Природоохранный зигзаг. Прокуратура возьмет всех за ж...абры

1 ноября 2017 года Генпрокуратура опубликовала официальное извещение об образовании Байкальской межрегиональной природоохранной прокуратуры. Эта информация не привлекла особого внимания общественности, и совершенно напрасно.

Создаваемая структура обладает очень большими и даже чрезвычайными полномочиями. Процитируем приказ, подписанный лично генпрокурором Юрием Чайкой, в части задач, стоящих перед новым надзорным органом:

"...надзор за исполнением законов об охране окружающей среды и природопользовании, соблюдением прав граждан на благоприятную окружающую среду межрегиональными, территориальными органами и подразделениями федеральных органов исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации и местного самоуправления, коммерческими и некоммерческими организаций (в том числе управляющих особо охраняемыми природными территориями и особыми экономическими зонами туристско-рекреационного типа) на территории регионов, расположенных в Байкало-Ангарском бассейне."

За сухими фразами прокурорского приказа понимающий человек увидит многое.

По факту, природоохранная прокуратура, обладающая всеми правами и возможностями прокуратуры субъекта федерации (то есть почти безграничными), сможет контролировать все потоки туристов, все гостиницы, базы отдыха, весь транспорт, все рыболовство и промысел, все строительство, и по сути всю коммерческую деятельность в Иркутской области и республике Бурятия. И не только сможет, но и будет. Новой правоохранительной структуре придается восемь (!) межрайонных подразделений по всех крупных муниципалитетах обоих регионов.

Вполне вероятно, предполагалось, что новая структура наведет порядок в рекреационных и туристических зонах - хотя официально этим обязаны заниматься власти региона. Но мы все живем в России и понимаем, что в первую очередь природоохранная прокуратура займется запретительной и контролирующей деятельностью, что неизбежно вызовет массу попыток со стороны предпринимателей решить вопрос не совсем законным путем - то есть через взятки, откаты и "благодарности".

Крайне любопытен тот факт, что начиная со второй половины 2016 года на все байкальские базы отдыха и гостиницы ведется планомерный прессинг со стороны прокуратуры, цель которого совершенно очевидна. У предпринимателей под предлогом несоблюдения природоохранного законодательства пытаются отобрать землю, на которых находятся турбазы. Само собой, вместе с турбазами.

Речь идет о многочисленных турбазах на берегу Малого моря, бурятского побережья Байкала, Ольхона. Сегодня под угрозой ликвидации (вернее, перехода в чужие руки, по сути, рейдерского захвата) - десятки таких турбаз. Целенаправленность действий прокуратуры практически не вызывает сомнений в том, что у них есть некий план, и этот план - в пользу каких-то конкретных структур (или людей).

Не исключено, что новая природоохранная прокуратура является следующей ступенью в перераспределении туристического потенциала Байкальского региона. По данным Бабра, ключевые решения были приняты в ходе визита генпрокурора в Иркутск в конце сентября 2017 года.

Пока остается открытым вопрос о том, кто возглавит новую структуру. Учитывая, что должность главы природоохранной прокуратуры не ниже главы прокуратуры региона, круг лиц из числа "местных", кто может быть на нее назначен, не такой уж и большой. Очевидно, что главой новой прокуратуры должен быть местный, хорошо знакомый с обоими регионами. Вероятнее всего, будет осуществлена традиционная для прокуратуры ротация.

Не исключено, что природоохранную прокуратуру возглавит прокурор Иркутской области Игорь Мельников, либо один из его заместителей - к примеру, Андрей Некрасов. Вариант назначения руководителем структуры прокурора из Бурятии вряд ли рассматривается - бурятская прокуратура только что пережила серьезную кадровую перестановку в связи с назначением бывшего генпрокурора республики Валерия Петрова главным военным прокурором России.

Автор: Максим Бакулев