Есть ли жизнь на Венере? Россия возвращается в Большой Космос

3 March
114 full reads
6 min.
442 story viewsUnique page visitors
114 read the story to the endThat's 26% of the total page views
6 minutes — average reading time

Космос Союзного государства

Маршрут построен

У российского космоса планы и перспективы поистине фантастические. Мы планируем полёты на Луну, Марс, а на Венере будем искать возможную жизнь, следы которой "разглядели" на фотографиях поверхности планеты российские учёные. Обо всём этом нам поведал научный руководитель Института космических исследований РАН академик Лев ЗЕЛЁНЫЙ

– Лев Матвеевич, в мультике «Тайна третьей планеты» есть капитан Зелёный. Кир Булычёв его не с вас списал?

– Скорее наоборот. Повесть «Путешествия Алисы», по которой снят мультфильм, была напечатана, когда я уже был в достаточно юном возрасте, и скорее капитан Зелёный стал для меня некоей моделью поведения. Он мне очень нравился, по крайней мере, больше, чем остальные однофамильцы. Хотя у меня есть ещё один хороший однофамилец, правда, он не совсем Зелёный, он Грин. Джим Грин, руководитель планетного направления НАСА. Мы с ним знакомы ещё с 1980-х годов, часто обсуждаем проекты, порой не менее фантастические, чем у Булычёва. Например, новый полёт к Венере, куда уже давно почти ничто не летает.

Всё выше

– Космос для нас всегда будет той областью, в которой фантастика плавно перетекает в реальность. Прочитал совершенно фантастический, с моей точки зрения, но вполне реальный объёмный документ, который называется «Стратегия развития космической деятельности России до 2030 года и на дальнейшую перспективу». Что-то из него уже сделано. Открыт космодром Восточный…

– Этого мало, надо ещё сделать, чтобы с него можно было что-то запускать. Но, к счастью, этот процесс уже начался.

– В документе не только радостные, но и грустные перспективы. В нём запланировано до 2020 года завершить эксплуатацию Международной космической станции.

– Я бы не называл эти планы такими уж грустными. Все мы смертны, даже такие сложные технические системы, как МКС. Но, как видите, в 2020 году её жизнь, к счастью, не закончилась. Скорее всего, если инопланетяне перестанут сверлить дырки в обшивке, это будет как минимум 2024 год, а может быть, и позже. Тут вопрос надо поставить по-другому: почему в конце концов эту станцию придётся выводить из эксплуатации.

– Потому что устарела?

– Нет, если бы дело было в этом, её можно было бы постепенно модернизировать. Говоря просто, космонавтам уже надоело нарезать круги вокруг Земли на орбите высотой чуть больше 400 км. Сейчас Роскосмос и РАН совместно обсуждают новую программу исследования космоса, в том числе и пилотируемого. Следующим этапом развития является Луна. Это качественно другая, более сложная задача. Трудно будет одновременно и развивать какую-то пилотируемую инфраструктуру на Луне, и поддерживать существование МКС.

– От чего-то придётся отказываться.

– Нам придётся переходить на более далёкие от Земли, но близкие к Луне орбиты, для которых МКС просто не приспособлена.

Назад, на Луну

– Последняя наша автоматическая экспедиция к Луне состоялась больше сорока лет назад...

– Совершенно верно, в 1976 году, «Луна-24». Наша действующая программа (с 2016 по 2025 год) включает четыре автоматические лунные экспедиции, от «Луны-25» до «Луны-28». Первая, нацеленная на южный полюс нашего спутника, должна стартовать 1 октября 2021 года. Очень хочется, чтобы все четыре экспедиции прошли успешно, а для этого очень важно «поспешать не торопясь».

Макет автоматической станции Луна-24. Фото Владимира ВЕЛЕНГУРИНА
Макет автоматической станции Луна-24. Фото Владимира ВЕЛЕНГУРИНА
Макет автоматической станции Луна-24. Фото Владимира ВЕЛЕНГУРИНА

– Но в «Стратегии» написано и про пилотируемые полёты на Луну уже до 2030 года.

– Сейчас этот срок тоже отодвинут чуть дальше. Но сами планы вполне реальны. Мы как раз этим вопросом сейчас занимаемся вместе со специалистами Роскосмоса. Несколько последних экспедиций, в числе которых одна индийская, обнаружили в полярных областях Луны подповерхностные запасы замёрзшей воды. Насколько глубоко эти запасы распространяются, насколько они объёмны, пока сказать трудно, на это мы как раз и хотим ответить с помощью измерений и на поверхности Луны, и на окололунных орбитах, запланированных в нашей лунной программе.

– Поэтому «Луна-25» и нацелена именно на южный полюс?

– Конечно, и освоение начнётся именно с полярных областей. Я думаю, что это должны быть вахтовые экспедиции, примерно по такому сценарию, как сейчас работают нефтяники, осваивающие «севера».

Не цвести на Марсе яблоням

– Но дальше в «Стратегии ещё интереснее написано: «после 2030 года... создание условий для осуществления пилотируемого полёта на Марс». Так мы летим на красную планету?

– Если вы помните, две последние российские экспедиции «Марс-96» и «Фобос-Грунт», кончились плачевно, не на Марсе, а в Тихом океане. После гибели в 2011 году «Фобос-Грунта» было понятно, что следующую отечественную марсианскую экспедицию мы организуем ещё очень не скоро. В это же время наши европейские партнёры совместно с американцами начали готовить программу «Экзомарс», посвящённую поискам следов прошлой, а может быть, и существующей сейчас примитивной жизни. Но неожиданно американское космическое агентство НАСА, несколько обидев европейское агентство, передумало в нём участвовать, и европейцы обратились в наш Роскосмос.

– Они решили сделать с нами совместный аппарат?

– Нет, аппарат они планировали запустить свой, им нужно было средство выведения, наша ракета-носитель «Протон-М». Тогдашний руководитель Роскосмоса Владимир Александрович Поповкин согласился, но поставил условие, что вклад России должен быть не только транспортный, но и научный.

– Чтобы мы были не только космическими извозчиками, но и равноправными исследователями?

– В результате в марте 2016 года первая экспедиция «Экзомарс» очень чётко и вовремя успешно стартовала с космодрома Байконур. Отправленный к Марсу аппарат Европейского космического агентства назывался Trace Gas Orbiter ( TGO ), Орбитальный аппарат для исследования характеристических газов. В первую очередь всех интересовали метан и водяной пар. Осенью 2016 года TGO успешно вышел на расчётную околомарсианскую траекторию, затем много месяцев снижался, чтобы перейти на низкую рабочую орбиту и в марте 2018-го начать проводить штатные измерения.

На этом аппарате четыре прибора, – два российских, два европейских, – все прекрасно работают. Недавно были представлены первые результаты работы наших приборов. Сейчас идёт очень серьёзная подготовка ко второму этапу проекта, «Экзомарс-2», который запланирован на 2020 год (срок запуска перенесён на 2022 год, ред.). НПО Лавочкина делает для этой экспедиции большую посадочную платформу. Она несёт на себе большой комплекс научных приборов, в основном российских, изготовленных в Институте космических исследований РАН. Есть несколько подготовленных другими институтами и два – европейскими коллегами.

Посадочная платформа "Экзомарс-2" производства НПО Лавочкиеа
Посадочная платформа "Экзомарс-2" производства НПО Лавочкиеа
Посадочная платформа "Экзомарс-2" производства НПО Лавочкиеа

– Европейских только два? И всё?

– У ЕКА там другая главная задача. Платформа доставит на поверхность Марса европейский ровер (марсоход) «Пастер», на котором установлены в основном уже европейские приборы и два российских. Вот насколько всё интегрировано. Если всё с божьей помощью пойдёт хорошо (после прошлых аварий мы стали теперь очень суеверны), полёт к Марсу займёт примерно 9 месяцев.

– Но я имел в виду не автоматические миссии, а пилотируемые.

– Что касается полёта человека, давайте сначала вернёмся на Луну. Я считаю, что пилотируемый полёт на Марс пока нереален. Я бы об этом как о близких и даже среднесрочных планах пока говорить не стал.

Живой кто есть?

– Но в советское время мы не меньше внимания уделяли и другой нашей соседке – Венере.

– Она в последние десятилетия как-то незаслуженно ушла в тень, и мы все это всё почувствовали. Но вот несколько лет назад во время одной из встреч тот же Джим Грин предложил обдумать совместный полёт к этой ближайшей к нам планете . Вместе с учёными НАСА мы начали обсуждать такую совместную миссию, но потом наступил март 2014-го, и вскоре наши американские коллеги сказали, что должны остановить эти совместные обсуждения. Но в 2015 году в США отправилась делегация Академии наук, возглавляемая президентом РАН Владимиром Фортовым. Я тоже был в её составе. Там мы в неформальной обстановке встретились с научным консультантом Обамы доктором Джоном Холдреном, и я рассказал ему про Венеру, почему она так важна, посетовал на наш несостоявшийся проект. А через две недели нам позвонили коллеги из НАСА и, скрывая удивление, предложили возобновить наше сотрудничество по совместной венерианской экспедиции. После этого работа быстро пошла. Мы теперь встречаемся два раза в год и готовим подробный доклад руководствам НАСА и Роскосмоса о научных задачах и возможных путях реализации этого совместного проекта.

– Но там-то вы уже жизнь искать не будете?

– А вот тут вы ошибаетесь. У нас есть небольшая группа учёных, которые считают, что нашли на Венере жизнь. Группу возглавлял недавно почивший профессор Леонид Васильевич Ксанфомалити . Он тщательно изучил все изображения окружающего ландшафта, сделанные нашими посадочными станциями ещё в 1970-х годах. Их сотни, и учёный нашёл довольно много таких, на которых в серии последовательных фото некоторые объекты как-то двигаются, иногда появляются, а потом исчезают. Там, например, есть объект, похожий на скорпиона, который появляется только через 90 минут после начала съёмок, а ещё через 26 минут опять пропадает, остаётся лишь канавка-след. Нашёл он там и некие подобия растений и даже грибов. Опубликовал на эту тему несколько статей и каждому найденному зёрнышку дал свое имя, у него там есть и «росток», и «цветок», и «ящерица», и «жертва», в общем, вся флора и фауна. Может быть, здесь и есть какой-то перебор, но даже небольшая вероятность успеха не позволяет отмахнуться от этой проблемы.

Панорама 6, полученная автоматической станцией "Венера-13". Объеки "скорпион" появляется на фото, сделанном в интервале от 87 до 100 минуты. До того и после того он отсутствует он отсутствует. Таких подозрительных объектов на фотографиях поверхности "голубой планеты" группой Ксанфомалити обнаружено девять

– Подтвердить его предположение может только новая экспедиция.

– Это будет одной из задач нашей совместной с американцами экспедиции. Её рабочее название – «Венера-Д», Д – это «долгоживущая». Это будет именно долгоживущий аппарат на поверхности Венеры, который проведёт значительно более качественную съёмку, сделает более подробный анализ вещества. Там есть много интересного и для физиков, и для климатологов, а теперь ещё и для учёных, занимающихся поиском квазижизней.

– Но колонизировать планету мы не собираемся?

– Нет, Венера не объект для освоения, да их в нашей Солнечной системе почти и нет.

Ключ на старт?

– И напоследок, раз уж мы начали разговор с фантастики, фантастикой и закончим. Раньше почти во всех романах или фильмах о покорении космоса, первыми в ракетах летели учёные. В романе Толстого «Аэлита» – инженер Лось, в первом научно-фантастическом фильме «Путешествие на Луну» – профессор Барденуф, в «Космическом рейсе» в ракетоплане «Иосиф Сталин» первым летит его создатель академик Седых...

– Я этот фильм очень люблю. Когда читал в планетарии лекцию про Луну, показывал забавные фрагменты из него. Там есть замечательный момент, когда классический учёный, как его представляли в середине 1930-х годов, старый, мудрый, но наивный, в очках, ермолке и с огромной бородой, собирает в полёт чемодан с книгами, а жена его умоляет взять валенки. Там же холодно!

Фильм "Космический рейс" был снят на киностудии "Мосфильм" в 1935 году. Консультантом выступил сам Константин Циолковский.
Фильм "Космический рейс" был снят на киностудии "Мосфильм" в 1935 году. Консультантом выступил сам Константин Циолковский.
Фильм "Космический рейс" был снят на киностудии "Мосфильм" в 1935 году. Консультантом выступил сам Константин Циолковский.

– Если бы вам предложили полететь в первую экспедицию на Марс или на Луну, согласились бы?

– Сразу отвечу, не задумываясь. Я бы полетел. Даже если бы это был билет в один конец. Иногда я готов улететь даже в Урюпинск, что же тут говорить о Марсе, где есть шанс встретить Аэлиту. Но давайте вспомним последние слова из песни Владимира Войновича:

Но ни одна планета
Не ждёт нас так, как эта
Планета дорогая
По имени Земля.

А вы бы полетели на Марс, Луну или Венеру? Пишите в комментариях!

Валерий ЧУМАКОВ, Москва

Фото: Николай МАЛАХИН

Материал дан в сокращённом виде. Хотите полную версию - пишите в комментариях.

© "Союзное государство", № 3, 2019

Дочитали до конца? Было интересно? Поддержите журнал, подпишитесь и поставьте лайк!

НАУКА СОЮЗНОГО ГОСУДАРСТВА

Эксперт и член-корреспондент РАН рассказал нам, что творится с нашим климатом и когда Москва станет Парижем

Три важных мегапроекта, которые могут вывести Россию и Беларусь в лидеры экономического роста

Медицинский директор подразделения Pfizer «Вакцины» Мария СЫРОЧКИНА рассказала нам, как должны испытывать вакцины

За чем будет следить Российско-Белорусская космическая система (РБКС)?

Президент РАН академик Сергеев: "Мы завидуем белорусской академии наук"

Ядерные артиллерийские снаряды, мирные термоядерные заряды, а что ещё есть у России?

Как Беларусь спасла карельскую берёзу