Иркутская Дума в двух словах: Бердников победил

29 марта со счетом 29:0 произошло обнуление «кризиса» в Иркутской городской Думе. Вряд ли кто назовет точную дату его начала. Ведь после медового почти единодушия 2015–2016 годов любая полемика в думском зале воспринималась чуть ли не бунтом. Хотя дискуссии, критика действий исполнительной власти, – нормальные признаки любой думы. Если в ней, конечно, заседают депутаты, а не манекены.

Перехватил инициативу думы

Осень 2017-го впервые показала опять же такое естественное явление, как думская оппозиция. Кризис если и существовал, то выражался совсем не в наличии дебатов. И даже не в нарастающих скрытых или выставляемых напоказ конфликтах. В которые, словно снежный ком, включались всё новые и новые персонажи думы и мэрии. Кризис состоял в невозможности разрешать эти конфликты процедурным способом. И психологическая неготовность экс-спикера Ирины Ежовой действовать в стрессовой ситуации подогревала нажим лично против нее.

Мы – не сексисты, и не ищем причины такой слабости в женской натуре. Просто в любом коллективе нехватка у формального предводителя лидерских качеств провоцирует остальных желание его подзадорить. Если не научился парировать удар – снисхождения не жди. В плане маневренности она, конечно же, уступала своему заместителю, опытному политическому игроку Александру Ханхалаеву.

Где-то сразу после праздника 8 марта мэр Дмитрий Бердников решил провести изящную рокировку. Выведя из-под удара Ирину Всеволодовну, он расстроил все планы думской оппозиции. Ну, кто поверит в официальную версию про внезапное желание Ежовой сосредоточиться на основной работе в Иркутском городском перинатальном центре?

До ее ухода оппозиция не только ужесточала риторику, но и усиливалась численно. Зато «самоликвидация» в качестве председателя Думы спутала все карты противникам мэрии. Была не просто перехвачена у НИХ инициатива, была перехвачена ИХ инициатива! А на альтернативный план «Б» у фронды не осталось времени.

.

Месса вместо баррикад

Что бы ни писали сейчас о различном биографическом и коммерческом шлейфе Евгения Стекачева, он к своей репутации вполне привык. Собственное реноме, которое даже ругательным не считает, его вполне устраивает. И, значит, у парня крепкие нервы и ... всё остальное тоже крепкое. А это – главное преимущество нового спикера перед прежним.

Мы еще не знаем, насколько Евгений Юрьевич мощный стратег, но тактиком уже себя зарекомендовал неплохим. Хотя бы потому, что начал сбор автографов за свое выдвижение именно с Виталия Матвийчука. Единственного кандидата от КПРФ, к тому же задававшего неудобные вопросы чиновникам администрации с самого начала существования 6-го созыва Думы города Иркутска. А, например, в начале декабря 2017 года Матвийчук, выступая на депутатских слушаниях по вопросу платных парковок, заявил, что лучше «пойдет на баррикады, чем согласится с этой инициативой».

Речь у нас тут идет вовсе не о популизме Матвийчука, проявившемся в назывании жутко табуированного в позднепутиской России слова «баррикады». Главное – нестандартный подход Стекачева. Тем паче жертвовать за левый фланг поддержки особо не пришлось. Звание вице-спикера на неосвобожденной основе – далеко не коронация королем в Париже, где месса стоит свеч. Должность не более чем церемониальная, как, впрочем, сейчас и у самого председателя думы.


© Фотобанк Бабра
© Фотобанк Бабра

Собрав 21 подпись за три дня до официальной отставки Ежовой, Евгений Стекачев выиграл время. И мало кто сомневался, что он одержит победу. Хотя за несколько дней до ключевого заседания у напарников Александра Ханхалаева и Алексея Колмакова было немало сторонников, включая некоторых стекачевских подписантов. По имеющимся данным, за любого из напарников готовы были проголосовать условно 15-16 депутатов. Условно – оттого, что они оговорили поддержку двумя условиями. Во-первых, ощущением полной уверенности в победе Александра Казаковича либо Алексея Анатольевича. Во-вторых, чтобы голосование было по-настоящему тайным. Как стало очевидно вчера, условная поддержка слишком разительно отличается от настоящей.

Москва слезам не верит

Теперь коротко перечислим несколько внешних факторов, повлиявших на итог голосования.

Развязке в думе предшествовали полеты в Москву губернатора Левченко и, по нашим сведениям, мэра Бердникова. КПД обоих столичных вояжей налицо. Хотя сам факт привлечения связей в Москве для выборов спикера провинциального города не имеет ничего общего с самоуправлением. И не делает всем нам чести.

И думская эпопея, и визиты в Орду в Москву, проходили на фоне «выборов» великого хана президента Путина. По их результатам каждому было что предъявить. Левченко показал самую низкую явку в России. Бердников – фантастические для Иркутска 73% голосов за Путина и явку выше средней по региону. Чьи дары оказались милее – тоже очевидно.

Если мэр Иркутска теперь полностью отыграл позиции в думе по состоянию на 2016 год, у губернатора, как выяснилось, в ней нет ни одного депутата. Даже оппозиционный очаг образовали не прямые ставленники большого серого дома, а тактические союзники. Те народные избранники, которые в прошлом решали вопросы через вице-мэра Ивана Носкова, но разладившие с администрацией после его ухода.

Немалое значение в выборе председателя думы имела позиция Александра Битарова. Без голосов Александра Квасова и Дмитрия Ружникова у оппозиции уже не было возможности получить минимальное большинство. А без нее, в свою очередь, теряли смысл альтернативные выборы. Короче, Александр Семенович выполнил свои договоренности с Дмитрием Викторовичем.

Отец, по-прежнему, один

Скажем пару слов о неоднозначной реакции на избрание Евгения Стекачева. Так, Михаил Корневназвал это «знаменательным событием». Много откликов от восторгов до негодования мы слышали за пределами думы. Часть журналистов вовсе стали делать далеко идущие выводы, что в лице Стекачева чуть ли не предстал приемник Бердникова.

Остудим пыл коллег. У нас не Гейропа, где есть Родитель №1 и Родитель №2. Единственным отцом города остался Дмитрий Викторович. А председательство над депутатами, как мы уже сказали, сейчас означает лишь возможность сидеть во главе думского стола. Так что в обозримом будущем новый титул Евгения Юрьевича никак не приближает к мэрскому креслу. А к отдаленному будущему много воды в Ангаре утечет, и карты в колоде не только перетасуются, но и поменяются.

Другие новости в сюжете: "Дума Иркутска шестого созыва"

Автор: Максим Зимин