Авантюрные противоречия Дениса Мацуева

Наш прославленный земляк, народный артист России, а с недавнего времени ещё и почётный гражданин Иркутской области Денис Мацуев дал развёрнутое интервью автору проекта ТАСС «Первые лица» Андрею Ванденко под громким названием «Из авантюры вышел толк». Сразу скажем, что под авантюрой имелась в виду продажа бабушкиной квартиры в Иркутске ради обучения вундеркинда в Москве.

Интервью хорошее, насыщенное, собравшее в себя все мацуевские байки и истории, которые он накопил к своим 42 годам. Только вот создалось ощущение, что таких длинных бесед пианисту в будущем следует избегать. Говорит он красиво и складно, но лишь на коротких дистанциях. В словесном марафоне пианист может запутаться и начать противоречить самому себе.

В чём душа держится?

Начнём с вопроса о самоотдаче. Чуть не с первых строк Денис Леонидович начинает уверять, что всегда выкладывается по максимуму, независимо от публики и зала. Мол, иначе перестанет себя уважать, а артисты, выходящие на поклоны в сухой рубашке, это фу-фу-фу.

У меня есть собственное субъективное мерило: если потерял за концерт пару килограммов, значит, не схалтурил, отработал нормально. Вчера, например, сбросил за вечер три кило.

И это всё замечательно. Присутствует, конечно, некоторый диссонанс между его словами и внешностью, но не более того. Правда, чуть позже музыкант скромно проговорился:

А сказать вам, сколько у меня было концертов в прошлом году? 264. Можно повторить прописью: двести шестьдесят четыре!

Математика проста. За год минус 528 килограммов. Как говорится, решение верное, а вот ответ не сходится. Тут или неведомый никому секрет усиленного питания, или случаются всё-таки халтурки и сухие рубашки.

Сначала купить, потом подумать

Рояльная тема. По этому поводу лидер всероссийского «рояльного движения» решил выступить, не дожидаясь наводящих вопросов от корреспондента.

Вот мало ведь кто пишет, что по моей наводке за последние годы для разных регионов России было приобретено более пятидесяти роялей Steinway & Son. А сколько качественных роялей других производителей куплено по стране? Сотни!

Не будем обращать внимание на загадочное слово «наводка», дело-то действительно хорошее. Раскрутить региональную власть на музыкальную хреновину стоимостью 160 тысяч евро дорогого стоит. Только и тут не обошлось без закавыки. Как оказалось, у нас на всю страну лишь пять залов с системами поддержки необходимой температуры и влажности – в просторечии Dampp-Chaser. Все остальные купленные инструменты чувствуют себя далеко не лучшим образом.

Для инструмента условия хранения критически важны. Бывает, приезжаю через год и не узнаю рояль. Ездим с настройщиком Steinway Владимиром Спесивцевым, объясняем, что нужен специальный Dampp-Chaser.

Но тут уже властям не объяснишь, почему деньги дали, а хреновина рассохлась и не играет. Наверное, надо было всё-таки в другой последовательности «наводки» делать: сначала климат-контроль, а уж затем покупка рояля.

Доверчивый Иркутск

При дальнейшем прочтении статьи взгляд остановился на рассказе об очень знакомом произведении и абсолютно неведомых о нём подробностях.

Четвертый концерт Рахманинова начал учить в мае в Тель-Авиве. Дебют на публике состоялся в конце августа во Владимире.

Пришлось протереть глаза, потому что буквально ещё не выветрился из головы голос маэстро, лично анонсировавшего на пресс-конференции исполнение этого произведения в Иркутске 16 сентября:

Это мировая премьера для меня. Я никогда в жизни не исполнял этот концерт. И Иркутск станет городом, где я впервые его сыграю.

Вот так фокус. Прямо как с девушками: каждая верит, что она первая.

А ТЭЦ и ныне там

Ну и как же без упоминания о новом концертном зале в Иркутске. Но здесь у Дениса Леонидовича неожиданно в разговоре появились новые нотки. Посетовав, что за пять лет после выбора площадки для строительства на месте заброшенной ТЭЦ на Нижней Набережной дело не продвинулось ни на шаг, пианист впервые публично отказался от каких-либо дальнейших усилий в решении этого вопроса.

Считаю, на данном этапе свою миссию я выполнил. Дальше должны действовать те, кому положено.

В общем, всё. Мацуев сдулся, а «те, кому положено» заниматься этим, конечно, не будут. Параллельно наш виртуоз порадовался за успешно воплощённые проекты по строительству второй и третьей Мариинки и оперного театра во Владивостоке, реконструкции залов в Новосибирске, Омске и Красноярске.

Одной строкой

Были ещё вопросы про всякое никому не интересное, поэтому ответы на них получились короткими:

Про высокие гонорары и благотворительность: «Не хочу развивать тему. Неправильно, нескромно».
Про арест Кирилла Серебренникова: «Крайне неприятно… Остаётся уповать… Надеюсь, всё закончится благополучно».
Про 36 место в мировом рейтинге пианистов: «А таковые есть? Интересно, как определяют победителей?»
Про список Forbes: «Может, подскажут, где я забыл чемоданы с деньгами? Опять получается, что говорю о себе то ли оправдываясь, то ли пытаясь показаться хорошим.
Действительно получается. Не в бровь, а в глаз, Денис Леонидович.

Прогиб засчитан

Но ярчайшим пятном в интервью стало его начало в виде глубочайшего прогиба перед президентом Путиным в ответ на вопрос о его уровне музицирования в ожидании Си Цзиньпина.

Прикосновение к клавишам стало гораздо мягче. Любой, кто занимается музыкой, отметит прогресс.

Вы слышали (видели) игру президента? Если это прогресс, то раньше он играл просто одним пальцем. Но раз сам Мацуев говорит о росте мастерства главы государства, как мы можем с ним спорить. Тем более что не верить дифирамбам виртуоза нет никаких причин, ведь говорить о «близости к власти» никаких поводов нет. Подумаешь, Совет по культуре при президенте и доверенное лицо его же перед каждыми выборами. О какой близости может идти речь?

Стараюсь не мараться. Никогда не буду юлить, лукавить, угождать. У меня нет театра или оркестра, я не получаю государственные гранты и бюджетное финансирование.

И буквально тут же, в следующем абзаце:

Министерство культуры выделяет часть денег на конкурс Grand Piano Competition, фестивали Crescendo и «Звёзды на Байкале». Что-то добавляет правительство Иркутской области, остальное собираю сам.

Получается так, что деньги министерства культуры – это не государственное финансирование. А ежегодные миллионы из бюджета области – что-то ни о чём. В общем, противоречиями начали, противоречиями закончили.

К слову, из всего громадного интервью СМИ растиражировали лишь слова Мацуева о прогрессе музыкальных способностей президента. Да и то, что там ещё цитировать?

Андрей Ванденко беседует с Денисом Мацуевым. Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС

Автор: Филипп Марков