Берлин - город контрастов

08.01.2018

Представьте, что ваш школьный класс разделили на две половины. Одних направили в жерло коммунистического вулкана, где они ходили строем, повязывали пионерские галстуки, активничали на партсобраниях и конспектировали Ленина. Другим же вручили в одну руку сигарету, в другую диск с песнями Битлз и пустили покорять высоты рыночной экономики. Через несколько лет класс собрали воедино и завещали неодобрительно косящимся друг на друга подросткам: «Вот вы и снова вместе. Любите друг друга и будьте счастливы!»

Современный Берлин и есть тот самый класс. Один из его лучших учеников – проспект Карла Маркса – до сих пор хвастается: «Посмотрите, какой я широкий и монументальный. Я почти Москва! Ведь похож, правда похож? И даже аллея самого Пушкина от меня недалеко». Хулиганский центральный район Кройцберг, который больше всего любит развлекаться, отвечает на это, затянувшись сигареткой: «Пора бы тебе, зазнайка Карл, перестать рисовать красные звезды на небосклоне, а лучше выпить бы с нами пивка и расслабиться с неплохим косячком».

Еврейский квартал недобро косится на магазин одежды Хуго Босс, расположенный в непосредственной близости. Тычет в него пальцем и обиженно припоминает, что Хуго во времена нацистской Германии гитлеровской армии одежки пошивал. Обиженный Хуго в который раз огрызается: «Мода – она вне политики. И вообще, иди и братьям Дасслер свое неодобрение высказывай. Уж они-то были убежденными нацистами».

Братьям Дасслер на этот выпад сказать нечего, да и некогда. Они ругаются и конкурируют между собой. Один штампует Адидас, а другой Пуму. И длится сей спор уже почти век. Неодобрительно сверкают друг на друга неоновые лампочки магазинов, пока сама спортивная обувь старается перещеголять противника в дизайне и комфорте. Хоть суть размолвки уже давно забыта!

Меряются высотой телебашни. Соревнуются в сообразительности университеты. Одна лишь величественная река Шпрее успокаивает берлинцев: «Ребята, ведь несмотря на все разногласия, нам хорошо друг с другом. Так что давайте жить дружно!» – и улыбается при этом совсем как кот Леопольд.