Доктор Артур Конан Дойль женится

Он написал еще несколько рассказов, но их не все не приняли. Зато он смог наконец нанять прислугу, которая живо навела в доме порядок. Дом постепенно становился похожим на жилище преуспевающего доктора. Немалая в том заслуга была матушки и тетки Аннет, которые присылали небольшие подарки – мелкую мебель, коврики и безделушки, без которых был немыслим приличный викторианский дом. В числе картин, которые украшали дом, было несколько работ Чарльза Дойля. Тот находился в лечебнице, и Артур полагал, что его отец вполне доволен такой жизнью. Впрочем, Артур очень часто обманывался, когда дело касалось его отца. Обманулся и сейчас.

В гости к нему часто приезжали родственники, и сам он ездил в гости, в том числе и для того, чтобы познакомить свою девушку, Элмо Уэлден, с теткой Аннет. Впрочем, характер у Элмо оказался тяжелый, они часто ссорились и в конце концов расстались, хотя одно время Артур даже подумывал жениться на ней.

Подводя итоги второго года, доктор Дойль вывел цифру 250 фунтов. По сравнению с прошлым годом это был явный прогресс. 

В это время он впервые замахнулся на большой роман: написал «Историю Джона Смита», от лица человека, сидящего дома из-за обострения ревматизма и подагры. Рукопись пропала по дороге в издательство, и в эпоху, когда пишущие машинки уже были изобретены, но большого распространения пока не получили(как раз в этот год Марк Твен бодро настукивал «Приключения Гекльберри Финна» - первый роман, напечатанный на машинке), исчезновение исписанных от руки тетрадок было фатальным: копий не осталось. Позже Дойль признавался: “Печаль по поводу его утраты нельзя даже сравнить с тем ужасом, который я бы испытал, объявись он вдруг в печати”. Ужас его миновал, при жизни ему повезло не встретиться вновь со своим первым крупным детищем. Однако в 2004 году четыре рукописные тетрадки с «Историей Джона Смита» вдруг всплыли на аукционе «Кристи» и были приобретены библиотекой Британского Музея. 

Большинство биографов сходятся на том, что Конан Дойлю повезло дебютировать в очень удачное время: как грибы появлялись издательства и журналы, а вот крупных писателей, которые могли затмить яркое молодое дарование, почти не было. Был Стивенсон, был Генри Джеймс, был Уилки Коллинз. Киплинг в это время только начинал публиковать свои рассказы. Оскар Уайльд был в моде, но только благодаря своему остроумию и умению привлечь к себе внимание. Бернард Шоу написал к 1883 году пять романов, но ни один из них не опубликовал, и был известен разве что как театральный критик. Джозеф Конрад был еще Юзефом Корженевским, хотя и служил на британских судах; он еще ничего не написал. Герберт Уэллс в это время был приказчиком в одном из магазинов Саутси, того самого Саутси, где в это время доктор Дойль играл в крикет на площадке, которую содержал отец Герберта. Много лет спустя старшего Уэллса Конан Дойлю припомнить удалось. Герберта доктор Дойль так и не заметил, хотя с владельцем магазина был знаком.

Благодаря повышенному спросу и невысокому предложению качественной литературы, Артур Конан Дойль, обладающий несомненным талантом рассказчика, постепенно приобретал в себе уверенность как писатель. Он еще не думал о том, чтобы сделать писательство своим ремеслом, но его уже оскорблял тот факт, что «Корнхилл» что-то не торопится брать его рассказы и публиковаться приходится в изданиях рангом ниже. Он сел писать свой второй большой роман, и в этом романе уже будут два джентльмена, проживающие из экономии на одной квартире. Однако это еще не Шерлок Холмс и доктор Ватсон, это майор Клаттербек и герр фон Баумсер, второстепенные герои романа «Торговый дом Гердлстон».

Клаттербек ничем не напоминает нам Холмса: это отставной военный, зарабатывающий на жизнь карточной игрой и мелким шантажом. Однако его нечистоплотности есть предел: когда Эзра Гердлстон предлагает ему участие в большой афере, он отказался, потому что такие дела несовместимы с его понятиями о чести. Немецкий эмигрант фон Баумсер поначалу кажется исключительно комическим персонажем с его внешней безобидной неуклюжестью и коверканьем английских слов. Однако же он очень хорошо информирован о торговых операциях в Сити, а когда дело доходит до решительного момента, у него в друзьях обнаруживаются боевики-анархисты. 

Критики обычно обвиняют этот роман в подражательстве, но было бы весьма странно, если бы молодой автор не пытался подражать писателям, которые произвели на него большое впечатление. Зато в романе удачно соседствуют и описания лондонской обыденности, и описания таких экзотических мест, как Южная Африка. Много интересного можно узнать о нравах в Эдинбургском университете, а в описании будней фирмы Гердлстонов мы вдруг встречаем некое злополучное судно «Черный орел», в котором, при некоторой доле воображения, можно узнать «Маюмбу». Вдобавок «Торговый дом Гердлстонов» еще и редкий для Конан Дойля роман, где наличествует любовная линия – даже две любовные линии, если учитывать женитьбу майора Клаттербека. Обычно же Конан Дойль не уделял большого внимания делам сердечным. Возможно, это всего лишь влияние английских классиков. С другой стороны, возможно, это отражение реальной жизни, ибо как раз во время написания «Торгового дома Гердлстон» доктор Дойль женился. 

Свидетельство о браке
Свидетельство о браке

Все случилось совершенно по-докторски: в марте 1885 года друг пригласил его к пациенту, пациент был безнадежен. Квартирная хозяйка настаивала, чтобы пациента убрали из ее дома, чтобы избежать дурной репутации. Мягкосердечный доктор Дойль, в распоряжении которого был дом в целых восемь комнат, предложил перевезти пациента к нему. Никаких планов по излечению пациента у доктора Дойля не было и быть не могло: церебральный менингит и в наше время лечится плохо, а уж о тех временах и говорить нечего: юноша был обречен, и несколько дней спустя скончался. 

Пациент, двадцатипятилетний Джон Хоукинс, недавно приехал в Саутси из Глостершира с вдовой матерью и сестрой Луизой (семейное прозвище Туи). Луиза была двумя годами старше и брата, и самого доктора Дойля. Брюнетка с серо-голубыми глазами, вот и все, что обычно пишут биографы, не находя в Луизе никаких особенных достоинств. Она вышивала и играла на пианино, но таковыми же достоинствами обладали многие девицы из британского среднего класса. В апреле Артур и Туи обручились. Они гуляли у моря, часто виделись, что, впрочем, не помешало Артуру написать и летом защитить в Эдинбурге докторскую диссертацию “Вазомоторные изменения при сухотке спинного мозга и воздействие этого заболевания на симпатические связи нервной системы”. Так Артур Конан Дойль стал настоящим доктором со степенью.

Луиза Хоукинс
Луиза Хоукинс

Биографы обычно обходят стороной вопрос, почему этот брак совершился так быстро, если брать в расчет долгие викторианские помолвки и викторианские же правила приличия: не прошло и полугода после смерти брата. Никаких финансовых причин торопиться не было: у Луизы Хоукинс был небольшой годовой доход, у доктора  Дойля – доход не намного уж и больше. Страстной, крышесносной любви, если принять во внимание диссертацию, тоже как будто не наблюдалось – когда играют гормоны, как-то не до диссертаций. Разве что Артуру стало совсем одиноко после того, как брат Иннес уехал в Йоркшир учиться в закрытой школе. Мэри Дойль приехала познакомиться с невестой, одобрила ее, и, похоже, активно принялась устраивать свадьбу, потому что в августе Артур и Луиза обвенчались в церкви недалеко от йоркширского поместья Уоллера, причем сам Брайан Уоллер был посаженным отцом невесты. Церемония была скромная (все-таки траур). Кроме Мэри Дойль и доктора Уоллера в церкви присутствовали только мать невесты, а также брат жениха Иннес и сестра Конни. В свадебное путешествие молодожены отправились в Дублин, где Артур заодно сыграл несколько матчей в крикет с бывшими одноклассниками из Стоунихерста.

С Туи Артур Конан Дойль прожил много лет, но нигде не дал себе труда описать жену достаточно ярко. «Ни у одного человека не могло быть более милой и привлекательной спутницы жизни» - и все? Отсутствие размолвок, несколько упоминаний о милой кротости Луизы в «Воспоминаниях и приключениях» - это любовь? Нет, скорее привязанность. И фраза в «Письмах Старка Монро»:  «Я не знал, насколько легко быть благородным, когда кто-то принимает это как должное» тоже как-то не настраивает на мысли о большой любви.

Кэт, в которую влюблен юный Тома Димсдейл из «Торгового дома Гердлстон», точно так же бесцветна. Она мила, привлекательна и кротка, но всех ее душевных сил хватило только на то, чтобы сказать злодею «Нет!» в ответ на предложение руки и сердца. Правда, ей потом достало решимости передать любимому сообщение о том, что с ней происходит, но, скажем прямо, это ее не спасло бы, если бы не цепь нескольких случайностей, характерных, впрочем, для романов того времени. Счастье, что в романе описана не только Кэт и ее отношения с Томом, а то эта история выглядела бы уныло, как сама Кэт. Да и считать главными героями романа Кэт и Тома трудно: без сомнения, главные герои (точнее антигерои, ведь они безусловно злодеи) – это мистер Гердлстон и его сын Эзра, обрисованные очень выпукло и достоверно. 

Впрочем, успеху романа это не помогло. Дойль отправлял его в одну редакцию, в другую – всюду отказы. И сам Дойль не удивлялся такой реакции: к роману он уже заметно остыл и он не казался ему таким уж удачным. Его захватили новые идеи: повесть о сыщике, который поставит эту пока дилетантски организованную деятельность на научную основу.