Что ответил космонавт Олег Новицкий на вопрос про бело-красно-белый флаг на борту МКС?

7 January
34k full reads
4 min.
121k story viewsUnique page visitors
34k read the story to the endThat's 28% of the total page views
4 minutes — average reading time

Космос Союзного государства

В апреле на МКС отправится очередная, 65-я экспедиция. Её командиром назначен россиянин, белорус Олег Новицкий. На высоту 400 км он уже поднимался дважды, в 2012-м и в 2016 годах. И оба раза на высоту 400 км он поднимал с собой флаг родной Беларуси. Возвращаясь он, каждый раз, передавал «космический» красно-зелёный флаг белорусским дипломатам, а тот передавали его на родину. Недавно в Посольстве Республики Беларусь в Москве прошла торжественная церемония, на которой Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Беларусь в Российской Федерации Владимир Семашко передал космонавту флаг, который Олег Викторович вновь поднимет на недосягаемую высоту.

Перед вручением Олег Новицкий ответил на вопросы журналистов. Чтобы не примазываться к коллегам, свои вопросы я выделил курсивом.

– Олег Викторович, вы летите на МКС в апреле, через несколько месяцев, а флаг Беларуси вам вручают уже сейчас. Почему так рано?

– Личные вещи экипажа сдаются заранее. Они проходят проверку, биологическую и микробиологическую, взвешиваются. Только после этого комиссия выносит решение о возможности подъёма вещей, в том числе флага, на борт МКС.

– Сейчас в Беларуси идут споры о флаге, почему вы берете именно Национальный красно-зелёный?

– Потому что это государственный флаг Республики Беларусь, флаг земли, на которой я родился. И мне необходимо иметь на борту такую поддержку – для души, для себя лично. Поэтому мне будет очень приятно, если я возьму именно этот флаг на борт станции.

– В связи с политическими событиями в Беларуси, вам не предлагали взять бел-чырвона-белы флаг, который стал символом протеста?
– Не осмелились.

– Что ещё, кроме флага, возьмёте с собой?

– Нам разрешено брать не более одного килограмма личных вещей объёмом не более полутора литров. Возьму письма друзей и близких, фотографии, флаг Республики Беларусь. Еще, наверное, возьму флаг Бессмертного полка. Не сомневайтесь, килограмм я заполню полностью.

– А горсть родной земли? Первый белорус-космонавт Петр Климук, когда летал, брал с собой на орбиту белорусскую землю.

– Возможно, тоже взял бы, но сейчас земля мёрзлая, зима. Собирать неудобно. Плохо отковыривается.

– А вы что-то подарите Посольству Беларуси?

– Конечно, без подарков нельзя. Мы с директором по пилотируемым космическим программам «Роскосмоса» Сергеем Крикалёвым привезли календарь нашего отряда космонавтов, несколько видов космического питания и маленький подарок на ёлочку. Это такой стеклянный космонавт из советского прошлого.

– Вы полетите опять командиром?

– Да.

– Все белорусы летали командирами, и Коваленок, и Климук. Может у белорусов есть какие-то особенные национальные качества?

– Командиров отбирают не по месту рождения или национальности, а по профессиональным качествам.

– В связи с пандемией условия подготовки как-то изменились? Может срок увеличился, или какие-то дополнительные медицинские обследования появились?

– Первым делом, отойдите от меня на полтора метра. Срок не изменился, изменились условия подготовки. Многие занятия проводятся дистанционно, мы сильно ограничили круг общения. Даже в столовой основной и дублирующий экипажи питаются отдельно от всего отряда.

– А вы себе прививку сделали?

– Да, вакцинировался «Спутником-V», пока сделал только первый укол из двух.

– Скажите, будут ли в ходе полёта проводиться эксперименты от Республики Беларусь?

– Я не могу сказать, какие будут эксперименты, и кто их заказчик. Могу только сказать общее количество – порядка 55 экспериментов за полгода.

– А по коронавирусу планируются какие-то исследования? Например, как он выживает в космосе…

– Насколько я знаю, пока не планируются. Самое главное сейчас – не завести его на борт станции.

– Вы много общаетесь с партнёрами-иностранцами. В частности, с американцами. Они знают о существовании Союзного государства?

– Как образованные люди, они, конечно, знают о Союзном государстве.

– Вы им про него рассказывали?

– Не было необходимости.

– Кто входит в ваш экипаж?

– Он состоит из трех человек, все россияне. Но, возможно, программа изменится, и место одного россиянина займёт американец. Пока экипаж точно не определён.

– В советском детстве многие мальчишки зачитывались книгами о космонавтах. Что вас подвигло на этот путь?

– Я тоже читал очень много приключенческих книг, фантастики, зачитывался произведениями Жюля Верна. Но первой мечтой было стать военным лётчиком, а уже потом появилась возможность пройти отбор в отряд космонавтов.

– Несколько личный вопрос: когда вы летите, вы просите помощи у Бога?

– Напрямую, наверное, нет.

– Но на орбите чувствуете, что немного ближе к Нему?

– Ну а как же, как минимум на 400 километров ближе…

– Все-таки, как вы думаете, там, наверху, есть кто-нибудь?

– Не знаю, сам я не видел. Но какая-то сила нас явно поддерживает.

– МКС летает больше 20 лет. Периодически ходят разговоры о том, что закроют, спишут, затопят и так далее… Уже трещины в корпусе находят, через которые воздух вытекает. Не страшно на неё лететь?

– У любого механизма, машины и даже космической станции есть срок годности. Но МКС пока не исчерпала свой ресурс, она летает вполне надежно.

– В этом полёте у вас планируется первый выход в открытый космос. Это стресс?

– Сам полет в космос – это уже стресс. Выход в открытый космос, конечно, тоже.

Слева направо: Олег Новицкий, Владимир Семашко и Сергей Крикалёв
Слева направо: Олег Новицкий, Владимир Семашко и Сергей Крикалёв
Слева направо: Олег Новицкий, Владимир Семашко и Сергей Крикалёв

– Скажите, а граница между Россией и Беларусью из космоса видна? Говорят, что по космическим снимкам видно, что со стороны Беларуси аккуратно нарезанные поля, а со стороны России – леса и буреломы…

– Не видно никакой границы. И поля ухожены одинаково по всему Союзному государству. Во всяком случае, на глаз, отличить невозможно.

– А Минск хорошо виден?

– Ночью – отлично.

– Когда вы в последний раз были в Беларуси?

– Крайний раз был на родине 13 марта. Я бы, честно говоря, хоть сегодня поехал. Но нет возможности.

– Неужели даже вас не пускают?

– А какая разница. Даже если бы пустили, после этого придётся проходить две недели карантина, у нас нет на это времени.

–Вы, когда после второго полёта четыре года назад приземлились, сразу заговорили о третьем. Почему?

– Не знаю, наверное, это профессиональный интерес. Я космонавт, поэтому должен летать в космос. Представляете, если бы вы одну статью написали и решили бы остановиться. Это было бы странно, правда?

– А до какого возраста можно летать в космос? Это зависит только от медицинских параметров?

– Возрастных рамок у нас нет, все зависит от состояния здоровья.

– Ваша супруга будет вести онлайн-дневник, как это было во время прошлого полета?

– Конечно.

– А что она сказала, когда узнала, что вы полетите?

– В целом, конечно, обрадовалась. Но и расстроилась, что ей придётся полгода быть одной.

– После прошлого полёта вы участвовали в эксперименте, в котором имитировалась высадка на Марс. Вы бы хотели поучаствовать в такой высадке?

– Конечно, а почему нет?

– А когда это может стать реальностью?

– Думаю, лет через десять. Мне бы очень этого хотелось. Но лучше спросите об этом у Сергея Константиновича (Крикалёва).

Я спросил. Что он мне ответил вы можете прочитать здесь.

Валерий ЧУМАКОВ

фото автора

НАМ ВАЖНО ВАШЕ МНЕНИЕ!

© "Союзное государство", 2021

Дочитали до конца? Было интересно? Поддержите журнал, подпишитесь и поставьте лайк!