О том, как я сына «купила»

фото с сайта: pixabay.com
фото с сайта: pixabay.com

- Да не волнуйся ты так, нормальный это роддом, - успокаивали меня соседки по палате, не надо никому платить, отношение хорошее, не переживай.

- Нормальный, нормальный, - тяжело переворачиваясь с боку на бок, подтвердила Зойка, - я уже за третьим сюда иду. И все бесплатно. Пошла б, если роддом плохой был?

- Наверное, нет, - тихо промямлила я и отвернулась к стенке.

Я было грустно и страшно. Со дня на день на свет должен появиться мой сынок, а я не договорилась с врачами. В первую беременность было все иначе.

Уже с 20 недели я начала ездить раз в 14 дней на консультацию к женщине-врачу из роддома. Она же и принимала у меня роды, за которые я потом ее отблагодарила.

Роды прошли успешно, никаких осложнений не было.

Правда, пузырь мне прокалывали и капельницы ставили, так как родовая деятельность была слабой, но в целом все было неплохо. Дочка родилась здоровенькой красавицей.

Я мечтала снова рожать в том же роддоме, у того же врача. Но, не судьба. Роддом закрыли на промывку. Теперь всех привозили в один или же везли в соседний райцентр, но туда я точно не хотела. Там не было детской реанимации, а вдруг понадобится (не дай Бог, конечно).

В этом роддоме я не могла договориться. Вернее, договориться можно всегда, но я даже не могла определиться, какой врач получше, поэтому мучилась от неизвестности и страхов.

Ровно в день ПДР у меня началась какая-то странная мазня. Я в испуге побежала к дежурному врачу.

- Ну, я не виду ничего страшного. А срок какой? 40 недель. Рожать можно. Отправляйся в предродовую, - на одном дыхании проговорил врач.

Я покорно поплелась в свою палату, взяла телефон и бутылку воды и пошла на первый этаж в предродовую (хотя она рожала я там же, поэтому она и предродовая и родовая).

Уложили меня на кровать, велели ждать, сказав, что в эту смену я не рожу уже, поэтому сейчас в 8 врачи поменяются и меня посмотрят.

Врач меня посмотрел только в 9.

- Прокалите ей пузырь, - проговорил он.

- Капельницу ставить? – спросил другой врач.

- Не надо, пусть все идет естественным путем, - проговорил первый и вышел.

Пузырь мне прокололи и первые пару часов я ничего ужасного не чувствовал. Тянуло живот, но не более того.

Через какое-то время боль начала нарастать. Мне приходили, ставили КТГ, чтобы следить за сердцебиением плода, потом все снимали и уходили. Меня больше никто не смотрел. А я уже умирала от боли, поясница разламывалась.

На соседней кровати лежала девушка, которая вот-вот должна родить. Ее кровать стояла так, что я полностью могла наблюдать процесс появления на свет нового человека. Зрелище меня так заинтересовала, что я немного отвлеклась от своих проблем.

Правда, на свет появился какой-то маленький фантомасик. Ребенок был зеленого цвета. Как оказалось, малыш был переношен, поэтому обрел такой цвет в зеленых маминых водах.

Родившая девушка начала обзвон друзей и знакомых, а я стала снова умирать от боли.

Через какое-то время я не выдержала и начала звать врача. Пришел мужчина, который в первый раз смотрел меня:

- Чего кричишь? – устало спросил он.

- У меня потуги, - тихо сказала я. Я знала, что такое потуги, как-никак не первый раз рожала.

- Подожди, сейчас посмотрю.

Он вышел из палаты на несколько минут, но быстро вернулся.

- Так, так. Открытие полное, но придется еще потерпеть.

- Почему? – чуть не плача спросила я.

- Головка не опустилась, - изрек врач, закончив осмотр.

- Сколько ждать? – со слезами спросила я.

- 2-3 часа, - ответил мужчина.

- Я не выдержу.

- Выдержишь, - сказал врач и вышел.

Как мне было плохо, не описать словами. Боль разрывала мое тело на части. Во время схваток я лила себе на голову воду, это хоть немного облегчало страдания.

Я уже не верила, что этот ад когда-нибудь закончится. Я кляла себя, на чем свет стоит, что не договорилась заранее. И тут меня осенило.

Я кое-как повернулась и вытащила из тумбочки, которая стола возле кровати, свой телефон. На нем был одет красивый чехол, который выбрала моя дочка, а муж оплатил. Чехол имел несколько отделений и в одно из них, собираясь в больницу, я спрятала деньги. Я вытащила три тысячных купюры и, зажав ее в ладошке, позвала врача.

- Посмотрите меня, пожалуйста, - почти теряя сознание, прошептала я.

Мужчина вздохнул, но осмотр произвел.

- Еще надо подождать, - проговорил он и уже хотел выйти, но я быстро сунула в карман ему деньги.

Мужчина вопросительно на меня посмотрел и сказал:

- Сейчас вернусь.

Он и правда, вернулся. Минут через 5 с акушеркой.

Головка сына так и не опустилась. Врач надавил мне на живот, сказав стараться оттолкнуть пузиком его руку. Я старалась, как могла.

- Тужься на схватке, - сказал врач.

И я начала тужиться. Головка не выходила. Только с третьего раза я смогла справиться, да и то только наполовину. Как схватка прошла, головка залетела обратно.

- Черт, - прошептал врач, - давай еще раз.

В этот раз все получилось удачно. Акушерка была на подхвате, она удерживала головку сыночка, чтобы та не убежала обратно. Еще одна потуга и мой мальчик появился на свет.

Хоть он и был обвит пуповиной, но сразу закричал. На моих глазах навернулись слезы счастья.

Итог родов – сын весом 3 кг 960 грамм и ростом 60 сантиметров. С моим и его здоровьем все хорошо.

Но я до сих пор уверена, что своего сына я «купила». Ведь неизвестно, как все сложилось бы, не дай я денег.