог, а кому помочь с продовольствием из-за неурожая.

И пока короли совещались, их подданные сражались друг с другом ... на рингах, в лабораториях и мастерских за право называться лучшим ремесленником, ученым или спортсменом Тридцати земель.

Это действительно был настоящий рай.

Поэтому король Семигорий Девятнадцатый никак не мог поверить тому, что сообщил гонец. Вид оборванного, в кровавых лохмотьях гражданина был настолько невероятным, что молва о нем быстрее ветра разнеслась по долине. Подданные, предчувствуя что-то ужасное, медленно стекались к замку, ожидая сообщений глашатаев. Но те, замерев истуканами, молча стояли на ступеньках.

Тихо перешептываясь, жители рассказывали друг другу невероятные слухи об армии Черного царя, появившейся неизвестно откуда. О тысяче вооруженных до зубов всадников и об уничтоженном королевстве Звенящих вод.

- Этого не может быть, - усмехнулся плечистый кузнец, - им незачем воевать. Тридцать владык соберутся и укажут, где Черный царь может основать новое королевство. Зачем убивать? Это бессмысленно.
Остальные согласно кивали головами, изредка посматривая на глашатаев. Но те продолжали молчать.
***
- Ты говоришь, что Звенящих вод больше нет? – в третий раз спросил Семигорий Девятнадцатый.
- Да, повелитель, - склонился гонец.
- А подданные, что с ними, - подошел Главный мудрец.
- Убиты, все до одного, наши дома сожжены, а замок разрушен.
- Но зачем? - воскликнул Распорядитель угодий, - если Черному царю нужна земля, если его граждане изнывают от голода, Великий совет поможет.
- Ему не нужна помощь, - шепнул гонец.
- Что же он хочет, - удивился Семигорий.
- Все и всех.
Король покачал головой и посмотрел на собравшихся:
- Это безумие.
- Посол Черного царя, - неожиданно объявил глашатай.

Все замолчали и повернулись к отрывшимся дверям. В тронный зал, громыхая воронеными доспехами, вошел среднего роста крепкий мужчина. На его лице блуждала презрительная ухмылка, а взгляд был настолько пронзительным, что вздрогнул даже невозмутимый Главный охотник.

Остановившись перед королем, посол достал свиток и, развернув, хрипло начал:
- Я, Гладиус, сотник ударной кавалерии Черного царя, послан моим господином к тебе Семигорий Девятнадцатый, с приказом сдаться…
- Как ты смеешь! - вскочил король.
- … без боя. Повелитель не только могуч, бесстрашен и безжалостен, он также и милосерден к тем, кто не поднимет оружие. Армия уже в ста километрах от Семи гор. Поэтому Черный царь тебе дарует три дня на то, чтобы освободить замок и приготовиться к встрече своего нового господина на границе королевства, стоя на коленях с белым флагом.

- Ты забываешься, - вскипел Главный охотник, - перед тобой король.
- Пока король, - криво усмехнулся сотник, - если воля повелителя не будет исполнена, вы умрете.
- Наши воины, - начал было Главный мудрец.

- Жалкая кучка растолстевших крестьян с луками, - расхохотался Гладиус, - моя сотня разнесет их в пух и прах, не остановившись. Если против Черного царя выступят даже все без исключения подданные, вы обречены. Армия моего владыки – это тысяча всадников, закаленных в боях и не знающих пощады. Звенящие воды были сметены в назидание остальным. Поэтому только им была дарована легкая смерть.

- Если я приму условия твоего царя, - тихо начал Семигорий.
- Станете рабами, но живыми, - перебил посол, - иначе будете умирать долго.
Гладиус прикрыл глаза и с наслаждением повторил:
- Очень долго.
***
- Это безумие.
- Мы должны сражаться.
- Лучше погибнуть!
- Надо созвать Великий совет!

Семигорий поднял руку, и в зале наступила тишина.
- Мы бессильны против армии Черного царя, наши граждане – ремесленники и хлебопашцы, а не воины. Имеем ли мы право обрекать их на мучительную смерть?
- Но…, - начал Главный мудрец.
Король движением кисти остановил советника:
- Выбор невелик: рабство или могила. Хотя сомневаюсь, что наши растерзанные тела кто-то похоронит.
- Семь гор и все Тридцать земель может спасти только чудо, - прошептал Главный охотник.
- Посланник к королю, - возвестил глашатай, распахнув двери.

В зал вошел молодой высокий мужчина в черном балахоне. Запыленные сапоги говорили о том, что он проделал долгий путь, а торчащие из котомки крюки – что гость был знаком и с горными тропами. Остановившись у трона, посетитель откинул капюшон и поклонился.

Семигорий с интересом рассматривал неожиданного гостя. Явно не местный, в Тридцати землях никто так не одевался. Короткие светлые волосы давно забыли или вообще не знали, что такое расческа. Бледное лицо пересекали несколько свежих царапин, а правая рука была наспех перемотана грязной тряпицей.

- Я вижу, ты пришел за помощью, - начал король, - в наших землях никогда не отказывали просящим. Тебя накормят, лекарь осмотрит раны, а потом уходи. Через три дня, возможно, здесь не останется ничего, и я не хочу, чтобы на моей совести лежала еще одна невинно загубленная душа.
Мужчина улыбнулся:
- Ваше величество, я пришел не просить помощи, я пришел помочь.
- Как твое имя, чужеземец? – тихо спросил Главный мудрец.
- Странник, - поклонился гость.
***
Жители Семи гор с удивлением смотрели, как по ступеням неторопливо спускался король, что-то оживленно обсуждая со Странником.
- Армия Черного царя сильна и непобедима.
- В этом его слабость, ваше величество. Надменно смотрящий вверх может расшибить голову, просто споткнувшись.
- Они беспощадны. Звенящие ручьи…
Вместо ответа Странник протянул руку. Через секунду по ней ползала божья коровка:
- Повелитель, как ты думаешь, смерть этого насекомого может что-то изменить?
- Наверное, нет, - пожал плечами Семигорий, - что такое гибель крохотного создания в сравнении с гибелью королевства.
- Ты ошибаешься, - мужчина слегка тряхнул рукой, и божья коровка, расправив крылья, продолжила свой полет, - наводнение начинается с лишней капли. Звенящие воды – та самая лишняя капля, которая заставит реку выйти из берегов.
- Ты молод годами, но мудр, - улыбнулся Семигорий, - я и мои подданные в твоем полном распоряжении.
***
В королевстве Семи гор уже трижды наступал новый день. Но жителям было некогда любоваться восходами, и наслаждаться пением птиц. Стук молотков в кузницах и топоров в лесу, тихий скрежет лопат, шорох высыпаемой земли не прекращался даже ночью.

Мужчины и женщины, дети и старики готовились к битве. Проход между скал Благоденствия был перекрыт насыпанным валом земли, густо утыканным заостренными кольями. У груд камней ожидали своего часа небольшие катапульты.

Сам же Странник в полукилометре от вала командовал сотней мужчин, которые, что-то организованно бросали вперед.
***
Наступил четвертый, решающий день.
Стоя на валу вместе со Странником, король внимательно смотрел осматривал поле будущей битвы:
- Я не вижу ничего, кроме местами притоптанной травы.
- Они тоже не увидят, - улыбнулся мужчина, - четыре глубоких рва шириною в пять метров.
- Волчьи ямы со вбитыми на дне кольями, - понимающе кивнул Семигорий, - только всю тысячу это вряд ли остановит.
- Ты прав, - согласился Странник, - остальных остановит чеснок.
( Чеснок – четыре металлических заостренных штыря длиной около 5 см. Концы штырей соответствовали вершинам правильного тетраэдра. Одно из самых эффективных оружий против конницы – авт.).

- Если я не ошибаюсь, - король удивленно рассматривал протянутую металлическую «рогульку», - ими усыпана земля после второго, третьего и четвертого рвов…
- После первого ничего нет, - кивнул Странник, - Черный царь атакует, разгоняя конницу и сметая все на пути. Они не привыкли встречать сопротивление и нести потери. Поэтому увидев, как первый ряд исчезнет в яме, остальные рассвирепеют, еще больше пришпоривая лошадей.
- Их слабость в их силе.
- Да, когда кавалерия перейдет в галоп, её будет невозможно остановить и повернуть обратно.
- Ваше величество, идут, - подбежал Главный охотник.

Далекий гул становился все громче и громче. Казалось, даже неподвижные горы задрожали от равномерной поступи тысяч лошадиных копыт. Вот уже стали видны черные знамена, гордо развевавшиеся над головами всадников.
- Идут, - зачем-то повторил Семигорий.
Конница остановилась примерно в километре от скал Благоденствия. Слышалось ржание лошадей, приглушенные звуки команд.
- Чего они ждут?
- Белого флага, - ответил Странник.
- Подать знамя!
И король гордо поднял синее полотно с вышитыми золотом очертаниями семи гор.

Словно в ответ вражеская конница расступилась, пропуская огромного всадника в отливающих на солнце черных доспехах. Несколько минут он внимательно смотрел на вал, вероятно, не поверив своим глазам, а затем махнул рукой.
- Черный царь? – спросил Семигорий.
Странник молча кивнул и повернулся к катапультам:
- Приготовиться.

Подчиняясь безмолвным командам, кавалерия тронулась вперед, переходя на рысь. Ржание лошадей и стук копыт становились громче, кони уже мчались галопом. Вот первые ряды ворвались в проход, закрыв поднятой пылью восходящее солнце.

Казалось, это сияющая воронеными доспехами смерть, уверенная в собственной непобедимости, разогналась для решающего удара по глупым непокорным людишкам, посмевшим воспротивиться воле Черного царя. Который, подняв меч, летел впереди, приближаясь к первому рву.
Сто метров. Пятьдесят. Десять!

Семигорий затаил дыхание, но… Огромный конь, заржав, взлетел, перескочив замаскированную яму.
Следую примеру, всадники один за другим перепрыгивали ловушку.
Вторая яма.
Прыжок. И…

Скалы задрожали от страшного рева лошадей. Металлические штыри без жалости пробивали копыта и рухнувших на землю коней. Задние ряды, не в силах остановится, мчались вперед, дробя головы тем, кто пытался выбраться.
- Катапульты! – Странник поднял руку, - огонь!

Град камней обрушился на головы приближавшихся всадников. Прорывавшиеся вперед исчезали в ямах, корчились под упавшими лошадьми и умирали от ударов. Ржание, крики и проклятия, все слилось в единую симфонию ужаса и смерти, которую, затаив дыхание, слушали жители Семигорья.

Но Черный царь, словно заговоренный, неумолимо приближался к валу. Вот он с торжествующим криком взмахнул мечом и рухнул, захлебнувшись кровью.
- Это был последний камень, - сказал Странник.

Вместо ответа король посмотрел на подданных, а затем, повернувшись к мужчине, низко склонил голову. В едином порыве, следуя за повелителем, семигорцы опустились на колени.
***
- Он твой по праву, - Семигорий подвел Странника к трону, - я с гордостью уступаю его тому, кто спас королевство и все Тридцать земель.
- Нет, - покачал головой мужчина, - я пришел к тебе не за этим. Так распорядилась судьба. Мне пора.
- Ты уходишь? – удивился король, - но почему?
- У каждого своя судьба, - ответил Странник, - вы научились защищаться, а я должен идти дальше. Наша вселенная бесконечна, и в ней тысячи миров, которые нуждаются в помощи.
- Один на тысячи? - удивился Семигорий.
- Нас много, - улыбнулся гость, - прости, но мне действительно пора.
- Подожди, - король махнул кому-то рукой, - я не могу тебя удержать силой, но и ты не можешь отказать в моей просьбе.
***
По улице, сидя на прекрасном белоснежном жеребце, ехал Странник. Иногда он что-то говорил Семигорию Девятнадцатому, который шел рядом, ведя коня. Стоявие по обеим сторонам жители молча склоняли голову перед спасителем королевства. Кто-то махал рукой, кто- грустно улыбался…
***
… а кто-то просто отворачивался, будто стесняясь смотреть на мальчишку лет десяти, крепко пристегнутого к инвалидной коляске. Короткие светлые волосы торчали во все стороны, словно давно забыли или вообще не знали, что такое расческа. Бледное лицо пересекали несколько свежих царапин, а правая рука была аккуратно перебинтована.

По блуждающей улыбке и затуманенному взгляду можно было догадаться, что мальчик тяжело болен не только физически. И лишь молодой женщине, толкавшей коляску, иногда казалось, что на самом деле её сын – это Странник, бродящий по вселенной в поисках миров, которым нужна помощь.

Автор - Андрей Авдей
Источник-https://vk.com/four_ls