Ресторан "Золотой гусь": как Кондрашов и Бриток обвели иркутян вокруг пальца

Три года назад, осенью 2014 года, в Иркутске на месте бывшего детского сада N 41 по адресу Горького, 34 вдруг открылся ресторан китайской кухни "Золотой гусь".

Открытие ресторана вместо детского сада вызвало закономерный интерес общественности. Выяснилось, что мэрия, которой тогда руководил Виктор Кондрашов, почти бесплатно передало бывший детский сад Агентству развития памятников Иркутска (АРПИ), вместе с солидной площадью земли.

Откуда рестораны растут

Мотив закрытия детского сада был весьма туманен и расплывчив. Якобы детский сад не соответствовал современным пожарным и санитарным нормам, конструктивной безопасности. Вместо закрытого детского сада мэрия построила по злополучному принципу "точечной застройки" другой детский сад, втиснутый между многоэтажками улиц Карла Маркса и Горького.

Впоследствии мэрия изменила показания и заявила, что единственной причиной превращения детского сада в ресторан было якобы некачественное подведение центрального отопления и воды в исторически ценное здание. Однако ресторан, разместившийся в нем, имеет куда как более серьезные шансы повлиять на исторический объект.

Собственно, бог бы с ним, с закрытым детским садом. Действительно, нахождение детей в деревянном здании, хотя экологически и оправдано, но с точки зрения пожарной безопасности не лучший вариант.

Впрочем, это не помешало министру строительства Михаилу Литвинувозвести с десяток не просто деревянных, а банально фанерных детсадов по всему региону. Причем по цене кирпичных.

АРПИ не просто так выкупило детский сад, а нашла инвестора. Им оказался предприниматель Дмитрий Бриток. Бриток оплатил балансовую стоимость земли и реставрацию здания. Отметим, что реставрация бывшего дома купца Жарникова была проведена на высшем уровне, и по идее ничто не мешало вернуть туда детский сад. но задумка была в другом.

В самом факте продажи муниципальной земли некоему инвестору есть интересный юридический нюанс. Дело в том, что АРПИ (ОГРН 1123850000669) - это не муниципальное унитарное предприятие (МУП), а обычное открытое акционерное общество (ОАО), пусть и с стопроцентным участием администрации Иркутска. То есть рядовая коммерческая структура. На каких юридических основаниях это ОАО работает с иркутским муниципалитетом - эта информация скрыта от чужих глаз.

Тем не менее, ОАО "АРПИ" торгует муниципальной собственностью так, как будто она принадлежит АРПИ, а не городу. Или как будто АРПИ служит муниципалитету в качестве торгового посредника.

Это главный вопрос к иркутской мэрии в этом непростом деле. Дело в том, что муниципальная собственность может быть продана исключительно по аукциону или тендеру, размещенному на сайте госзакупок. В данном случае муниципальную собственность продает некое частное ОАО, которое тоже проводит некий "аукцион" - но это собственный, внутренний аукцион АРПИ, который к госзакупкам не имеет никакого отношения. И объект оно, это общество, получает от города для перепродажи - если это перепродажа - тоже не через тендер. Это - прямое нарушение Федерального закона N 13 о приватизации государственного и муниципального имущества.

Руководитель АРПИ Ирина Кравец пояснила Бабру, что был найден достаточно элегантный способ обойти закон. Для этого муниципалитет передает объект в собственность АРПИ в качестве уставного капитала в ОАО, по Федеральному закону N 178 (статья 25). Как следствие хитрого вывода недвижимости из муниципальной собственности, отсутствует прозрачность схемы - куда уходят средства, вырученные от выкупа объекта инвестором. Поскольку аукцион проводит АРПИ, то и средства получает тоже АРПИ.

Ближе к деньгам

Незадолго до этой истории мэрия Иркутска пыталась продать тот самый детский сад за смешную сумму в 300 тысяч рублей. Естественно, с обременением - усадьба историческая, покупательобязан сохранить ее исходный внешний вид.

При этом только кадастровая стоимость участка земли составляет 12 миллионов 300 тысяч рублей. А коммерческая стоимость земли в этом районе в 2014 году зашкаливала за 200 тысяч рублей за квадратный метр.

По официальной версии мэрии, за сумму в 300 тысяч никто не захотел покупать участок в 2300 квадратных метров и дом площадью почти 500 квадратных метров в самом центре Иркутска, после чего объект и был передан в уставной капитал АРПИ.

Стоимость, по которой бывший детский сад N 41 достался окончательному владельцу, то есть Дмитрию Бритоку - 11 миллионов 500 тысяч рублей. То есть по цене пять тысяч рублей за квадратный метр, плюс дом бесплатно в придачу.

Отметим, что до начала операции здание имело обременение по функциональному использованию под детское учреждение. После того, как детсад был передан АРПИ, обременение чудесным образом исчезло. Объяснить такое превращение ни чиновники мэрии, ни руководство АРПИ оказались не в силах, беспомощно лепеча что-то о том, что обременение растворилось в воздухе, так как здание не соответствовало номам для детского сада. При этом ни одного документа, согласно которому это обременение было законно снято, показать никто не может.

Загадки объясняются достаточно просто, если посмотреть поближе на личность Дмитрия Бритока, приехавшего в Иркутск из Перми. Долгое время он торговал бытовой техникой в своей фирме "Эверест Плюс" (ОГРН 1023801548869). В 2008 году компания перебралась в Петербург, одновременно сменив учредителя. История это достаточно туманная и криминальная, и о ней мы расскажем в другой раз. А Дмитрий Бриток, резко сменив профиль деятельности, ушел в совершенно другую сферу - реставрационно-строительных работ. Сейчас ему принадлежит реставрационно-строительная компания "Губерния" (ОГРН 1143850025758).

Совершенно очевидно, что без тесных контактов с мэром Виктором Кондрашовым такую операцию Бриток не смог бы провернуть никогда. По всей видимости, итоговый план был разработан именно тогда, и два предприимчивых человека не спеша принялись его осуществлять.

Купленное и отреставрированное здание Дмитрий Бриток немедленно передал китайскому товарищу Гу Линь, который владеет еще десятком ресторанов в Иркутске. Сначала там был открыт ресторан "Золотой гусь", который вскоре переименовался в "Hong Kong" и переориентировался исключительно на обслуживание гостей из Поднебесной.

Русскому человеку в ресторан путь заказан - не то чтобы его не пустят, но рады не будут точно. Китайский ресторанный и гостиничный бизнес - это тема для отдельного расследования. Достаточно лишь сказать, что китайские предприниматели, владеющие ресторанами и гостиницами, не платят ни копейки налогов, так как все их услуги оплачиваются китайскими туроператорами прямым переводом с китайского расчетного счета на китайскую же карточку.

Финал истории

Само собой, Дмитрий Бриток не прогадал. Вложив около 11 миллионов в землю и 15 миллионов в реставрацию, он давно их окупил на сдаче внаем здания в центре Иркутска под ресторан.

Однако основной гешефт был не в этом. Достаточно посмотреть на действующую карту Иркутска (2GIS), чтобы удивиться одной несообразности.

Пространство между зданием ресторана "Hong Kong" (на карте выделено красным цветом) и соседним каменным зданием по улице Сухэ-Батора, 16 - совершенно пустое. По официальным данным, там находится парковка и небольшой проезд. На деле же это место за железным забором с самого момента открытия "Золотого гуся" было закрыто от чужих глаз.

И вот - о чудо. Летом 2017 года на этом месте обозначился каркас многоэтажного дома.

Теперь пасьянс сошелся. Дмитрий Бриток умудрился каким-то чудом получить разрешение на то, на что он получить разрешение не мог. А именно - втиснуть многоэтажку в исторический центр Иркутска, вплотную (!) к двум памятникам культуры - зданию Общественной палаты Иркутской области и бывшей усадьбе Жарникова.

Естественно, строительство такого здания (почти гарантированно нового офисного центра) с лихвой окупит всю операцию по приватизации бывшего детсада. Нет сомнений в том, что изначально вся операция была затеяна именно ради этого строительства.

Возникает, однако, масса вопросов. Кто разрешил господину Бритоку строить дом вплотную (расстояние около метра) к историческому зданию по адресу Сухэ-Батора, 16? Кто разрешил строить здание вплотную к исторической усадьбе купца Жарникова, по сути в ее дворе, который представляет собой единое историческое пространство с зданием? Что скажет пожарный надзор, когда стройка ведется в нескольких метрах от действующего ресторана в деревянном здании? Где соблюдение градостроительных норм?

И опять мы видим незримую руку Виктора Кондрашова, который сейчас занимает пост зампреда иркутского правительства. Уровень его влияния, по сравнению с креслом мэра, возрос многократно. Масштаб махинаций - тоже. Впрочем, и в тесной связи Дмитрия Бритока с АРПИ сомнений нет - недаром же их офисы размещаются буквально в одном коридоре.

Очевидно, в 2014 году операция была проведена по давно отрепетированной тогда еще мэром Виктором Кондрашовым схеме: под очень благовидным предлогом здание закрывается "на ремонт" или "реставрацию", затем оно "выстаивается", пока внимание общественности не рассеется, а затем совсем не связанная с мэром компания проворачивает там свои дела.

Именно так когда-то ушло в собственность иркутской епархии РПЦ здание детского сада N 14, именно на таком "отстое" сейчас находится бывший детский сад на Карла Маркса, 4, рядом с Историческим музеем.

Что будет дальше с деревянным рестораном? Есть не лишенное оснований мнение, что в один не прекрасный день он сгорит. Вместе со всеми чертежами. Потому что место - очень уж привлекательное для второго офисного здания. А у жадного до денег бизнеса нет представлений о морали.

Автор: Максим Бакулев