Бурятская КПРФ: тема пенсионной реформы на службе у бездельников

Планируемая российским правительством пенсионная реформа 2018 года стала настоящим подарком для умирающей КПРФ.

Партия фактически обанкротилась и разложилась. Ее идеология не имеет никакого отношения к коммунистическим идеям. Количество голосующих за партию стабильно падает от одной избирательной кампании к другой.

Экс-кандидат в президенты Павел Грудинин, новое «человеческое» лицо КПРФ, на которого возлагались большие надежды, не сумел на выборах дотянуться даже до результатов престарелого Зюганова в 2012 году. Это политическая катастрофа.

Законопроект о новых сроках выхода на пенсию – соломинка, за которую радостно хватаются коммунисты. Им кажется, что это надежда взять политический реванш, ничего при этом не делая. Всю протестную повестку за них отработают будущие пенсионеры вместе с навальновцами.

Бурятское отделение КПРФ – наглядный пример того, во что превратилась партия. По сути весь реском стал подсобным хозяйством своего лидера - Вячеслава Мархаева, лучшего друга иркутского губернатора-коммуниста Сергея Левченко.

Все, кто был не согласен с фактической диктатурой Мархаева внутри рескома, изгнаны. Мархаев навещает свои владения, как добрый барин – лишь пару раз в год по праздникам, обычно накануне выборов. Сам он давно перебрался в Москву, где представляет интересы даже не Бурятии, а Иркутской области. Но пользы от него Иркутск получает не больше, чем Улан-Удэ: никто не слышал ни об одной полезной для региона инициативе, исходящей от Мархаева.

Бурятский реском копирует своего вождя: если когда-то фракция коммунистов в Хурале и пыталась оправдать свое существование, те времена давно прошли. Никто уже не помнит, что там было. Сегодня КПРФ известна в Бурятии не законодательными инициативами или лоббированием интересов региона, а пьяными приключениями отдельных ее ярких представителей. Достаточно вспомнить "героя Фейсбука", депутата Хурала Федора Бураева или лидера молодежного крыла Леонтия Красовского, съевшего под камеру протокол ГИБДД.

Республиканский комитет КПРФ обуржуазился и превратился в типичный бурятский клан. Лидер списка Вячеслав Мархаев, который незаслуженно кичится статусом "героя", – попросту мелкий ресторатор. Список кандидатов от партии сплошь состоит из старых примелькавшихся кадров, для которых политика стала бизнесом, основанным на круговой поруке. Он резко контрастирует со списком Команды Бурятии, где новых для региональной политики кандидатов – около половины. Новые кадры идут не к коммунистам.

У КПРФ нет на выборах в Хурал понятной программы или возможности предъявить полезный результат работы за пять лет. Только скандалы с участием депутатов. Всю деятельность должен подменить единственный лозунг: «Мы против очередного ограбления народа». Бурятская КПРФ уже много лет против ограбления. Но никто не замечал, чтобы это отражалось на благосостоянии населения. Растет только мархаевский ресторанный бизнес.

Интересно проверить – как Мархаев оплачивает труд наемных рабочих, не использует ли серые схемы, в полном ли объеме делает отчисления в пенсионный фонд? Этого мы не узнаем. Мархаев не любит отчитываться. За 10 лет в политике он ни разу не отчитался перед избирателями, даже сбегая из Бурятии в Иркутск.

Коммунисты из Бурятии никак не смогут повлиять на ситуацию с пенсиями, которая целиком решается на федеральном уровне. Но они на это и не рассчитывают. Их единственная цель – сохранить хоть часть из имеющихся восьми мест в Народном Хурале. После выборов мы забудем о них еще на пять лет. А разгребать проблемы будут другие – те, кого коммунисты сейчас обвиняют во всех смертных грехах.

Но велик риск, что на этот раз попытка подменить работу и ее результаты популистскими лозунгами не сработает. На состоявшийся 10 июля «пенсионный» митинг коммунистам удалось собрать в протестном Улан-Удэ едва сотню человек.

Даже не смешно.

Другие новости в сюжете: "Выборы в Народный Хурал Бурятии VI созыва (2018 год)"

Автор: Владимир Орсоев