47 038 subscribers

Журавлиная песня ржевского мемориала

258 full reads
443 story viewsUnique page visitors
258 read the story to the endThat's 58% of the total page views
4,5 minutes — average reading time

Монумент Союзного государства

Мемориал Советскому солдату под Ржевом за первые месяцы после открытия посетили десятки тысяч человек

Его видно уже за километр. Стоит солдат, склонив голову, а журавли уносят его ввысь, к плывущим в небе облакам. Памятник словно парит в воздухе, будто это и не многотонная махина из бронзы.

Фото: Михаил ФРОЛОВ
Фото: Михаил ФРОЛОВ

Мы за Родину пали

Возле мемориала людно, хотя с момента открытия прошло уже больше месяца. Стоянка забита под завязку: машины с московскими, тверскими, питерскими номерами. Есть авто из Пскова, Смоленска, Татарстана, и даже с номерами далёкой Якутии. Вдоль трассы пристроились автобусы – кто-то приехал сам, кто-то с экскурсиями.

Фото: Михаил ФРОЛОВ
Фото: Михаил ФРОЛОВ

Проходишь мимо стен из кортеновской стали с фамилиями погибших – и мурашки по коже. Играет музыка, но негромко, голос повышать не приходится. Люди идут к монументу нескончаемым потоком. Одни просто возлагают цветы, с трудом сдерживая слёзы, другие поднимаются на площадку у подножия бронзового солдата. Дети радостно бегают по холму:

– Смотри, папа, как я высоко забралась.

А сверху смотрит солдат, отдавший жизнь и сам так и не успевший стать отцом.

Фото: Михаил ФРОЛОВ
Фото: Михаил ФРОЛОВ

Говорят, ещё 9 Мая – почти за два месяца до официального открытия – сюда приезжали люди. Проезжавшие по трассе машины сигналили, останавливались.

– Люди передавали нам цветы, и мы их возлагали к монументу. Значит, всё сделали правильно, – говорит замминистра культуры Николай Овсиенко.

А я вспоминаю день открытия. Из-за пандемии церемония сдвинулась почти на два месяца, но не отменилось участие в ней президентов России и Беларуси Владимира Путина и Александра Лукашенко. Они приехали, причём для Президента Беларуси это был второй визит в Россию в течение одной недели. Среди почётных гостей – Государственный секретарь Союзного государства Григорий Рапота, министр культуры Ольга Любимова, руководители Российского военно-исторического общества, которое организовало сбор пожертвований на строительство мемориала (всего было собрано более 500 млн рублей), ветераны, авторы проекта.

Экскурсию по музейному павильону для президентов России и Беларуси вёл поисковик Сергей Мачинский, который много лет приезжает под Ржев, чтобы поднимать из земли останки погибших красноармейцев, перезахоранивать их с почестями, восстанавливать имена павших.

– Вот солдатский противогаз, в нем 10 пулевых отверстий! Можно представить плотность огня и то, что пришлось вынести нашим прадедам. У немецких солдат было всё в порядке с провизией и оснащением. Против нас тут воевала почти вся Европа, – Мачинский показывает артефакты, найденные там, где были немецкие окопы: банки от датских консервов, бутылки из-под французских вин и парфюма, коробочки байеровского аспирина.

– Как я спал в ночь перед открытием? – скульптор проекта Андрей Коробцов улыбается. – Хорошо, никаких проблем. Волновался, конечно, но уже после того, как проснулся... Памятник получился практически один в один, как мы и планировали. Хочу в следующем году устроить персональную выставку и отдельный уголок посвятить Ржевскому мемориалу.

– Он, наверное, лукавит, – смеётся напарник Коробцова архитектор Константин Фомин. – Мне, чем ближе было открытие, спалось всё хуже и хуже. Но прошло всё лучше, чем мы могли себе представить. Президентам и другим гостям памятник понравился.

– Грандиозный масштаб, такая фантазия, это скульптура XXI века, – делится своими впечатлениями о монументе Госсекретарь Союзного государства Григорий Рапота. – Хорошо, что её сделали молодые ребята. Новое поколение, которое будет двигать наше искусство.

Госсекретарь Союзного государства Григорий Рапота (справа) со скульптором Андреем Коробцовым и его супругой балериной Большого театра Евгенией Образцовой. Фото: Михаил ФРОЛОВ
Госсекретарь Союзного государства Григорий Рапота (справа) со скульптором Андреем Коробцовым и его супругой балериной Большого театра Евгенией Образцовой. Фото: Михаил ФРОЛОВ

Цена Победы

Церемония открытия Ржевского мемориала прошла так же чётко, как и строительство монумента. Даже дождик брызнул только после того, как основные мероприятия завершились.

«Журавли» – стихотворение Расула Гамзатова вдохновляло авторов проекта. В исполнении Хора Турецкого оно в этот день звучало особенно пронзительно. Руководитель коллектива Михаил Турецкий так расчувствовался, что у него в глазах стояли слёзы.

– Приходишь сюда и понимаешь, какова цена Победы, – признался музыкант. – Когда увидел этих журавлей, увидел, как памятник парит в воздухе, как с небес с тоской смотрят на нас павшие в боях солдаты… Это такие чувства… Нельзя остаться равнодушными нам, чьи отцы и деды воевали. Я был поздним ребёнком, мой отец – участник прорыва блокады Ленинграда, он прожил большую жизнь, 97 лет. И последние годы много мне про войну рассказывал. Сначала не хотел, а когда я уже стал взрослым и у нас было время, я его на эти разговоры «раскачивал». Много вспоминал про события под Ржевом, какое здесь было кровопролитие, как здесь сдерживали врага, бились за каждый клочок земли. Слышал из первых уст, знаю... Я отцу, помню, обещал концерт в Берлине, и он мне не поверил. А когда мы собрали там на площади 20 тысяч человек и весь мир смотрел песни Победы – это было посвящение ему. Отец немного до этого не дожил.

– Сказать, что Ржев – это была цепь побед, неправильно. Это было кровавое противостояние, – говорит Григорий Рапота. – Но оно сыграло свою роль в том, что здесь были скованы большие силы противника, которые не были передислоцированы под Сталинград, на Кавказ. И в этом великая роль Ржева. Немцы тут вкопались прочно. Потери здесь были большие. Я уже не говорю про гражданское население... Помню, как позвонил первый раз в Министерство обороны своему товарищу, очень высокопоставленному сотруднику, и рассказал о нашей идее возвести памятник Советскому солдату под Ржевом. Он вздохнул: «Да, это не самая славная страница истории Великой Отечественной войны. Но мы будем помогать». И тут же включился в работу.

Для Госсекретаря Союзного государства бои под Ржевом – это и личная история:

– Я знал, что отец, Алексей Никифорович, воевал на Калининском фронте, знал его историю. Однажды мы сидели на кухне с ним, и он задался вопросом: почему в Советском Союзе нет памятника солдату, равного по эмоциональному воздействию, по масштабу монументу в Трептов-парке, Алёше в Пловдиве или Советскому солдату в Вене? Эта идея меня зацепила. Я прочитал книгу Светланы Герасимовой, первого исследователя Ржевской битвы, и понял, что здесь должен быть памятник, соответствующий этим жертвам.

Отец был лётчиком. Но он знал, что творилось на земле, об этом даже страшно было говорить. У него слёзы на глазах стояли: это был кромешный ад. После освобождения Ржева от немцев он побывал там: сплошные руины.

Пол в павильоне стеклянный – под ним имитация фронтовой земли. Фото: ТАСС
Пол в павильоне стеклянный – под ним имитация фронтовой земли. Фото: ТАСС

Вот это всё вместе взятое заставило начать прорабатывать идею строительства мемориала. К счастью, не было ни одного человека, который бы сказал: нет, это делать не надо. Даже такой консервативный орган, как Министерство финансов, сразу одобрил использование средств.

Заместитель министра культуры Николай Овсиенко ездил на строительство Ржевского мемориала каждую неделю в течение полутора лет. Приходилось решать со строителями массу и бытовых, и рабочих вопросов: где взять песок, кортеновскую сталь для входной группы, какие сорта деревьев высадить.

– Помню, как зимой, когда мы собирали скульптуру, ребята – авторы проекта, пристёгнутые карабинами, находились на высоте 35 метров, смотреть на них было страшно. Но для того, чтобы их понять, я сам там тоже был. Поднимался к лицу солдата. Обязательно надо было это сделать, потому что это важно: не просто руководить, а понять, в каких условиях люди тут находятся. Памятник стоит на святом месте. К нему будут приходить люди, чтобы поклониться памяти павших. Помните, как у Роберта Рождественского: «И детям детей расскажите о них, чтобы тоже запомнили…» Мы хотим, чтобы мемориал стал местом, куда будет приходить молодёжь. Здесь они будут получать прививку от беспамятства.

Вспомнить всех поимённо

В музейном павильоне – схемы четырёх Ржевских операций. Таких «фишечек» тут много. Есть стены, покрытые настоящим мхом –по замыслу авторов, они должны отдалённо напоминать армейский блиндаж.

Рабочее название мультимедийной экспозиции – «Военно-фронтовой альбом». На стенах закреплены короба, которые имитируют страницы дневника. На них вместо строчек проецируются ролики, один из которых рассказывает о Ржевской битве, второй – это просто кадры с фамилиями и фотографиями солдат, воевавших на Калининском фронте. Звучит стихотворение Твардовского «Я погиб подо Ржевом», и строчки «Мы за Родину пали, но она спасена» здесь, на месте боёв, воспринимаются как-то по-особому.

В зале установлен макет Ржевского мемориала, а под стеклянным полом – не то блиндаж, не то воронка от взрыва.

– Это имитация фронтовой обожжённой земли. Наши бутафоры разместили здесь элементы солдатской амуниции и вооружения и из всего этого создали поле боя, засыпанное пеплом и землёй, – рассказывает Константин Фомин.

Стойка ресепшен «ломаная» и «ржавая», как и стены входной группы. Позади неё – панно с журавлями. Они здесь везде. Не только уносят солдата в небо (эта небанальная задумка авторов в своё время принесла им победу в конкурсе), даже окна павильона заклеены плёнкой с птицами.

В залах есть сенсорные «столбики», к ним может подойти каждый посетитель, узнать историю и Ржевской битвы, и создания памятника. Можно набрать фамилию родственника, воевавшего под Ржевом, увидеть его боевой путь.

– Сейчас собирается большая база фотографий. Каждый может прислать в РВИО снимки родных, сражавшихся на Калининском фронте. И их разместят в павильоне, там будет экспозиция, которая должна постоянно обновляться, – говорит архитектор.

Он надеется, что территория вокруг памятника получит своё дальнейшее развитие:

– Во время самоизоляции работали над второй очередью мемориала. Идею презентовали президентам. Владимир Владимирович остался в целом доволен. Если экономическая ситуация позволит, надеемся, что её реализуем. Мы надеемся, что здесь появится православный храм. И помимо 17 тысяч фамилий, высеченных на подпорных стенах, мы увековечим имена ещё 450 тысяч погибших. Также, возможно, будет расширен музейный комплекс. Хотелось бы, чтобы кроме закрытого музея появилась и выставка военной техники под открытым небом.

– Мы говорили об этом с губернатором Тверской области Игорем Руденей, – рассказывает Григорий Рапота. – Нужно развивать территорию. И парк можно разбить, и водоём тут есть недалеко. Местом притяжения может стать как сам монумент, так и место вокруг него. Можно построить гостиницу, губернатор хочет протянуть сюда железнодорожную ветку, сделать станцию хотя бы километрах в полутора, чтобы не мешала общему ансамблю, но в то же время можно было дойти сюда и пешком. Но очень важно, чтобы этим занялись талантливые архитекторы. Нельзя допустить, стихийного и не связанного с мемориалом процесса, должен быть единый архитектурный замысел. И он должен работать на ту идею, которая заложена изначально.

Перед самым отъездом ко мне подходит Андрей Коробцов:

– Вы обязательно приезжайте сюда в следующий раз ближе к вечеру, когда включат подсветку. Памятник будет смотреться словно в другом измерении.

Обязательно приеду…

Ветераны войны – главные герои открытия мемориала. С их подачи и началось его создание. Фото: Михаил ФРОЛОВ
Ветераны войны – главные герои открытия мемориала. С их подачи и началось его создание. Фото: Михаил ФРОЛОВ

ОТКЛИКИ

В Интернете можно найти сотни откликов от людей, уже побывавших на мемориале или пока только видевших его на фото и в телерепортажах. Мы приводим лишь некоторые из них.

Елена, Москва:

Дух захватило, когда я увидела солдата издалека. Зрелище необычное, солдат возвышается на высоком холме на фоне бескрайних просторов. Место выбрано не случайно, именно здесь шли наиболее ожесточённые бои. Солдат как живой, он очень грустный, потому что видел страшную войну, участвовал в ней и не уцелел. Смотрит будто внутрь себя, но в то же время, кажется, что он смотрит на нас – с любой точки, откуда ни подойди.

MARIV, Россия:

Понравилась идея создания памятника. Ещё раз испытали гордость за наших дедов. Отличный символ Победы, и создание его необходимо в то время, когда развернулось переписывание истории, появились факты фальсификации, когда нацизм даёт о себе знать.

Karloxxcar, Хорватия:

Прекрасный памятник воинам, остановившим нацистскую Германию и спасшим мир. Поразительно, насколько современнее и уважительнее он выглядит по сравнению со многими другими памятниками солдатам.

Gataki96, Греция:

А я-то гадал, почему так называется тот старый русский фильм «Летят журавли». Он о русской женщине, проводившей на фронт жениха и ждавшей его, но он погиб... Смотрел его много лет назад, и он тронул меня до слёз, но я никак не мог понять названия. Журавль – символ павших, и теперь мне это стало понятно.

Марина Львовна, Тверь

Символичность проекта в каждом элементе, в каждом камне – всё сливается в единый цельный образ. Несмотря на огромную величину, очень хорошо видно лицо воина. Причём в нём одновременно угадывается и мудрый отец, и верный муж, и молодой отрок, не познавший любви, но отдавший свою любовь, верность и жизнь Родине-матери.

Максим ЧИЖИКОВ, Москва – Тверская обл.

© "Союзное государство", № 8-9, 2020

Дочитал до конца? Было интересно? Поддержи журнал, поставь лайк и подпишись!