Знаменитая победа русского брига, в которую сложно поверить - и вот почему

Русско-турецкая война, 14 (26) мая 1829 года, в 13 милях от Босфора. Официальная версия российской стороны весьма пышная и растиражированная. На рассвете небольшая разведывательная эскадра под командованием Сахновского в составе фрегата "Штандарт" и двух бригов "Орфей" и "Меркурий" заметила 14 турецких вымпелов со стороны Анатолии. Желая лучше рассмотреть противника, Сахновский приказал самому тихоходному кораблю лечь в дрейф (им был "Меркурий"), а двумя оставшимися пошел на сближение с противником, чтобы максимально точно оценить силы врага. Турки, завидев неприятеля, пустились в погоню. Сахновский развернулся и просигналил "Меркурию" приказ отходить.

"Штандарт" и "Орфей", будучи отличными ходоками под ветром, быстро вырвались вперед и вскоре скрылись за горизонтом. А "Меркурий", специально спроектированный для условий мелководья и прибрежных вод как патрульный корабль, этого сделать не смог – его малая осадка и меньшая остойчивость не позволяли развивать большой скорости. Правда, он, обладая хорошими мореходными качествами, имел возможность маневрировать даже в штиль – за счет наличия штатных весел, гребли которыми стоя. Весел было по 7 на борт, но использование их мешало стрельбе из орудий. Так или иначе, турки стали нагонять бриг.

Бриг "Меркурий"
Бриг "Меркурий"

Ближе к полудню основные турецкие силы легли в дрейф, а два линейных корабля, превосходивших всю эскадру в скорости ("Селимие" и "Реал-бей") продолжили преследование брига. Интервал заметно сокращался.

К часу дня ветер стих, и капитан брига Казарский отдал приказ идти на веслах. Это дало возможность немного увеличить разрыв, но через полчаса ветер (а с ним и погоня) возобновился. Примерно около трех пополудни турки открыли огонь из погонных пушек. Всего на этих двух линейных кораблях имелось:

  • На "Селимие" 36-фунтовые пушки – 28 орудий; 110-фунтовые камнеметы (мортиры для обстрела береговых укреплений) – 4 шт; 24-фунтовые орудия – 30; 75-фунтовые камнеметы – 4; 18-фунтовые орудия – 34; 12-или 9-фунтовки и 36-фунтовые карронады – 28. Итого: 128 орудий.
Трехдечный линейный красавец турецкого флота "Махмудии" был спущен на воду в 1829. Так же, как и "Селимие" (1797), носил 128 орудий
Трехдечный линейный красавец турецкого флота "Махмудии" был спущен на воду в 1829. Так же, как и "Селимие" (1797), носил 128 орудий

  • "Реал-бея" в списках турецкого флота на самом деле не значилось. Но раз уж линейный корабль второй действительно существовал, то на его роль претендовали два однотипных судна, которые и вооружались одинаково. 36-фунтовые пушки – 28 шт; 18-фунтовки – 30; 12-фунтовки – 12; 36-фунтовые карронады – 4. Итого: 74 орудий.

Бриг "Меркурий" имел куда более скромные возможности. На нем стояли 24-фунтовые карронады в количестве 18 орудий и две 3-фунтовые пушки, которые можно было использовать и как ретирадные, и как погонные. Итого: 20 орудий.

Официально сообщалось, что турки попытались взять в бриг в клещи, но не рассчитали дистанции и подошли слишком близко, отчего могли стрелять только из нижних портов – остальные выстрелы пришлись бы выше. Зато с двух сторон – бриг взяли в два огня. Так что тому пришлось отвечать с двух бортов. Но у турок карронады стояли слишком высоко, поэтому русские стреляли часто и много, а в результате меткого огня одному турку сбили бушприт (перебили крепежные тросы), а второму два рея, отчего те не смогли маневрировать и были вынуждены выйти из боя. Бриг вышел из схватки победителем.

Чертеж, где видны повреждения брига
Чертеж, где видны повреждения брига

Через три дня в одесской газете напечатали якобы письмо штурмана "Реал-бея", прославлявшего подвиг российского корабля. Вот только штурман этот не имел почему-то имени, а самого корабля с таким наименованием в турецком флоте тоже не существовало. Еще интереснее тот факт, что в письме штурмана из "Одесского вестника" перепутаны даты боя. Да и самого подлинника письма так никто и не увидел.

Интересно, что англичанин Адольфус Слейд бывший в тот момент наемником на турецком "Селимие" и являвшийся не только участником, но и свидетелем, сообщает о погоне за "Меркурием", но ничего не упоминает о повреждениях своего корабля. Кстати, если сбитые реи на передней мачте действительно довольно неприятные повреждения, то перебитые тросы бушприта исправляются за четверть часа и никак не могут служить причиной выхода корабля из боя.

Картина Михаила Ткаченко
Картина Михаила Ткаченко

Также о дистанциях боя и невозможности стрелять полным бортовым залпом. Как известно, на нижних палубах линейных кораблей ставились самые тяжелые орудия. И для потопления "Меркурия", в теории, хватило бы одного попадания ниже ватерлинии. Но, если посмотреть на карту повреждений корабельного корпуса, не найдется ни одной пробоины, соответствующей главному калибру турок. Все они подходят только погонным орудиям. Следовательно, бортового залпа так и не было. Не говоря уж о том, что карронады "Меркурия" при таком сближении технически невозможно задрать (как и на большей дистанции – карронады вообще дальше 250 метров не работали) на такие углы возвышения. Из карронад били в корпус судна, для пальбы по такелажу они не предназначались. Если только случайно, когда судно наклонено из-за бокового ветра. То есть, сбить снасти в теории могли только из пары 3-фунтовок. Но это слишком ничтожный калибр для подобной задачи.

Тут важно понимать, что на момент боя опытных моряков у турок просто не было. Полтора года до рассматриваемого события почти весь их флот был уничтожен в Наваринском сражении. А вот на русском бриге экипаж был очень опытный. А его командир до того командовал самыми разными судами и прекрасно понимал особенности своего брига. Поэтому вероятнее всего следующая трактовка события: один из линейных кораблей турок из-за ошибки команды развернулся носом к ветру (такое возможно при боковом ветре и при ошибках команды), а потом и второй. Причем на нем реально могли уронить парус – по свидетельствам современников с комплектованием команд у турок на тот момент обстояло просто из рук вон плохо. Есть также шанс, что корабли просто прекратили преследование, поскольку оторвались от основной эскадры. Кстати, в рапорте Казарского говорится, что с брига на этой короткой дистанции велась ружейная стрельба, которая заставила противника очистить палубу – на ней стояла уже изготовившаяся абордажная команда. Но при этом у турок (и русская сторона этот факт признает) не было потеряно ни одного человека! Как такое возможно при плотной ружейной стрельбе по большой массе народа?

Фрагмент картины Айвазовского
Фрагмент картины Айвазовского

Вероятнее всего, бой выглядел иначе, чем это представлено русской стороной. Да, он имел место. Но реальность крепко отличалась от официальной версии. Просто на тот момент требовалась мифологизация, которой и подвергся бриг "Меркурий".

Но даже факт искажения действительности нисколько не умаляет подвига моряков. Согласиться на сопротивление в такой безнадежной ситуации – это дорогого стоит. Тем более, что за несколько дней до того (11 мая) примерно при таких же условиях туркам без боя сдался наш фрегат "Рафаил". И уж никак не отменить искусство маневрирования кораблем, благодаря которому Казарский не позволил туркам сделать ни одного бортового залпа по "Меркурию", отчего всю стычку им пришлось довольствоваться одними погонными орудиями малого калибра.

Обязательно делитесь статьей и ставьте "пальцы вверх", если она вам действительно понравилась!
И не забывайте подписываться на канал - так вы не пропустите выход нового материала.