Пират, работорговец и адмирал - знаковая личность в истории Англии

3,5k full reads
5k story viewsUnique page visitors
3,5k read the story to the endThat's 69% of the total page views
4 minutes — average reading time

В "Острове сокровищ" Стивенсона, как известно, фигурирует всего один исторический персонаж (да и то его биография искажена до неузнаваемости). Остальные реально существовавшие герои только упоминаются для формирования исторического фона. И основная масса действующих лиц автором просто выдумана, собрана как коллажи на основании каких-то ярких черт людей, каким-то образом отметившихся в истории. Скажем, Сильвер списан с близкого друга писателя (просто отброшены положительные черты и добавлена звериная расчетливая жестокость), а Флинт соткан из массы описаний реальных пиратских капитанов. Не менее интересна и фигура главного героя романа – молодого Джима Хокинса, родившегося в 1744 году.

Русскоязычному читателю это имя мало о чем говорит, но для англичанина, да еще викторианской эпохи, сразу на ум приходит реальный прославленный моряк времен Тюдоров адмирал сэр Джон Хокинс. Чья мать, к слову, в девичестве носила фамилию Трелони – другого действующего лица романа Стивенсона. Так что прямая параллель налицо и игнорировать ее невозможно.

Хокинс на картине XVI века. Источник: Национальный морской музей в Лондоне (rmg.co.uk)
Хокинс на картине XVI века. Источник: Национальный морской музей в Лондоне (rmg.co.uk)
Хокинс на картине XVI века. Источник: Национальный морской музей в Лондоне (rmg.co.uk)

Будущий адмирал являлся потомственным дворянином и находился в родстве с одной из ветвей Плантагенетов. Его отец и вовсе числился среди доверенных лиц Генриха VIII, так что простачком нашего героя не назовешь.

Джон Хокинс получил недурное образование и являлся, по сути, сыном своего века – со всеми вытекающими. Так что не следует удивляться, что в 1560 году он приехал из родного Плимута в Лондон, чтобы найти пайщиков для рискованного предприятия, сулившего немалую прибыль – экспедицию к берегам Африки и Америки с целью разжиться рабами и потом выгодно их продать.

Компаньоны со средствами быстро отыскались, и в 1562 Хокинс повел три корабля к Западной Африке. Там он довольно скоро захватил три сотни невольников, с которыми двинулся в Новый Свет к владениям Испании. Попутно захватывая такие же рабовладельческие корабли и присоединяя их добычу к своей. Таким путем он добыл еще девять сотен рабов. Так что неудивительно, что во владениях Испанской короны он неплохо продал основную часть своих товаров, благо в трюмах имелся еще запас и английских промышленных образцов. Постепенно двигаясь вдоль побережья Вест-Индии, Хокинс распродал остаток рабов, заполнив нутро кораблей колониальным товаром – имбирем, жемчугом, сахаром и шкурами экзотических зверей. И уже с этим добром отправился на родину. Правда, он еще зачем-то отправил два корабля с таким же добром торговать в Испанию, где предпринимательских новшеств не оценили и попросту конфисковали суда вместе с товаром и экипажем. Сам автор затеи этот нелепый поступок никак не объяснил, только сообщил, что потерял на этом деле примерно 20 тысяч фунтов. Впрочем, оставшейся доли ему хватило на то, чтобы купить богатый дом в Лондоне в паре шагов от Тауэра – золотая миля той поры – и прослыть богачом.

Корабль работорговцев на картине 18 века. Художник: William Jackson
Корабль работорговцев на картине 18 века. Художник: William Jackson
Корабль работорговцев на картине 18 века. Художник: William Jackson

Естественно, когда мореход принялся организовывать повторную экспедицию за рабами, недостатка в пайщиках не было – сама королева Елизавета вложилась (предоставила старый, но вполне крепкий корабль, ставший флагманом), да и ее придворные не отставали. В этот раз рабов захватили поменьше, но продали их в районе Венесуэлы. Причем в тех краях властям запрещалось торговать с иностранцами, и проблему эту Хокинс решал своеобразно – или предлагал поддельные документы, или угрожал пушками. Так что рабов распродали быстро с немалой выгодой для акционеров.

В 1566 году Хокинс затеял третью экспедицию, но тут выразил свой протест посол Испании. И с Хокинса взяли слово больше рабами в испанских землях не торговать. И тот такое слово не только дал, но и сдержал – снарядил четыре корабля по старому маршруту, но повел их не лично, а назначил капитана. Правда, эти четыре корабля попросту пиратствовали, а тем временем королева помогала снаряжать пару кораблей на будущее. Так что вскоре к первым четырем, вернувшихся из рейда, добавилось еще два. Вот они-то и двинулись к Канарам. Правда, по дороге их разбросало штормом, но у точки сбора нашлись все. Флотилия направилась к Африке, и по пути нашли три португальских брошенных каравеллы. Одну, что получше, прихватили с собой. А тут еще и пара французов присоединилась к отряду.

Пираты берут на абордаж испанский корабль, XVI век. Иллюстратор: Peter Dennis
Пираты берут на абордаж испанский корабль, XVI век. Иллюстратор: Peter Dennis
Пираты берут на абордаж испанский корабль, XVI век. Иллюстратор: Peter Dennis

Первое время им не очень везло, хотя они умудрились даже поучаствовать в захвате городишка в Сьерра-Леоне. Но потом вроде необходимый минимум рабов набрали, вот только приблизился период штормов, в команде начались болезни, а с провизией обстояло как-то не очень. Так что спешно пошли к Южной Америке снова к испанским владениям – сбывать рабов. Которых вновь продавали под угрозой пушек – особенности тогдашнего маркетинга.

Распродав рабов, Хокинс встретил флотилию Дрейка и присоединился к нему. Вместе они пощипали несколько островов, а потом захватили город Рио-де-ла-Ачу. И, что интересно, очень по-разному распорядились своей долей захваченных сокровищ. Дрейк попросту забрал добычу, а Хокинс свою долю вернул губернатору в обмен на торговые привилегии. А заодно продал ему и еще оставшихся невольников. Кстати, сумма сделки по живому товару составила 1000 песо. Но губернатор отрапортовал начальству, что ему пришлось выложить 4000 песо. Так что все остались довольными.

Позднее Хокинс много раз организовывал приватирские экспедиции и крепко досаждал испанцам. Он даже воевал с Непобедимой Армадой. А как-то раз учинил шпионскую историю, в результате которой раскрыли заговор и выслали испанского посла из Англии. А еще именно Джон Хокинс, незадолго до сражения с Армадой стал контролером флота. И именно при Хокинсе началась массовая постройка кораблей с пониженным бортом, увеличенной длиной корпуса и более узких, что позволяло их вооружать артиллерией помощнее. Ну и обводы новых кораблей позволяли резче маневрировать и навязывать свой способ морского боя, уходя от абордажной схватки и держа противника на дистанции.

Томас Кавендиш, Френсис Дрейк и Джон Хокинс. Картина 17 века анонимного автора. Источник: (rmg.co.uk)
Томас Кавендиш, Френсис Дрейк и Джон Хокинс. Картина 17 века анонимного автора. Источник: (rmg.co.uk)
Томас Кавендиш, Френсис Дрейк и Джон Хокинс. Картина 17 века анонимного автора. Источник: (rmg.co.uk)

А еще Хокинсу приписывают ввоз в Англию картофеля и табака. Правда, тут некоторые исследователи все же готовы присудить пальму первенства другим морякам, хотя приверженцев Хокинса все же в ученом мире больше. А еще ему приписывают (на этот раз единодушно) введение в английский язык слова shark. Именно экспедиция Хокинса привезла в Лондон первый экземпляр этой рыбы, где ее и описали ученые. Ну а само слово моряки позаимствовали из диалекта аборигенов Юкатана. Не посоветовавшись с учеными мужами.

В 1590 году Джон Хокинс основал на паях с таким же корсаром богадельню для престарелых моряков, которая постепенно дополнилась больницей и госпиталем. Ну а умер моряк в 1595 году 63 лет отроду на борту собственного корабля во время очередного похода за рабами.

× Поддержите нас в телеграме: @battlez

Не забывайте ставить "пальцы вверх" и подписываться на канал - так вы не пропустите выход нового материала