Мировой гегемон: трусливый и глупый

21.09.2017

Ситуация в Корее уже много месяцев не выходит из новостей, и вообще не проходит недели, чтобы там что-нибудь не случилось. Самое недавнее крупное событие – ядерное испытание 3 сентября 2017 года, в ходе которого было взорвано термоядерное устройство, оценки мощности которого сильно менялись, но в целом колебались между 100 и 220 килотоннами. Это полноценная термоядерная бомба, и она у КНДР есть теперь.

Но дело даже не в этом. Корейская ситуация самым наглядным образом показывает, насколько быстро и радикально наш мир меняется. Вот это самое главное, что вытекает из корейской ситуации, и что затронет всех и каждого.

Северной Корее много и постоянно угрожали: крупными военными учениями, экономическими санкциями, планами ликвидации высшего северокорейского руководства, а в последнее время Госсекретарь США Рекс Тиллерсон даже заговорил о возможности «военного варианта урегулирования ситуации с КНДР», под чем подразумевается, конечно, крупномасштабная военная операция. Поток этих угроз был обширен и нескончаем, впрочем, официальный Пхеньян никогда не оставался в долгу и отвечал своей характерной брутальной риторикой.

Дело в том, что ни одно из этих угроз не было выполнено. Например, в апреле 2017 года, после испытания новейших северокорейских твердотопливных ракет «Пуккыксон-2», в США очень активно рассуждали на тему превентивного удара по КНДР в целях предотвращения тогда еще возможного ядерного испытания. Американская разведка «сливала» мнения, президент США Дональд Трамп обнадеживал демократическую публику твиттер-сообщениями, что рассматриваются все возможные варианты, в том числе и военный. Нервы были тогда взвинчены, северокорейские ракеты стартовали неожиданно для систем ПВО США, Южной Кореи и Японии, долго не могли определить тип ракет и параметры. Споры шли более суток, пока ЦТАК не опубликовало сообщение и фотографии испытательного пуска. Нервничать была причина: американцы, их союзники, и их, так скажем, подпевалы, полагались на свою систему ПРО и то, что сумеют обнаружить ракеты на позиции еще до пуска и подавить их. «Пуккыксон-2» эти надежды опрокинул, и возникла вероятность внезапной ракетной атаки.

Итак, было дано, пусть и косвенно, обещание врезать по нарушителю спокойствия. Еще в апреле 2017 года. Но шли недели, обещание так и оставалось обещанием. Тем временем внимание общественности было отвлечено другими событиями и новостями, об этом обещании подзабыли. Хотя, в общем, в экспертных кругах вполне всерьез говорили о том, что ядерное испытание будет такой «красной линией», после которого нужно будет резко ужесточить политику в отношении КНДР или даже перейти к применению силы.

Никакого превентивного удара не случилось, а 3 сентября 2017 года это самое ядерное испытание произошло. И что? В сущности, ничего. После очередной порции сильных выражений и угроз, в частности угроз лишить КНДР внешних поставок нефти, в ООН была принята необычайно мягкая резолюция, в которой установили лимит на поставки нефти в КНДР. Обещание применить силу, превентивно ли, или постфактум, так и осталось невыполненным. И это имеет последствия.

Во-первых, это трусость. Как только речь зашла о войне со страной, имеющей мощную армию, ракетное и ядерное оружие, и желающей сражаться, так в Вашингтоне сдрейфили. Ну да, КНДР – это не придушенный многолетней блокадой Ирак. Можно получить в ответ ядерный взрыв где-нибудь в районе военно-морской базы Сан-Диего, а уж Южную Корею и Японию северокорейцы постараются разнести, насколько им хватит наличного арсенала. Отсюда вывод, что любой лидер или руководитель, не боящийся кровавой войны и имеющий военные ресурсы, может с успехом противостоять США.

Во-вторых, это глупость. Американская глупость в корейском вопросе оказалась многомерной. Началось с высокомерного мнения, что КНДР «никогда не достигнет» результатов в разработке ракет и ядерной бомбы. Мол, страна маленькая и бедная, у них не хватит денег. На этом тезисе и основана политика санкций: не дать КНДР торговать, чтобы у них точно не хватило денег на бомбу. Мысль о том, что для производства ракет и ядерных зарядов нужны инженеры, сырье и оборудование, а не доллары, в их головы не поместилась.

Потом США и их союзники последовательно отвергли все варианты, которые могли дать разрядку ситуации и даже обеспечить долгосрочный «худой мир» на более или менее взаимовыгодных условиях. Считалось, что превосходство их блока над КНДР будет вечным и неизменным, что они придушат северокорейскую экономику санкциями. Ну и наконец, считалось, что Ким Чен Ын и остальное руководство рано или поздно пойдет договариваться. Применялся, в сущности, сценарий, обкатанный на Ближнем Востоке. Только он не сработал.

В довершение всего американская сторона считала себя свободной от каких-либо обязательств, постоянно срывала и нарушала свои же обещания, требовала односторонних уступок. Этот наглый стиль какое-то время работал, пока в Пхеньяне не решили сделать ставку на термоядерную бомбу и отказаться от переговоров вообще. Теперь США обманывают своих союзников и сторонников, обещая всякого рода «превентивные удары», которые не происходят. Обман союзникам еще дорого им обойдется: Южная Корея вполне может переметнуться на сторону КНДР, если поймет, что все обещания и гарантии со стороны США ничего не стоят.

В общем, мир меняется, и входит, похоже, в интересную и исторически судьбоносную эпоху борьбы за мировое лидерство и, в конечном счете, миропередел.

Автор: Дмитрий Верхотуров