Что помешало СССР отразить нападение Германии 22 июня?

3,4k full reads
5k story viewsUnique page visitors
3,4k read the story to the endThat's 70% of the total page views
4,5 minutes — average reading time

В эту трагическую годовщину, 22 июня, поневоле задумываешься – а можно ли было как-то отразить, или хотя бы смягчить последствия нападения нацистской Германии в 1941 году? Конечно, все периодически допускают ошибки, и сейчас, постфактум, можно выделить некоторые неверные стратегические решения СССР, приведшие в первые дни войны к ужасным, почти катастрофическим последствиям.

Например, в руководстве СССР изначально считали, что Германия именно в 1941 году едва ли будет нападать, и гарантией этому выступал не столько пакт Молотова-Риббентропа, сколько факт продолжавшейся войны с Англией. Германии приходилось вплоть до лета 1941 года вести войну не только на море и в воздухе, но и на суше – на Балканах, в Средиземноморье, на Ближнем Востоке (в апреле 41-го немцы захватили Югославию и Грецию, в мае 41-го - Крит, в июне совместно с вишистской Францией вели борьбу за Сирию). Причём Англия не собиралась сдаваться. Начинать в таком положении войну на новом фронте грозило для Германии повторением плачевных результатов Первой мировой. В итоге так оно и вышло, но получается, наше руководство недоучло авантюризм и фанатичность нацистской правящей верхушки, решившейся рискнуть и поставить на кон судьбу своей страны. Однако ближе к 22 июня советское руководство окончательно признало факт подготовки Германии к войне и начало ответные приготовления. Уже 18-го июня некоторые соединения приграничных военных округов были приведены в боевую готовность.

1941, июнь-август, вторжение немцев в СССР (источник - USMA)
1941, июнь-август, вторжение немцев в СССР (источник - USMA)
1941, июнь-август, вторжение немцев в СССР (источник - USMA)

Однако разведка, определив более-менее точно начало войны, не смогла вскрыть масштабы первого удара фашистов. В СССР считали невозможным такое внезапное нападение Германии сразу всеми основными силами. Неспроста танковые соединения нацисты подтянули к границам лишь в самые последние часы перед атакой, так что масштабы наступательных сил, вторгшихся в СССР, мы не смогли оценить не то что заранее, а даже в первые дни войны. (Ярким свидетельством этого служит печально известная несбыточная Директива №3 о переходе Красной Армии в контрнаступление 23-24 июня, о которой очень хорошо сказал историк А.В. Исаев в книге "От Дубно до Ростова": "Если задаться вопросом: «Соответствовала ли Директива № 3 сложившейся на границах обстановке?» — то ответ будет однозначным: нет. Но если поставить вопрос по-другому: «Соответствовала ли Директива № 3 дневным донесениям округов?» — ответ будет положительным.")

Можно найти и другие ошибки, например, на тактическом уровне, в структуре соединений советских вооружённых сил и их взаимодействии. Но хочется отметить вот что. Сейчас, апостериори, сделанные ошибки кажутся очевидными, из-за этого возникают многие спекуляции на тему трагического и болезненного для нас начала Великой Отечественной. Мол, в результате репрессий, политизированности и авторитаризма в СССР были допущены явные промахи, которые и привели нас к разгрому в первые дни войны. Таким образом, все наши тяжёлые потери изображаются как неизбежные последствия экономико-политического режима в СССР.

Однако хочется узнать у сторонников такой версии: какие репрессии и авторитаризм, например, помешали Франции отразить нападение Германии? Причём Франция не может оправдываться даже внезапностью нападения, ведь Франция сама объявила войну Германии и сама оттягивала начало боевых действий. Вообще, какие капиталистические страны, с «более нормальным», якобы, режимом могут похвастаться успешным сопротивлением нападению фашистской Германии, с кого нам брать пример? Положение Англии было особым, т.к. её отделял от континента Па-де-Кале, а Германия не обладала достаточными для его преодоления флотом и авиацией. А вот среди подвергшихся непосредственному нападению сухопутных сил немцев, какие капстраны достойно выстояли и смогли отразить нападение? Таких нет.

1940, июнь, захват немцами Франции (источник - USMA)
1940, июнь, захват немцами Франции (источник - USMA)
1940, июнь, захват немцами Франции (источник - USMA)

Итак, я хочу сказать следующее. Безусловно, руководством СССР были допущены те или иные ошибки – все ошибаются. Но я не вижу причин считать, будто именно политическая система стала причиной серьёзных неудач в начальный период войны. Наша ошибка была в том, что мы не рассчитывали на то, что немцы нападут сразу всеми силами, причём без какой бы то ни было дипломатической подготовки (Польше они ещё осенью 38-го выдвинули претензии по Данцигу, на Францию напали, когда Франция уже полгода как объявила войну Германии, а нападение на СССР было совершенно неподготовлено дипломатически, было исключительно вероломно). При этом сам факт войны неожиданностью не стал - советское руководство не питало иллюзий и готовилось к войне (свидетельством тому служит выдвижение стратегических эшелонов войск к границам, начавшееся 13-15 июня). Неожиданной оказалась лишь сила первого удара нацистов. План "Барбаросса", подразумевавший такой удар, разведкой вскрыт не был, и руководство не считало его возможным, так как ничего подобного ещё не происходило в истории, разве что с небольшими государствами, вроде Польши и Дании (предупреждавшие о таком неприятном варианте развития событий были в подавляющем меньшинстве, например, Г.С.Иссерсон не нашёл поддержки ни среди военных, ни среди политиков, и был репрессирован).

Кроме этого, отмечая ошибки, нельзя забывать и всего положительного, что было сделано. С первых же дней мы не давали противнику наступать спокойно, наносили контрудары, которые потихоньку "снимали стружку" с отборных немецких частей, и привели к тому, что под Москву к зиме 41-го они дошли истощёнными и были отброшены от стен столицы нашим контрнаступлением. Да, советские потери в этих контрударах были велики, не была ещё выстроена правильная структура танковых соединений, но, например, Франция вообще оказалась неспособна в 1940 организовать ни одного контрудара, а Польша организовала лишь один, героический, неожиданный для немцев, но не принесший стратегического результата (битва на Бзуре). Так что мы выступили не хуже, а лучше своих предшественников в борьбе с Гитлером.

В общем, хочется завершить строками из замечательных мемуаров одного из наших руководителей Генштаба, М.С. Штеменко.

"Нельзя забывать и об ошибках в определении порядка действий и силы первоначальных ударов врага. Высшее советское командование предполагало, что противник не станет вводить сразу все силы на всем советско-германском фронте и это позволит сдержать агрессора, используя войска так называемого прикрытия. Но война развернулась не так: гитлеровские захватчики ринулись вперед ударными группировками войск на всем протяжении западной границы нашего государства. Отбить этот удар силами, расположенными в пограничной зоне, к тому же не вполне готовыми к немедленным действиям, мы не смогли.
Просчеты и упущения в подготовке войск к отражению первого удара немецко-фашистских захватчиков, бесспорно, осложнили наше положение при вступлении в единоборство с колоссальной милитаристской машиной гитлеровской Германии, опиравшейся на экономические и военные ресурсы многих стран Европы. Но при всем при том фашистская армия сразу стала нести огромный урон, а через полгода отборные ее корпуса и дивизии были наголову разбиты под Москвой. Здесь начался коренной поворот в ходе войны.
Таковы уроки истории, и о них всегда следует помнить."

Если вам понравилась статья, пожалуйста, поддержите её лайком, подпиской и репостом в свои соцсети, такая поддержка будет меня мотивировать писать ещё, и полезная информация будет распространяться!

Запись в моём ЖЖ, на которой основана эта статья.

Подробнее о ходе блицкрига-1941 я писал в другой своей статье, со схемами и картами.