Воробьиные истории

МАЛЕНЬКИЙ МИР

Солнце катилось к закату, летний воздух благоухал запахами нагретой земли, скошенного сена и зреющих яблок, Красавец скворец, сидя на ветке, задумчиво клевал вишню, недовольно косясь на тройку хулиганистых воробьёв, плескавшихся в дорожной пыли. Стрекозы, трепеща крыльями, неспешно кружились над огородом, свысока поглядывая на сопевших муравьев, тащивших в только им известном направлении вяло сопротивляющуюся гусеницу.

Разморенная жарой природа ждала прихода ночи и освежающей прохлады, казалось, даже ветер лениво и нехотя изредка подгонял напоенный ароматами тягучий воздух. Наступал тихий летний вечер…

- ААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААА, - громкий девичий крик разметал по углам умиротворённую тишину.

Красавец скворец поперхнулся кусочком вишни и нервно закашлялся. Тройка воробьёв на секунду прервала своё занятие, переглянулась и что-то громко прочирикав, бухнулась в дорожную пыль с новой силой.

- Мама, змея!
Полный ужаса вопль был такой силы, что гусеница забыла о своей лени и со скоростью эсминца сиганула в густую траву, по пути сбрасывая с себя нахальных тружеников муравейника.

- ААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААА! Она ползёт на меня!
Стрекозы рухнули прямо на муравьёв, ничуть не удивившихся неожиданному повороту событий и с тем же сопением потащивших трепыхающиеся крылатые тельца в только им известном направлении.

Тройка воробьёв прервала своё занятие и, вылетев из дорожной пыли, уселась на заборе, с заинтересованным чириканьем рассматривая стоящую на табуретке перепуганную девушку.

Красавец скворец в конце концов прокашлялся и недоуменным взглядом проводил здоровую жабу, которая метровыми прыжкам неслась в сторону открытой калитки.

Мелькнувший между ножками табуретки змеиный хвост не заметил никто.

***
На лесной поляне было шумно: красавец скворец, сидя на нагретом камне, высокомерно поглядывал по сторонам, толстая гусеница, опасливо косясь на муравьёв, устраивалась на валявшейся посреди полянки деревяшке. Стрекозы, вяло трепеща обкусанными крыльями, елозили на ветке орешника. На пне задумчиво свернулся кольцом огромный уж, а невдалеке от него, уставившись в одну точку, сидела здоровая жаба. Тройка воробьев со свистом гоняла по стволу берёзы раздражённо сопящих муравьев.

Из кустов медленно вышел старый ворон. Вылетевшая вслед за ним сорока громко прокричала:
- Встать, суд идёт!
Наступила тишина. Ворон, громко прокашлявшись, повернулся в сторону выжидающе смотревших на него посетителей поляны:
- Можете садиться. Судебное заседание объявляю открытым. Секретарю объявить повестку.

- Слушаетсяделоонарушениизаконалесногохозяйстваот пятнадцатогосентябряоченодавнегогодавчастинесоблюденияправилсовместногонахождениярядомслюдьми…, - затараторила было сорока.

- Валентина, - ворон недовольно поморщился, - лучше ведите протокол, помощник секретаря, вам слово.

Скворец вспорхнул с нагретого камня и приземлился в центре поляны. Тщательно прокашлявшись, он нацепил на клюв пенсне и принял из крыльев ворона кусочек коры.

- Эй, сдуйся, сердце посадишь, - воробьи ехидно зачирикали.

- Требую проявлять уважение к суду, - ворон раздражённо каркнул, - иначе на заседание будет вызван конвой, всем ясно? Начинайте, господин помощник.

- Слушается дело о нарушении закона лесного хозяйства от пятнадцатого сентября очень давнего года в части несоблюдения правил совместного нахождения рядом с людьми, - начал скворец, - обвиняемым по делу выступает уж Михалыч, потерпевшей помимо человека – жаба Авдотья. Заседание суда открытое, свободное посещение не имеющими к делу отношения жителями малого мира не возбраняется.

- Забродившая черника, покупайте забродившую чернику, выдержанную целый день на палящем солнце под нежными листочками мяты по старинным рецептам, - из кустов, пошатываясь и икая, выползла всклокоченная белка с лукошком.

- Лохматая, а ты чё не замужем? Пара черник и любой мужик с тобой навеки, только каждый день ягоды ему давай, иначе по трезвяни как глянет на твою пачку, так или обделается и сбежит, или сбежит, по пути обделываясь, - громкое чириканье превратилось в хохот.

- Прекратить! - хриплое карканье перекрыло нарастающий гул оживления на полянке, - конвой, в ружьё, обеспечьте порядок, помощник, вызовите ОМОН, пусть удалит нарушителя.
На поляну ровным строем вышли два десятка дятлов.

- Пацаны, а вот и охрана, эти никого не пропустят, задолбают любого покруче пьяной тёщи, – тройка воробьёв, ехидно чирикая, крутила на крылышках по три пера с выступающим средним в сторону безмолвно застывших дятлов.

- Воробьям последнее предупреждение, охрана, взять их под особое наблюдение, - карканье заглушило и воробьиный гогот, и чеканный шаг окруживших их дятлов, - где ОМОН, в конце концов?

Из ниоткуда вынырнул филин и, подхватив икающую белку, скрылся в лесной чаще.
- Белка Снежанна за нарушение общественного порядка приговаривается к двум дням исправительных работ по очистке от плесени и трутовиков бобровой плотины на шестом ручье, секретарь, отправьте посыльного ОМОНУ, а теперь продолжайте, помощник, - ворон устало обмахнулся крылом.
Вслед за филином безмолвно взмыл стриж, а скворец, поправив пенсне, продолжил:

- Вызываются уж Михалыч и жаба Авдотья.
- Михалыч, ну как так, мы же давно договорились, - ворон возмущенно дёрнул хвостом, - зачем нападать на Авдотью, да ещё и в запрещённом месте, ты совсем из ума выжил?

- Чешуйчатый трубопровод, как кое-что, всегда встаёт, увидит жабу - прям как штык, а жабе, ясен пень, кирдык, - из-за застывшего дятла высунулось три нахальных воробьиных клюва.
- Моё терпение лопнуло, помощник, вызывайте ОМОН, три группы, на суде злостные нарушители.
- Всё-всё-всё, дяденька, мы будем молчать, честно – пречестно, - от неожиданно детских голосков хулиганов улыбнулись даже невозмутимые дятлы, - только не надо ОМОН, потому что когда мы слышим ОМОН, то сразу писаем, потом видим ОМОН и не только писаем, а...

- Взять под стражу! После заседания этапировать к лисе в нору временной изоляции на сутки, а затем на неделю к сойке чистить выгребные дупла для транзитных птиц. Ещё одно слово – вы у меня год сухие листья на берёзе отклёвывать будете. Последний раз предупреждаю – без моей команды клювами не щёлкать! – ворон раздраженно встал перед мелкими гопниками, - вы поняли?

Звенящая тишина была ответом, даже муравьи на березе перестали переминаться с лапки на лапку.
- Вот так то лучше, итак, продолжим. Михалыч, ты помнишь закон – не показываться людям, и Авдотья тебе чем не угодила, зачем понадобилось её пугать?

- Ну дык это, - уж смущённо вытянулся, - ить она как прыгнет, аки пава болотная, гляну на её лапки задние мясистые да морду тупую, прям молодость шаловливая вспоминается.
- Ишь, о чем размечтался, охальник старый, - жаба неожиданно вышла из оцепенения, - я те дам… Что? Морду тупую, да я ща, да и.. на…… в…..
- Авдотья, - предостерегающе каркнул ворон.
- Батюшка, помилуй, ведь этот развратник старый как языком своим похабным по спине прошёлся, мурашки сразу по спине побежали и сейчас ещё бегают, - жаба возмущённо подпрыгнула на месте.
- Попросим без намёков, - засопели муравьи, - нам по жабьим спинам без нужды носиться смысла нет, прилипаем.
- Воробьи, что-то хотите добавить? – ворон удивлённо повернулся к постоянным возмутителям спокойствия.
- Да, господин судья, у нас вопрос – почему за эротические воспоминания юности старой жабы и древнего ужа воробьи должны отхожие дупла чистить?

- Ещё один такой вопрос и срок продлю на неделю.
- Это произвол и попытка заглушить свободу чириканья, мы будем обращаться в опушкинский суд по правам тварей мелкотравчатых, - возмущённо загалдели воробьи. – А ты, шланг с виагрой, - воробьи дружно повернулись к удивлённому ужу, - не отмоешься от наших возмущений, как откинемся, днями в болоте отмокать будешь!
- Месяц норы и два месяца исправительных работ на выгребных дуплах, где лиса? - ворон в ярости развёл крылья в стороны, - охрана, уведите.
Дятлы, козырнув, пинками и клювами погнали тройку галдящих хулиганов в сторону лисицы, жеманно вышедшей из зарослей ежевики.
- А теперь внимание, - ворон вздернул голову, - слово предоставляется представителю мира больших. Напоминаю, что его вердикт окончательный и обжалованию не подлежит. Прошу вас, ваше благородие.

Под тихое гудение на полянку вышел олень.
- Сегодня в завтрашний день не все могут смотреть, - начал он, гордо тряхнув рогами. - Вернее смотреть могут не только лишь все, мало кто может это делать. Да, вот так. А для решения здесь надо два заместителя, четыре из которых месяц не работают, и которых назначить невозможно. Не знаю, почему. Ага. Если воробей раскрыл клюв, то есть, четкое, он сказал во всех то, что он сказал во всех. И те воробьи, которые… Вооооооот. Есть очень много по этому поводу точек зрения. Я четко придерживаюсь и четко понимаю, что те проявления, если вы уже так ребром ставите вопрос, что якобы мы категорично.

- Я понял только слово воробей, - тихо прошептал скворец.
- Как вы все услышали, - ворон старательно сдерживал клюв от вырывавшегося хохота, - представитель мира больших ещё раз предупредил о неукоснительном соблюдении закона и запрете любых активных действий на территории людей. Основываясь на решении больших и властью, данной мне, объявляю Михалычу предупреждение и запрещаю ближе семи метров приближаться к участку, на котором живёт пострадавшая девушка. Решение суда окончательно и обжалованию не подлежит, заседание окончено, все свободны.
Через несколько минут поляна опустела.

- Ну и дела, - ворон в изнеможении опустился на пень, - мелкие наглеют, большие тупеют, куда мы только катимся. Пойти, что ли, проведать этих малорослых хулиганов, подкинуть им пару личинок, чтобы не обижались на меня?
И в наступившей темноте раздался шелест крыльев….

***
Солнце катилось к закату, воздух благоухал запахами нагретой земли, скошенного сена и зреющих яблок,

Стрекозы, трепеща крыльями, неспешно кружились над огородом, свысока поглядывая на сосредоточенно сопящих муравьев, которые тащили в только им известном направлении вяло сопротивляющуюся гусеницу.

Красавец скворец, сидя на ветке, задумчиво клевал вишню, недовольно косясь на тройку хулиганистых воробьёв, сидевших на заборе и возмущенно чирикающих. В семи метрах от забора старый уж грустным взглядом провожал здоровую жабу, прыгающую по огороду.

На лавке у дома девушка качала на руках глазастого малыша. На минуту ей послышалось, что непрерывное чириканье сложилось в слова «трубопровод, штык, кирдык».

- Показалось, наверное, - улыбнулась девушка и унесла малыша в дом.

РАСТУДЫТЬ ТВОЮ В ЕДРИТЬ

Солнце клонилось к закату. В лесном бору полным ходом кипела жизнь: мышь, ежесекундно оглядываясь, тащила в норку пучок уворованных с поля колосьев. Лихой поползень, попискивая, елозил вверх - вниз по наклонённому стволу сосны, два дятла сосредоточенно долбили с двух сторон трухлявую ель. Взлохмаченная белка неторопливо утрамбовывала орешки в дупле, а тройка хулиганистых воробьев играла со стрижом в салки.
В общем, каждый был занят своим делом: от крохотного жучка, опс, мгновенно склёванного одним из воробьёв, до лося, лениво жевавшего траву на опушке и снисходительно смотревшего, как трое медвежат безуспешно штурмуют огромный валун, на котором, выкатив пузо вверх, развалился их папаша. Ничто не предвещало беды, как вдруг…

- Растудыть твою в едрить!
Мышка замерла, крепко сжимая в лапках драгоценные колосья. Лихой поползень неудачно затормозил и клювом воткнулся в сучок. Взлохмаченная белка, хмыкнув, воровато оглянулась и пнула под хвост только присевшего отдышаться на веточке стрижа. Два дятла ещё сосредоточеннее стали долбить с двух сторон трухлявую ель.
Тройка хулиганистых воробьёв на бреющем полете пронеслась над головой ошалевшего ужа, непонятно откуда появившегося в нашем рассказе. Лось прекратил жевать и с недоумением посмотрел на медведя, тот ответил тем же взглядом. Медвежатам было по фигу – они штурмовали валун.

- Растудыть твою в едрить!
Мимо на бешеной скорости пробежала лиса, пушистым хвостом сбив перепуганную и уже попрощавшуюся с жизнью мышку. Ошалевшая серая страдалица, пискнув «твою ж мать», ещё крепче прижала к себе колоски и вприпрыжку стартанула в сторону норки. Лихой поползень наконец-то выдернул клювик из сучка и, не удержавшись, рухнул вниз прямо на бурю эмоций от встречи с лисой, оставленную несчастной мышкой. В сторону норки полетел забористый птичий мат.

Взлохмаченная белка, свесившись вниз, высматривала место падения стрижа, а тот, недобро прищурившись, сидел на соседнем дереве и, судя по ехидно открытому клюву, готовился взять реванш. Два дятла со скоростью вибратора на новых батарейках хвостали своими клювами несчастную ель, сквозь скрипы которой слышалась фраза «да когда же я сдохну». Несчастный, обделанный хулиганистыми воробьями по всей длине, уж, стыдливо оглядываясь, непонятно куда исчез из нашего рассказа.

Сами воробьи на удивление синхронно покинули зону видимости, возможно, задумав новую пакость. Тем более, что вместо обоср.., простите, грязного ужа, появился задумчивый ежик. Откуда он взялся, сказать не берусь, но согласитесь, что нежданный ежик в лесу гораздо приятнее, чем бородатая тётка (или мужик, или тетко-мужик, или мужико-тётка, в общем, вы меня запутали) на Евровидении. Колючий персонаж направлялся в сторону норки, где лихой поползень наконец-то сумел очиститься от жутких мышиных воспоминаний. Лось неловко переступил ногами и мотнул рогами в сторону медведя, тот ответил смущённым пуком. Медвежатам было по фигу – они штурмовали валун.

- Растудыть твою в едрить!
Белка опасно накренилась и стриж с криком «банзай» реактивным снарядом слетел с ветки, рассчитанная им траектория была безупречна и беличьи кисточки на ушах уже практически однозначно были бы пострижены, однако случилось незапланированное но. Это тройное, нахальное, хулиганистое но неожиданно выпорхнуло из- под дупла и самую малость изменило маршрут полёта.

Белка впервые в жизни ощутила, как больно, когда ставят клизму, а стриж – как обидно, когда нельзя отматериться, воробьи же с невинным видом стали сторонними зрителями.

В итоге, местный, так сказать, вариант энгри бёрдс с громким визгом рухнул прямо под хвост очистившемуся поползню. Получив неожиданное ускорение, уже порядком заколебавшийся от всего пережитого поползень влетел в мышиную норку. Как оказалось, гостей там не ждали и начавшаяся возня, сопровождавшаяся выбросами пыли и выкриками «с какого х..», «да ты оп…», «милый, я всё объясню» очень заинтересовала тройку хулиганистых воробьёв, которые расселись на ветке и в ожидании захихикали.

В это время белка, не зная как избавиться от добровольного проктолога, решила тихо переждать всё более динамично развивающийся поток событий. В принципе, стриж был с ней согласен. Тем более, что лосиное копыто в паре сантиметров от правого крыла уже не виделось самой большой проблемой. С где-то даже неприличным звуком из норки вылетел взъерошенный поползень и, прохрипев «ах ты ж, с…вета», …вновь бросился в норку. Два дятла с удивлением смотрели друг на друга сквозь несчастную ель, самой ели, казалось, всё стало глубоко до сиреневой звезды.

Лось, недоуменно склонив голову и посмотрев на экшн, развернувшийся у его правого копыта, тихонько промычал что-то неразборчивое и нерешительно шагнул в сторону медведя. Тот, пробормотав эксьюзь ми, пардон, данке шен, не касаясь земли, вскочил в заросли ежевики, откуда через минуту донеслись громкие звуки размышлений о будущем леса. Медвежатам было по фигу – они штурмовали валун.

- Растудыть твою в едрить!
Мексиканский сериал, разворачивающийся в норке, в конце концов, стал достоянием широкой публики. Публика сидела на соседнем дереве и громко чирикая, обсуждала происходящее. Первым выскочил взлохмаченный поползень.

Оглянувшись вокруг и не найдя никого более подходящего для вымещения своей ярости, исстрадавшийся бедняга больно пнул в мордочку распластавшуюся белку. Та ойкнула и вздрогнула, стриж глухо вскрикнул, белка ещё громче ойкнула, стриж еще громче глухо вскрикнул, белка взвыла не своим голосом, стриж попытался взлететь. Белка заорала, воробьи от хохота посыпались вниз, стриж, затрепетал крыльями, как вентилятор, стараясь освободиться.

Так сказать, обратный ход местного энгри бердс дополнил наконец-то добравшийся до норки ежик. С абсолютно невозмутимым видом колючий клубок обошел динамично изменяющуюся скульптуру «стриж, торчащий в белке», неодобрительно покосился в сторону умирающих от хохота воробьев и заглянул в норку. А вот это было большой стратегической ошибкой. Бедная мышка, за последние полчаса пережившая встречу с лисой, визит ненормальной птицы и вопли ревности своего сожителя, о котором вы, возможно, узнаете позже, как Божий подарок восприняла чей-то любопытный носик, торчащий в прихожей.

В это время дятлы, насмотревшись друг на друга, приняли решение… о котором мы никогда не узнаем, потому что рассвирепевшая мышь, вероятно, вспомнив уроки рукопашного боя стиля «пьяный танк в балетной пачке», схватила за носик в незваного гостя, вытолкала того из своего домика, за последний час превратившегося в Казанский вокзал Москвы и, раскрутив, метнула вверх.

Ежик, конечно, иногда мечтал, глядя на звёздное небо, стать космонавтом, но в данном случае подобный поворот событий его немного смутил, тем более во время полёта ему пришлось столкнуться с двумя дятлами, которые, забыв о принятом решении, как кегли посыпались вниз.

Громкий хохот воробьёв заглушил звуки мыслей о будущем леса, всё ещё раздававшиеся из кустов ежевики.
Отмывшийся уж всё же решил посмотреть, чем закончится побоище у мышиной норки и тихо затаился под раздолбанной елью, как вдруг по обеим сторонам от него клювами в землю воткнулись дятлы. От неожиданности, в общем-то, добродушное змееподобное создание совершило прыжок, достойный Сергея Бубки, и мгновенно обвило левую ногу уже немного начинавшего нервничать лося.

Увидев, что к нему прицепилось, лось забыл о своей невозмутимости и с криком «мама», ломанулся в кусты ежевики, откуда после некоторого невнятного перепихивания уже дуэтом стали доноситься звуки мыслей о будущем леса.
Медвежатам было по фигу – они штурмовали валун.

- Растудыть твою в едрить!
Повторно и уже капитально обос…, простите, опять уделанный уж, прошипев «да пусть лучше мною помидоры подвязывают», вылетел из кустов и со скоростью экспресса Москва – Санкт Петербург уполз в одному ему известном направлении. Измученный стриж с громким чпоканьем, наконец-то, вырвался из белки и, не глядя по сторонам, тихо матерясь, пошёл в сторону до сих пор торчащих в земле дятлов. В принципе, абсолютно логичное решение, в конце концов, клювик необходимо было срочно почистить.

Белка, кряхтя, попыталась встать, не получилось, ещё раз попыталась, не получилось, наконец, собрав волю в кулак, она вскочила и с боевым кличем протянула свои лапы к мышке, которая, по честному, была вообще не при делах. Серая бедняга, в очередной раз попрощавшись с жизнью, с абсолютно безмятежным выражением на мордочке смотрела на приближающийся к ней беличий оскал. НО… Его не ждали, а он вернулся. Совершив полный цикл орбитального полёта, на космодром шмякнулся ежик. Как говорится, справедливость восторжествовала, а белке после пережитого была однозначно необходима иглотерапия.

Мышка с истинно буддистским спокойствием обошла место приземления лесного космического корабля и, не обращая внимания на беличьи вопли, двинулась в сторону ежевики. Через минуту оттуда раздалось тоненькое «а ну, дали место, бугаи», а в басовитый дуэт звуков мыслей о будущем леса вплелось нежное сопрано.
Тройка хулиганистых воробьёв уже захлёбывалась от истерического чирикания.

Лесная опушка напоминала поле боя: под елью, между до сих пор торчащих клювами в земле дятлов, обнявшись, сидели стриж и поползень. Судя по звукам, они пели что-то с использованием лексикона, запрещённого Государственной Думой России. Ежик, кряхтя, пытался отцепить от себя так некстати прилипшую белку, которая, судя по затуманенному взгляду, всё же познала нирвану от иглорефлексотерапии.

Где - то в деревушке, старый уж со стоическим спокойствием наблюдал, как подслеповатая старушка подвязывает им куст помидоров.
Из зарослей ежевики раздавалось мелодичное трио звуков мыслей о будущем. И только медвежатам было по фигу – они штурмовали валун.
ЛЮДИ, ПОЖАЛЕЙТЕ БРАТЬЕВ НАШИХ МЕНЬШИХ, ПОЖАЛУЙСТА, НЕ МАТЕРИТЕСЬ В ЛЕСУ!

Белочка

Полдень. Разморенная летней жарой природа посапывала под ласковыми солнечными лучами. В лесном бору, вокруг небольшой полянки, тихо и незаметно кипела жизнь. Слизень, задумчиво покачиваясь на стебельке, то ли о чем-то задумался, то ли медитировал, а, может, просто дрых. В принципе, было абсолютно невозможно определить, чем именно занят наш герой, которому история предоставила почётное право стать началом большого шухера.

С громким гудением взад-вперёд летал чем-то озадаченный огромный жук. Возле дуба, забавно фыркая, под ворохом прошлогодних листьев копошился ежик. Взлохмаченная белка, сидя на ветке и неторопливо щелкая орешки, неодобрительно поглядывала на полянку, где булькала разливаемая по пластиковым стаканам ароматная жидкость: бригада отмечала окончание трудовой недели.

Юркая мышь, с вожделением поглядывала на кусочек хлеба, которым только что занюхал один из работяг. Затаившись в траве, она выжидала удобного момента, чтобы, так сказать, провести некий элемент продразверстки у непрошенных гостей. Тем более, что сами гости, разморенные летним днём и алкоголем, сидели тихо, нарушая тишину лишь редким «Вздрогнем» или более частым «Разъедрить твою в тудыть…». Последнее относилось к тройке воробьев, с громким чириканьем и свистом пролетавших над головами расслабляющейся компании. Согласитесь, в атмосферу всеобщей нирваны воробьиное трио вносило некую нотку диссонанса, тем более, что вскоре к пернатым «забегам» присоединился стриж и полёты над полянкой участились.

Где-то рядом раздавался торопливый стук: два дятла, оттянув себя за хохолки и резко отпустив, со скоростью перфоратора долбили полусухую берёзу, которая только изредка поскрипывала, то ли от наслаждения, то ли от вселенского пофигизма.

Юркая мышь, проведя рекогносцировку местности и, убедившись, что мужикам в принципе не до неё, не дыша, цапнула вожделенное лакомство и, воровато оглянувшись, на цыпочках приступила к стадии «тактическое отступление».

«Вздрогнем».
Мышь вздрогнула, крепко прижав к себе добытый провиант. Она с ужасом смотрела, как огромная мозолистая ладонь елозит по пластиковой тарелке, пытаясь нащупать традиционный занюх.
«Это п…», - подумала бедняга.
«Это, п…, кто хлеб забрал!» - взревел мужик.

Звуковая волна подбросила огромного жука, который, войдя в штопор, зацепил стебелёк, с медитирующим пока еще главным героем повествования. Потревоженный стебель встряхнулся и отправил в полет надоевшего слизня, который, так уж получилось, рухнул в стакан с ароматной жидкостью.
«А водка-то паленая», - подумал бедняга, - «как бы…».

Что «как бы…» мы так никогда и не узнаем, потому что уже вошедший в крутое пике жук прервал нетрезвые размышления слизня, брякнувшись сверху. Возмущённое гудение быстро сменилось на что-то мелодичное, напоминающее бессмертное «напилась я пьяна». Потревоженная водка укрыла несчастных ласковой ароматной волной.

Юркая мышь, воспользовалась моментом и, посрамив всех мыслимых и немыслимых рекордсменов в беге с препятствиями, пулей понеслась к своей норке. Бедное создание задыхалось от быстрого бега …

«Разъедрить твою в тудыть…»
Огромная ладонь схватила стакан с двумя изрядно впитавшими в себя алкоголя жертвами и, размахнувшись, выплеснула содержимое в сторону. Жук и слизень, обрамленные сверкающими, как бриллиант, каплями, весело закружились над полянкой.

… Крохотный ротик открылся и прямо с неба в него полилась прозрачная пекущая жидкость. От неожиданности мышь замерла, глазки выпучились, а лапки непроизвольно уронили хлеб. Крохотное тельце накрыла горячая волна. Солнце засияло фиолетовым с оранжевыми прожилками, травы налились яркими красками и вот уже, нет, не мышка, а мышезавр, да, именно так, великий и могучий мышезавр, с презрением оглянувшись на крохотных людишек, медленно поднял с земли огромную буханку и, слегка покачиваясь, двинулся к своей пещере, где его с нетерпением ждала мышезавриха с мышезавренятами.

Итак, первой жертвой паленого алкоголя оказалась крохотная мышка, простите, гигантский мышезавр.

Следующие два уже знакомых нам и пьяных в зюзю летчика с полным безразличием ко всему окружающему, тихо парили в воздухе, изредка добавляя в него легкие нотки перегара. Жук на лету был склеван тройкой воробьёв во главе со стрижом, а растёкшийся слизень удачно приземлился прямо под нос уставшему копошиться ежику.

Который сильно удивился обновлённому сервису доставки блюд и с огромным удовольствием закусил. Хотя, если по справедливости, то выпил и закусил одновременно.

Время неторопливо отсчитывало последние секунды трезвой жизни у пернатых и колючего любителя слизней. Это понимала и взлохмаченная белка, ошарашенным взглядом созерцавшая динамично развивающийся экшн. Нервно сглотнув и, стараясь не дышать, она на цыпочках двинулась к дуплу, хвостом чуя, что если задержится хоть на минутку, то станет участницей какого-то необыкновенного действа.
Такое родное, уютное дупло было уже на расстоянии пары сантиметров…
- Хальт.
- Предъявите документы и права на машину.
- А вы верите в Бога?
Ехидное пьяненькое хихиканье, прерываемое икотой, намекнуло любительнице орешков о том, что мир перевернулся, причем несколько раз и в быстром темпе.

Три воробья, поддерживая друг друга, покачивались перед входом. Откуда они знали немецкий, Библию и работу ГИБДД, белка понять не успела, т.к. подкравшийся сзади стриж, видимо, припомнив старые обиды, ото всей души замахнулся и…

- Слушай, а что я в тебя такой влюблённый!
Стриж оглянулся и рухнул вниз.
Белка замерла, боясь даже представить, что творится у неё за спиной. А судя по тому, как мгновенно слиняли воробьи, сзади появилась проблема.
Проблема пыхтела и кряхтела, разгоняя алкогольным амбрэ пролетавших мимо комаров.
- Ну так что, ты меня салям – алейкум, детка?
Белка почувствовала, как покрывается инеем.
- Не тушуйся, красавица, я ведь, ик, ещё, ик, ай, бл…..
Рыжая аккуратно обернулась – никого. Боясь вздохнуть, она шагнула к дуплу.
- Куда, б… Стоять!
Неудавшийся герой любовник, натужно кряхтя, вновь заполз на ветку.
- От меня ещё никто не уходил.

Замерев в очередной раз, белка с тоской вспоминала счастливые времена, когда пинка под зад можно было получить только от стрижа. А сейчас…
Набравшись смелости, она обернулась.
Умильно шевеля носиком, к ней карабкался ежик.
- Уси пуси, моя мормулэточка.
Рыжая почувствовала, что седеет.

Вы спросите, как ежик мог забраться на дерево. Дело в том, что, к сожалению, этот вопрос учёными – зоологами детально не изучен, поэтому нам остаётся только гадать, какие скрытые резервы организма просыпаются в безобидных зверках и птичках под воздействием водки, тем более паленой.

Полуседая, покрытая инеем белка, не касаясь ветки, нырнула в спасительное дупло. Дрожа каждой шерстинкой, она с ужасом прислушивалась к призывному кряхтению снаружи: колючий придурок, выпучив красные с перепою глаза, неумолимо приближался. Несчастную могло спасти только чудо.

И оно произошло: раздался удар, ствол задрожал, еж замер, белка затихла. Ещё удар: ствол задрожал, еж икнул, белка поседела полностью. Третий удар и колючий ловелас, не удержавшись, рухнул вниз.
Где огромный мышезавр, махая палицей, лупил по дереву, требуя открыть пещеру. То, что родная норка была в метре левее, его не волновало. Ляпнувшийся рядом ежик тихо дернул лапками и затих. Мышезавр посмотрел на валяющийся колючий комок, зачем-то пару раз ткнул в него деревяшкой и выдав:
- Слышь, мобила есть, а если найду? - икнув, рухнул рядом.

Седая страдалица, глядя из дупла на развернувшееся действо внизу, только собралась вздохнуть с облегчением, как…
- Здравствуйте, я почтальон Печкин, принёс записку для вашего зайчика, – на ветке покачивался взъерошенный стриж.
Белка издала горловое рычание и скрипнула зубами, решив, вероятно, завязать с вегетарианством и стать плотоядной, тем более, что нахальная птица, размахивая крыльями перед самым носом, уже что-то орала про «вся власть крестьянам, земля рабочим, фабрики советам».

Злобно улыбнувшись, рыжая, простите, седая героиня нашего повествования протянула когтистые лапы к агитатору, как…
- Вы имеете право хранить молчание. Всё, что вы скажете, может и будет использовано против вас в суде. Ваш адвокат может присутствовать при допросе. Если вы не можете оплатить услуги адвоката, он будет предоставлен вам государством. Понимаете ли вы суть всего сказанного? - нетрезво прочирикало из-под хвоста.

Кто бы сомневался, воробьиная компания решила далеко не улетать и спряталась в самом безопасном месте, логично предположив, что, в крайнем случае – улететь всегда можно, а здесь хоть и страшно, но интересно.
Уже в полупрединфарктном состоянии, в очередной раз напуганная, измочаленная белка молча выпорхнула из дупла, сбив хвостом неугомонного стрижа, и, сигая с дерева на дерево, перелетела через полянку. Там, пинками растолкав остановившихся передохнуть дятлов, молча уселась на ветке полусухой берёзы.
***
Полдень. Разморенная летней жарой природа посапывала под ласковыми солнечными лучами. В лесном бору, вокруг небольшой полянки, тихо и незаметно кипела жизнь. Слизень задумчиво переваривался в желудке похрапывающего ежика, развалившегося под деревом. Рядом, обняв палочку, сопела мышь. По кусочку хлеба с тихим шелестом бегали вездесущие муравьи.

В дупле вяло копошились три воробья и стриж. Изредка оттуда доносилось нестройное «заходите, девки, в стойло».

А на ветке полусухой берёзы, задумчиво жуя кору, сидела седая белка и с ненавистью смотрела, как расположившиеся на полянке гости в очередной раз разливают по пластиковым стаканам ароматную жидкость: бригада отмечала окончание трудовой недели.
Разморенные летним днём и алкоголем, мужики сидели молча, нарушая тишину лишь редким «Вздрогнем».
- Ну что, ж, я вам вздрогну, - беличьи глаза с ненавистью сощурились, - я вам так вздрогну, что от страха заикаться станете.
И злобно захохотав, она ускакала по веткам вглубь леса.

С тех пор к тем, кто любит выпить, да ещё и без меры, может зайти в гости хмурая седая белка. Она расскажет о том, как её на ветке домогался ежик, что воробьи ругаются на немецком и завербованы свидетелями Иеговы. Сделав огромные глаза, зловещим шепотом она поведает, что стриж – это реинкарнация Ленина, а бешеная мышь на раз сломает любое дерево.
В народе это так и называют – «пришла белочка».

САНКЦИИ

Полянка была заполнена до отказа: в центре, на огромном поваленном дубе гордо восседал белоголовый орлан, рядом, нервно подёргивая хвостом, ему на ухо что-то шептала жирная дикая утка. Птица секретарь с удовольствием огляделась вокруг. Все окрестные деревья были заполнены пернатой мелочью.

Гвалт стоял невообразимый, однако даже сквозь него прорывалось задорное чириканье – тройка хулиганистых воробьёв, сидя на берёзе, о чем-то увлеченно болтала с элегантным скворцом в сдвинутой на бок конфедератке и сойкой в лихо заломленном берете с помпоном. Через минуту к компании присоединился дрозд в каске. О чем они говорили, услышать было невозможно, но секретарь почувствовала, что от этой компании следует ожидать проблем.

Рядом с поваленным дубом стоял лось, между ногами которого беспрерывно шнырял взад – вперёд огромный кабан. Маленькие глазки с удовольствием смотрели, как центр полянки заполнялся важными гостями: вот в переднем ряду деловито отряхиваясь, появилась куница, за ней – бобёр в компании с надменно вышагивающим петухом, неторопливо подходили лев, корова, волк. Гостей становилось всё больше и больше, и тут кабан недобро сощурился: из зарослей ежевики тяжёлой поступью вышел медведь. Не обращая внимания на злобное хрюканье, косолапый деловито поправил нагретый солнцем камень, согнал с него нагло развалившуюся сороку и уселся, устремив немигающий взгляд на утку.

Трое хулиганистых воробьёв, скворец, сойка и дрозд, не обращая внимания, продолжали увлечённо беседовать, лихой берет был уже на голове одного из серых хулиганов, панибратски обнявшего смущённо опустившую глазки собеседницу.

Секретарь вопросительно посмотрела на орлана, тот великодушно кивнул головой.
- Внимание, - раздалось из расставленных по периметру раковин, - мы рады приветствовать вас на внеочередном заседании совета жителей большого и малого мира. Как вы успели заметить, кроме руководителей лесов разрешено присутствовать и простым обитателям, ещё раз от лица руководства совета сердечно вас приветствую, - секретарь приветливо махнула крылом в сторону облепленных деревьев.

Хлопанье крыльев, клекот и прочее разноголосие заполнили поляну.
- А сейчас прошу тишины. С огромной радостью хочу сообщить, что сегодня нас посетил представитель далёкого заокеанского леса господин белоголовый орлан.
Под приветственные выкрики гость надменно склонил голову.

Трое хулиганистых воробьёв со своими новыми знакомыми, мельком глянув в сторону поваленного дуба, демонстративно повернулись хвостами и продолжили беседу. Каска дрозда переместилась на голову одного из трёх смутьянов, при этом дрозд нервно пытался занюхать что-то своим крылом, а скворец смущенно икнул.

- Итак. В совет поступила информация о незаконных посещениях одного из лесов зверями из дубравы. Предлагаем выслушать хозяина несчастного леса и, с позволения нашего высокого заокеанского гостя, принять решение о применении самых жёстких санкций к нарушителю. Господин кабан, просим.

Кабан вынырнул из-под ног неподвижно стоящего лося, подбежал к президиуму, что-то хрюкнул в ухо дикой утке и заискивающе поклонился орлану.
- Дорогие братья, пришёл я к вам со страшной новостью, из соседней дубравы без просу к нам приходят злобные дятлы и волки, куницы и лисы....

Уже знакомая нам компания, по очереди отхлёбывая из пущенной по кругу каски, заинтересованно прислушалась.
- .......А еще ядовитые гадюки...

Скворец что-то шепнул одному из воробьев и натянул ему на голову свою конфедератку, тот кивнул головой и вспорхнул с ветки, сойка и два других хулигана пытались оттащить от каски икающего дрозда.
.... Мало того, вчера в наш лес вошли крокодилы, которые…

- Эй, свинья, - неожиданно раздалось сверху, - у тебя спина не болит?
Кабан недоумённо поднял голову – на рогах всё так же неподвижно стоявшего лося сидел слегка пошатывающийся воробей в надвинутой на клюв конфедератке.
- В каком контексте? – выступающий неуверенно посмотрел в поисках поддержки на председательствующих.
- В кост.., в сонк.., чтоб тебя, я говорю – трындеть не мешки ворочать, а, беженец из колбасного цеха?
- Да у меня есть доказательства, вот они, - торжествующе хрюкнул кабан и поднял вверх кусочек крокодильей кожи и огромный зуб, - их с риском для жизни добыли наши доблестные поползни.
На деревьях и полянке пролетел вопль ужаса.
- Что на это скажет представитель дубравы? – утка вытянула голову.

Медведь неторопливо встал, удивлённо посмотрел на нахально приземлившегося ему на плечо воробья в берете и с достоинством ответил:
- А я вчера переспал с Анжелиной Джоли, вот доказательства – её постер и использованный, ээээээ…
- Михалыч, - хулиган в берете нетерпеливо подпрыгнул, - да скажи ты прямо – ган…
- Что вы себе позволяете? – дикая утка возмущённо раскрыла клюв. Раздражённо сложив крылышки на груди, она и не заметила, как рядом приземлился взъерошенный воробей в каске. - Я сейчас вызову…

- Ахтунг! Партызанен!- раздалось над ухом.
Крякнув от неожиданности, утка рухнула вниз.
- А дед был прав, оно работает, - трое хулиганов громко расчирикались.
- О, я, я, даст ист фантастиш, - пьяный в полное никуда дрозд хихикнул и, не удержавшись, рухнул вниз, разгоняя запахом перегара встречных комаров. Растерявшаяся сойка, решив не оставаться в одиночестве, прижалась к скворцу. Тот что-то пробормотал и парочка взлетела в сторону динамично развивающейся смехопанорамы, правда, в лесном и гораздо более смешном варианте.

Медведь, поняв, что события пошли не по сценарию, сел на камень и с интересом стал наблюдать за происходящим действом. Его немного раздражал только скворец, в обнимку с сойкой усевшийся на голове, но по причине врождённого добродушия, он решил не обращать на это внимания.
- О, лошадка, - воробей в конфедератке сел на нос лосю, - хочешь сахарку, скажи иго-го.
- Иго – гооооооооооооо, - разнеслось над поляной.
- Заткнись, придурок, - кабан злобно ткнул копытцем сохатого коллегу, - ты же не конь.

- Ееей, кинасвале, ти бардзо добры шашлык будешь, я естэм сделаю такой маринад, вах, - кабан в полном аху.., простите, удивлении посмотрел на скворца, беспардонно усевшегося на пятак. Откуда у пернатого повара появилась кепка – аэродромка, так и осталось загадкой.
Утка наконец-то вскарабкалась на ствол и злобно зашипела в сторону ведущей.

- Попрошу внимания, прекратить гвалт, - несчастная птица - секретарь пыталась заглушить громкие аплодисменты, адресованные, надо понимать, спевшейся или, что более вероятно, спившейся хулиганствующей компании.
- Внимание, слово просит представитель заокеанского леса белоголовый орлан.

Через несколько минут наступила тишина. Утка настороженно покосилась в сторону непонятно когда снюхавшегося интернационала: на лапе медведя скворец и два воробья поддерживали шатающегося дрозда, третий, обняв сойку, что-то шептал ей на ухо, до утки донеслось «о, лямур» и «мистралька ты моя придурошная». Сам медведь во все глаза наблюдал за происходящим на его лапе кукольным театром и, судя по натуженному кряхтению, очень старался не заржать.

- Торогие трузья, - белоголовый с достоинством поднял клюв, - я, как представитель великого леса, не могу не осудить любую агрессию, тем более агрессию дубравы и тем более без нашего разрешения. Я претлагаю несамедлительно ввести санкции, а претоставленные уважаемым господином кабаном токазательства неопровержимо…
- Хошь банан, или ты их не жрёшь? – перед орланом, придерживая прильнувшую явно пьяную сойку, стоял воробей в берете.

- Штоооооооооооооооооо? – ошалев от наглости мелкого, выступающий медленно поднялся и расправил крылья, - в моём лице вы оскорбляете….
- Закрути меня в педали, вылитый монтана, - к компании присоединился воробей в каске, - э, братэлла, слабо клювом лампочку выкрутить?
- Я требую… - возмущённая утка попробовала вмешаться
- Иго - го, - разнеслось над поляной. Кто бы сомневался: на носу лося уже сидел воробей в конфедератке.
Кабан в бешенстве лягал своего коллегу.

Медведь закрыл глаза и изо всех сил пытался сдерживаться.
- Прекратить! – вопль утки заставил подпрыгнуть даже орлана. Повернувшись в сторону лося, взбешенное крякающее создание спросило:
- Да чего он ржёт постоянно?
- Он думает, что это новогодний утренник и скоро дедушка Мороз принесёт подарки, - мгновенно последовал ответ от кого-то из неугомонной троицы.
Дикий хохот потряс поляну. Кабан в изнеможении опустился на свой жирный зад. Медведь ещё держался.

- Вы не понимаете, дубрава для вас всех – это угроза, угроза, нас кто –нибудь слышит! - потерявший невозмутимость орлан и утка хором пытались перекричать нарастающий гул.
- Яблоки наааааааа снегу, их биттен зи на белом, - синхронно раскачиваясь, запели скворец и дрозд.
- Иго - го, - добавил лось. Но воробья на носу не было, вероятно, это стало уже привычкой.

Кабан, смущенно оглядываясь, тихо потрусил прочь. Медведь ещё держался.
- Да кто вы такие, - орлан и утка бешено защёлкали клювами в сторону обезбашенной интернациональной гоп-компании.
-Мы? - выстроившись в ряд, громко крикнули три воробья, скворец, дрозд и сойка, - мы – народ, и нам решать, с кем дружить, кого послать, понятно вам, цыплята – гриль?

И рассевшись на рогах периодически игогокающего лося, мелкие хулиганы и их друзья запели:
-Вставай, страна огромная…
С диким хохотом медведь рухнул с камня.
Об агрессии и санкциях не вспомнил уже никто.

Вот так дружный птичий интернационал, воробьиное нахальство и немного алкоголя прекратили зарождающееся напряжение в лесах. Как бы хотелось, чтобы это произошло и в нашей жизни.

САНКЦИИ – 2.

Полянка напоминала очереди к обменникам во времена дефолта. Гвалт стоял невообразимый : все окрестные деревья были заполнены кричащей, ухающей, свистящей и издававшей прочие непечатные звуки пернатой мелочью. А на березе задумчиво покачивался элегантный скворец в лихо сдвинутой конфедератке. Иссиня черными крылышками он обнимал сойку в берете и дрозда в каске. Друзья с тоской всматривались в гостей, они явно кого-то ждали.

Жирная дикая утка с кряхтеньем взобралась на огромный поваленный дуб и довольно хмыкнула: ни медведя, ни воробьев. Значит, в этот раз всё пойдёт по плану. Который был тут же нарушен громким чириканьем.
- Здорова, мужики!
- Лямур, лямур!
- Лепэниха ты моя помпонутая.
- Есть чё?
- Так, пан, зубровка.
- О, я я.

Утка поморщилась, глядя, как радостно обнимаются старые друзья. Ну, ладно, медведя нет – и то хорошо. Между тем скворец уже извлек что-то предательски звякнувшее, сойка хихикнула, а дрозд с готовностью подставил каску. Под аккомпанемент легких бульков конфедератка и каска с беретом уже традиционно перекочевали на головы воробьиного трио.

Птица – секретарь, улыбаясь своим мыслям, смотрела на входящих важных гостей. В переднем ряду деловито отряхиваясь, появилась куница, за ней – бобёр и петух. С достоинством рассаживались лев, корова, волк. Неожиданную сумятицу внесли баран и потрепанная куропатка с яйцом, которое она периодически нюхала. Но разве может испортить такая мелочь всю значимость предстоящего события?

Утка вопросительно посмотрела на помощницу, та пожала крыльями, затем кивнула головой и откашлялась:
- Внимание, - раздалось из расставленных по периметру раковин, - мы рады вновь приветствовать вас на заседании объединенного совета жителей большого и малого мира.
Хлопанье крыльев, клекот и прочее разноголосие заполнили поляну.

- Как вы заметили, и в этот раз разрешено присутствовать простым обитателям, что ещё раз подчеркивает нашу приверженность основным постулатам и ценностям…
- Ну, за ценности.
- Яволь.
- …кроме того, с минуты на минуту мы ожидаем прибытия господина белоголового орлана, главы великого заокеанского леса. Он великодушно принял наше приглашение. А сейчас я с огромной радостью предоставляю слово фрау утке.

Под приветственные выкрики жирная тушка спрыгнула с дуба и подошла к микрофону:
- Дорогие и заслуженные члены…
- Как она нас назвала?
- Закусывай!
…- правительств и жители соединенных лесов, как вам известно, в жарких джунглях жизнь кроликов очень тяжела. Кроме того, в далеких горячих песках злые хорьки атаковали их стойбища. Поэтому бедные зверюшки ищут защиты в наших лесах. Безусловно, мы, действуя в соответствии с основополагающими принципами, обязаны оказать им всяческую помощь.

- Вот они, бедняжки, - дикая утка торжествующе указала крылом на появившихся рядом кроликов с затуманенными взглядами, - посмотрите на их милые ушки, трогательные хвостики, добрые глазки, на…
- Дорогие и заслуженные члены, - не выдержал один из воробьев.
- Не перебивайте, - раздраженная крякнула утка, - разве эти пушистые создания не достойны жалости? Они столько выстрадали, прошагав сотни километров.

По полянке прокатились сдавленные всхлипы.
- Они изнывали от голода и холода…
- Мерзли в жарких песках, как немцы под Москвой, - хмыкнула троица, - тетка ягод волчьих наелась или с детства контужена?
- Их унижали и притесняли.

Кролики с интересом посмотрели на суетившегося барана. Тот, заметив пристальное внимание к своей персоне, спрятался за куропаткой, которая увлеченно нюхала яйцо. Через минуту возле растрепанной птицы приземлились сойка и скворец. Последний натренированным движением извлек из-за пазухи бутылку. Куропатка принюхалась.

- И вот, в конце пути они натыкаются на пограничные отряды специально тренированных боевых улиток. Видите ли, бакланские страны боятся, что кролики не уважают законы лесов, а только едят, нарушают порядок и ээээээээээ…..
- Да скажи прямо, - слегка покачиваясь, подлетел воробей в конфедератке, - жрут, дерутся и е…
- Помолчите, - утка развела крылья, - господа, это неправда. Вот доказательства, смотрите.
Она повернулась к кроликам:
- Идите ко мне, не бойтесь, я вся ваша.
Ушастые помотали головами и нерешительно отступили на шаг.
- Вам ничего не грозит, мои милые пушистые друзья, - призывно крякнула фрау, - ну же, Du, du hast, du hast mich.

Один из кроликов нерешительно перекрестился.
- Видите, - торжествующе выкрикнула утка, - они меня не тронули, потому что…
- И в голодный год за три ведра пельменей на тебя никто не позарится, - пьяно икнул воробей в берете.
- Это почему! – забыв о чопорности, подпрыгнула утка.
- Мать, да ты просто страшная, шо песец, - загоготали пернатая компания.
- Я бы попросил, - возмущенно вскочил оболганный пушной зверек…
- Он полный? – не оборачиваясь, спросил у дрозда воробей в каске.
- Найн.
- Тогда гони его.
- Nach, Nach, Nach, - сцену, как пьяно икающий дрозд пытался прогнать песца, ещё воспоют в будущем менестрели и Дарья Донцова в своих двадцати книгах. Да, а убийцей окажется ежик.

В это время куропатка, захлебываясь, припала к горлышку бутылки. Рядом под смущенное хихиканье сойки скворец бурчал что-то непечатное на польском.
- Кстати, - вспомнив, крикнула утка – почему я не вижу среди гостей господина кабана?
- Действительно, - неожиданно поддержал воробей в берете, – где свинья?
Взгляды присутствующих устремились на куропатку, которая, ещё раз нюхнув яйцо, с трудом выговорила:
- Пан Пид.., эээээээ Пит... Ай…Вин сказав, що не прийде.

Под озабоченное гудение утка, подбоченившись, торжествующе выдала:
- Значит, необходимо обсудить и вопрос об усилении санкций против дубравы, так как мы в очередной раз стали свидетелями действий подлой лапы медведя. Именно она помешала приехать уважаемому кабану, не так ли, госпожа куропатка?
- Та ни, - растрепанные перья шевельнулись.
- Что тогда?
- А…цэ, горилка, - и обессиленная долгим диалогом, выпустив, наконец, уже надоевшее всем яйцо, птица захрапела.

Оставшийся в одиночестве баран затравленно оглянулся и потрусил к утке.
- Вы хотели выступить? – сочувственно спросила фрау.
Тот отрицательно покачал головой:
- Бе бе бе.
- Гамарджоба, генацвале! – как и следовало ожидать, на рогах синхронно покачивалась пернатая дружина, - опять не при делах, выгнали из стойла?
Взъерошенный воробей протянул берет:
- На, пожри, не галстук, конечно, но сойдет. А ну, поворотись-ка, сынку, экий ты смешной.

Ошалевший баран развернулся. Полянка замерла, ожидая очередной выходки, которая не заставила себя ждать.
- Фрау и все присутствующие, обратите внимание, - воробей в конфедератке приподнял хвост будущего тулупа.
- Что там такое, - утка вытянула шейку и заглянула в, хм, подхвостье.
- Видите торчащую лапу медведя?
- Нет, конечно, - жирная тушка даже как-то и засмущалась от увиденного.

Кролики также смотрели с неподдельным интересом.
- И мы не видим, - гаркнула троица, - а она есть!
- Прекратить, - утка в ярости вспорхнула на дуб и разоралась, забыв о микрофоне, - что вы себе позволяете, как вы сюда попали, без разрешения, без визы, в конце концов. Это нарушение закона. Так нельзя поступать.
- Чтоооооооооо, - пернатое трио злобно щелкнуло клювиками, - то есть вам в 41-м было можно…
- Найн, найн, нихт шизен, гитлер капут, - примиряюще забормотал возвратившийся дрозд.

- Бе бе бе!
На секунду все замолчали и обернулись. Как оказалось, оставшись без присмотра, ушастые, пытались очень, очень близко познакомиться с забавным рогатым гостем. Жалобное блеяние, похоже, их только веселило.
- Братан, - воробей в каске повернулся к дрозду.
- Яволь, - вытянулся тот и через минуту раздалось уже привычное, - Nach, Nach, Nach.
Сцену «исход крольчатины из леса» ещё воспоют в будущем группа М - бэнд и Дмитрий Медведев в своем твиттере. Кстати, с нового айпада.

- Господа, господа, - воспользовавшись неким подобием тишины, схватила микрофон птица – секретарь, - попрошу внимания. Только что мне сообщили, что через минуту к нам присоединится прибывший господин белоголовый орлан. Поприветствуем самого дорогого гостя.

Полянка, как по мановению волшебной палочки, встала и зашлась громким хлопаньем крыльев и криками. Вспотевшая утка устало обмахивалась крылом: ну наконец-то, уж с ним-то никто не поспорит, сейчас эти надоевшие воробьи…
- Свали с дороги, расселась тут, - неожиданный пинок прервал размышления фрау.

Огромный орлан, потряхивая челкой, уселся на дуб, и, бесцеремонно выхватив у секретаря микрофон, начал:
- Мне до хвоста ваш соединенный лес, кролики и боевые чепушилы, мне до хвоста ваши проблемы и…
- Бе бе бе, - перед великим гостем заискивающе склонился баран.
- Опять, - от рева орлана мелкие птицы посыпались с веток, - я уже и в церковь сходил, и свечку поставил, какого ты всё возвращаешься, бумеранг х…
- Что вы себе позволяете, - набравшись смелости, крякнула утка.
***
Не обращая внимания на начавшуюся свалку, за дубом мирно беседовала пернатая компания.
Дрозд изучал с воробьём в каске основы стереотипов:
- Пельмени, водка, балалайка.
Воробей в берете, обнимая сойку, шептал:
- А сына назовем Калистратом.
А скворец и воробей в конфедератке и увлеченно расширяли словарь непечатной лексики:
- А по-вашему как?
- Дупа.
- Тоже шикарно.

Раздался грохот – споры и крики, вероятно, переросли в грандиозное побоище. Страдальчески скривившись, хулиганская троица посмотрела на дрозда:
- Братуха.
- О, яволь, - и надев каску, дрозд упорхнул.

Знакомое и, в какой-то степени, родное «Nach, Nach, Nach» успокоило горячие головы в течение минуты.
Сцену, как пьяный матерящийся дрозд раздавал пинки последователям ценностей и принципов, никто, к сожалению, не воспоет. Пострадавшим – стыдно, непричастным – обидно, что сами не догадались.

А может, птицы правы, и пришла пора сказать свое требовательное «Nach, Nach, Nach», выгнать с полянки орланов, уток и прочих. Чтобы жить в дружбе, тишине, чистоте и спокойно учить друг друга основам стереотипов и непечатной лексике.

Бабкилэнд

(вначале послушайте припев и куплет из этого видео, чтобы понять мотив, на который положены частушки)

Бабушкам скучно в квартире сидеть,

Хочется драйва, ну и по... делиться:

Катя из первой родила опять,

Ваня алкаш, а жена его ... ой.

Кто женился, кто напился,
Кому изменяют,
От нас не скроешься,
Бабушки все знают.

Сверху хохочут, а снизу бурчат,

Слева готовят, а справа не спят,

Там телевизор, а там поцелуй,

И не уснуть, вместо отдыха... злость.

Палкой стукну в батарею,
Чтоб загрохотало,
Ночи спокойненькой
Всем я пожелала.

Мы у подъезда сидели с утра,

Мимо народу прошло до ... прилично,

Бабушкам здрасьте никто не сказал,

Сталина нет, он бы вас расстрелял.

Парень с девкой не кивнули
Даже головою.
Эй, проституточка,
Наркоман с тобою.

Мне в поликлинику срочно бежать,

Надо к врачу, а какому на... пофиг.

Мучает, дочка, меня простатит,

Средняя почка и палеолит.

Терапевта, окулиста,
Всех я посещала.
Ой, натрынделася,
Ой заколебала.

Все на работу, собралась и я,

Автобус подъехал, людей до... прилично,

Место свободное есть впереди,

Сумкой по почкам: а ну, разойдись.

Растолкала, прощемилась,
Села у окошка.
Что возмущаешься,
Постоишь немножко.

Бабушки - это творенья венец.

Есть и хорошие, есть и ... нет слов.

Как не ругаться, совет могу дать.

Надо минуточку в день потерять.

Поздоровайтесь, спросите,
Кто как поживает.
Просто вниманья
Бабулям не хватает.

Автор - Андрей Авдей 

Понравилось? Очень рад :-). Подписывайтесь на мой канал, каждый день вас ждут новые авторские рассказы и сказки.