История одного врача из глубинки. Или как государство развивает здравоохранение.

Когда-то, сидя в очередях в районной поликлинике – сначала с мамой, потом сам – я мечтал, что вырасту и стану совсем другим врачом, не таким, как эти раздражённые люди в кабинете с табличкой «Педиатр». Прошли годы, врачом я стал, только вот чувствую, что с каждым днем удаляюсь от идеала, нарисованного в детстве.

Работать мне пришлось в селе. Оно хоть и большое, но врачей тут всего три: терапевт, акушерка и я – педиатр. Если кто-то из коллег уходит в отпуск или заболевает, то на прием садится любой из оставшихся. Утром, например, я детей принимаю, а после обеда – взрослых. Самое трудное – заменять акушерку: чаще всего приходится просто отправлять женщин в райцентр за 20 километров.

У нас ещё неплохо считается. А есть села, где один врач общей практики. Там замену вообще не найти. В соседней области так врач в декрет ушла – полгода все село через реку переправлялось, чтобы на прием попасть. Куда только не жаловались – только и добились, что дважды в неделю приезжает врач из города. Очереди, говорят, сумасшедшие. Представляю, как коллега устает. Тут никаких доплат не захочется. Хотя, по статистике судя, вроде бы и благополучная ситуация: ФАПов и офисов общепрактикующих врачей достаточно. А вот со специалистами беда. Да их и понять можно: мало кто согласится по своей воле жить вдали от цивилизации и городского комфорта.

С педиатрами почти катастрофа. Детей много рождалось в последние годы, прием постоянно затягивается. Раньше, говорят, к мнению врача прислушивались. А нынешние мамочки поначитаются в интернете всякой чуши, и такое впечатление, что в поликлинику они приходят меня контролировать – подозрительные, недовольные заранее, при каждой моей рекомендации сразу в смартфон смотрят – то ли я советую, не уморю ли дитя. И попробуй ей возрази – тут же жалобу накатает, а потом еще и на весь мир ославит в сети. Прощай, стимулирующие выплаты!

Многие думают, что врачи теперь хорошо зарабатывают. Где-то, может, и хорошо, особенно в официальной статистике: там ведь отдельно не указаны медики, которые на полторы, а то и две ставки работают. У нас, сельских врачей, хотя бы сохранились льготы по коммунальным услугам, а вот в Тольятти, однокурсник пишет, отменили компенсации тем, кто снимает квартиры. Можно подумать, люди по собственной воле это делают. Было бы жилье от города, неужели бы отказались?

Государство гарантирует медработникам минимальную ставку и обязательные доплаты, а то, что начисляется сверх того, зависит от объективности распределения дополнительных доходов – например, от платных услуг. И что греха таить – очень часто львиная доля достается руководству, а персоналу, особенно вспомогательному, перепадают крохи.

Поэтому и стараются врачи уйти в частные медицинские центры: там хоть заработать можно. А пациентов – в разы меньше: туда люди не ходят от одиночества, как бабульки в городские поликлиники – просто чтобы поговорить. И хоть понятно, что болезни у них часто выдуманные, а восвояси отправить нельзя: пойдут к заведующему жаловаться. Вот и приходится давление измерять да травки выписывать. А в это время за дверью очередь настоящих больных нервничает, потом каждый посетитель обязательно выговорит за долгое ожидание. Такие стрессовые условия мало кто может спокойно переносить.

Конечно, нельзя сказать, чтобы уж совсем нас бросили на произвол судьбы: сельским врачам по программе «Земский доктор» миллион подъемных положен, а молодым врачам самых востребованных специальностей неплохую материальную помощь дают. Но это капля в море. Причем такое положение – во всей стране. Если в ближайшее время ничего не изменится, как бы лет через двадцать весь народ вынужденно на самолечение травками не перешел.