Как не надо вести войну - забытые уроки безрезультатной кампании

Войны сложно отнести к великим деяниям человечества. Тем не менее, целые народы склонны гордиться ими или наоборот, полностью отрицать их наличие в истории, иногда даже низводя до случайного конфликта, недостойного статуса боевых действий. Интересно, что история знает случаи, когда восприятие общественности одной и той же кампании менялось несколько раз на диаметрально противоположные, причем за максимально сжатый срок – за то время, что длилась сама война. Практически хрестоматийным примером этого может послужить русско-турецкая война 1877-1878 годов. К сожалению, уроки эти почти забыты сегодня, несмотря на их наглядность.

К началу событий Османская империя одряхлела и более не представляла собой прежнюю внушительную силу, с которой приходилось считаться. И в Стамбуле это прекрасно понимали. С другой стороны, Россия, остро переживавшая поражение в Крымской войне, находилась на волне очередного патриотического подъема. И какая-нибудь "маленькая, победоносная война" ей бы точно не повредила. И грамотно выстроенная воспитательно-патриотическая позиция могла бы принести немалые дивиденды. Было понятно, что Турция представляла прекрасную возможность достичь желаемого – и противник заведомо неопасный, и поквитаться за прежние крымские неудачи получается. К тому же, по всей славянской периферии старой Турции полыхали восстания, так что помочь братушкам-славянам и получить лишние голоса на общеевропейском политическом подиуме выходило слишком заманчиво. Поэтому война началась на небывалом общественном подъеме. Пункты записи добровольцев не справлялись с потоком желающих.

Генералы и адъютанты у резиденции императора, ноябрь 1877-го
Генералы и адъютанты у резиденции императора, ноябрь 1877-го

Боевые действия на первых этапах обнадеживали. Легко форсировали реку и продвигались по турецкой территории, не встречая практически никакого сопротивления – на тот момент турки считали войну уже проигранной и не стремились показывать чудеса геройства. Но началам неудач русских положила глупейшая ошибка, которую позднее обыграл писатель Акунин: заняв Никополь и не разобравшись в картах, русские решили, что оказались в узловой Плевне – она тогда действительно находилась без гарнизона. Радость по почти выигранной войне оказалась столь велика, что начались празднования, длившиеся несколько дней подряд. А когда же наконец разобрались и спохватились, турки сумели не только занять Плевну, но и укрепиться в ней. Русским пришлось решаться на штурм.

Главнокомандующим был брат царя. Крупнейшие соединения под команду взял сын. Да и сам император присутствовал в ставке постоянно (как и другие члены августейшей семьи). В результате все планы корректировались с учетом державной показухи, от которой выходило мало проку, но много крови. Широко известен факт приурочивания третьего штурма города к царским именинам. В результате на глазах царя погибнет 13000 русских солдат (турки потеряют 3000). Скобелев бы мог сломить сопротивление турок, но ему попросту не дадут в нужный момент подкреплений – царская родня приревнует вздорного генерала и испугается, что тот станет слишком уж популярен в войсках. Так что турецкую твердыню штурмовать перестанут, но устроят блокаду.

Генерал Михаил Скобелев
Генерал Михаил Скобелев

После этих неудач и явных просчетов бестолково-державного командования настроение российской общественности резко поменялось. Войну стали проклинать. Почти вынужденно русские цепляются за Шипку – ключевой перевал, удерживая который еще было можно выиграть войну – последний шанс. В результате за 4 месяца "сидения" на Шипке 700 человек погибнет от пуль турков, а 3000 попросту умрут от переохлаждения и недостатка питания. В госпитале в низине, куда станут поступать обмороженные шипкинские сидельцы, ампутируют 2000 конечностей. В России уже открыто говорят о неудаче войны.

В декабре Плевна пала, а на Шипку придет подкрепление. Появился реальный шанс выхода на оперативный простор. После нечеловеческих усилий преодолели Балканский перевал. И сразу началось дело, которое все ожидали в начале войны – началось победное шествие. Болгарию освободили полностью, но на Стамбул не пошли – Англия ввела корабли в Мраморное море, а Австро-Венгрия выдвинула свои силы к российским границам. Тем не менее, в России снова ликовали и праздновали на все лады победу.

Плененного Осман-пашу доставили к Александру II, Плевна, декабрь 1877 года. Художник: Николай Дмитриев-Оренбургский
Плененного Осман-пашу доставили к Александру II, Плевна, декабрь 1877 года. Художник: Николай Дмитриев-Оренбургский

После некоторых протокольных формальностей подписали мирный договор, условия которого снова оказались холодным душем для русского общества. Сербия, Черногория, Болгария и Румыния обрели независимость, но их территории заметно уменьшились. Турция стала почти марионеточным государством. Вот только за нити дергал не русский император, а австрийцы с англичанами. Война оказалась бесполезной. И это понимали все – даже сам царь.

× Поддержите подпиской наш телеграм-канал: @battlez

Обязательно делитесь статьей и ставьте "пальцы вверх", если она вам действительно понравилась!
И не забывайте подписываться на канал - так вы не пропустите выход нового материала