45 856 subscribers

Подо Ржевом в день до сих пор находят по 50 солдат

17k full reads
29k story viewsUnique page visitors
17k read the story to the endThat's 60% of the total page views
4,5 minutes — average reading time

Герои Союзного государства

Во время работы Международной поисковой экспедиции РВИО «Ржев. Калининский фронт» удалось опознать 12 солдат. Сын Батырши Матвеева, ушедшего на фронт из Башкирии в 1941 году, спустя 78 лет узнал о судьбе отца

Подо Ржевом в день до сих пор находят по 50 солдат

У входа в лагерь поисковиков, который расположился всего в паре сотен метров от Ржевского мемориала, – приметы нашего времени: маски и санитайзеры. В палатках поисковики живут по 15 человек, не больше. Много девушек. Порядок идеальный. Новичков опекают опытные поисковики. Почти у каждой палатки флаг отряда: «Память», «Пионер»... Они приехали сюда со всей России – почти 500 человек из 53 регионов. Рядом с «гражданскими» стоят бойцы 90-го отдельного поискового батальона Минобороны. В мире есть только два таких специальных армейских подразделения: в России и в Беларуси. Без их помощи и техники при раскопках никак не обойтись.

В одной из палаток разбит полевой музей находок: винтовка Мосина, солдатская обувка и обмундирование и даже фрагмент борта немецкого бронетранспортёра, пролежавшие в земле и глине почти 80 лет.

– Находки потом передаются в музей Ржевского мемориала, – рассказывает заместитель руководителя поисковой экспедиции РВИО «Ржев. Калининский фронт – 2020» Андрей Семёнов. – Но главное для нас, конечно, обнаружить солдатские медальоны.

Обувь и части оружия – самые частые находки поисковиков. Работать в этом году им пришлось по колено в грязи
Обувь и части оружия – самые частые находки поисковиков. Работать в этом году им пришлось по колено в грязи

«Тяжелее вахты не было»

Чтобы посмотреть, как достают артефакты из земли, едем на место раскопок рядом с деревней Муравьёво. Копают поисковики ещё в нескольких местах в Ржевском районе, но тут, на месте воронки от 500-килограммовой бомбы, обнаружено крупное «санитарное захоронение» 1942–1943 годов пленных красноармейцев из 29-й армии. Глубина минимум 5–6 метров, несколько сотен человек в несколько слоёв. Точное расположение подсказали местные жители и карта люфтваффе из американских архивов.

– Тяжелее вахты у меня ещё не было, и всё из-за дождя, – говорит руководитель поисковой экспедиции РВИО «Ржев. Калининский фронт – 2020» Сергей Баринов. Ему есть с чем сравнивать, за плечами более 30 лет работы поисковика. – Ребята пашут на износ. Была бы возможность, я бы каждому дал по медали. Работа очень сложная: это и глина, и органика, и останки. Попробуй, вытащи оттуда медальон, когда тебе попадаются похожие на него горелые ветки. Правда, в этом году в нашей экспедиции присутствовали сотрудники специальной лаборатории «Солдатский медальон», которая специализируется на обработке документов, найденных у погибших военнослужащих. Восемьдесят процентов медальонов, которые мы находим, они прочитывают. Это достижение, раньше было наоборот: только пятая часть поддавалась чтению.

Так выглядит солдатский медальон: эксперт Олег Гусев попытается прочесть хранящуюся в нём информацию
Так выглядит солдатский медальон: эксперт Олег Гусев попытается прочесть хранящуюся в нём информацию

Пока мы изучаем окрестности, поисковики с Алтая достают из раскопа медальон. Первый за несколько дней. Внешне он целый, но чтобы понять, что внутри, его везут в лагерь. Вдруг удастся прочесть.

В арсенале у эксперта Олега Гусева целый набор инструментов для ювелирной работы. Он и внешне чем-то похож на ювелира или часовых дел мастера. Колдует над медальоном. Нужно аккуратно развернуть и не повредить скрученный, насквозь промокший клочок бумаги, который находится внутри. На этот раз его просто так не достать, приходится распиливать медальон. Увы, прочесть листок с данными бойца не удастся: время и влага превратили его в жижу.

«Лица не помню, только руки…»

По статистике, в среднем на каждые 100 поднятых из земли бойцов находится только один медальон. Солдаты не любили носить их с собой – плохая примета. В этом году за две недели работы поисковой экспедиции подняли 704 красноармейца, нашли 20 медальонов, из которых 12 уже удалось прочитать. Прощание с воинами происходит у подножия памятника Советскому солдату.

Прощание с красноармейцами прошло у мемориала Советскому солдату
Прощание с красноармейцами прошло у мемориала Советскому солдату

У пятерых бойцов нашлись родственники. Валериану Матвееву было шесть лет, когда он последний раз видел отца. Бухгалтер по профессии, Батырша Матвеев из Кушнаренковского района Башкирииушёл на фронт по повестке в первые месяцы войны. Память о нём – несколько фронтовых треугольников и старое фото, сохранившиеся в семье.

– Я не помню лица отца, но помню руку, которой он вёл меня, шестилетнего, по улице. Она была мягкая и в то же время сильная. Казалось, моя ручка по плечо уходит в его ладонь. – Валериан Батыршинович рассказывает об этом и плачет.

В 1942-м году командир отделения сержант Батырша Матвеев пропал без вести подо Ржевом. В сентябре 2020-го его нашли в санитарном захоронении возле деревни Медведево.

– Подробности его службы мы не знали, – признаётся Валериан Матвеев. – Мы тогда на такие детали не обращали внимания. Воюет и воюет. Радовались, что он нас защищает. Помню, пришло письмо: «Сейчас находимся на отдыхе». А где – не написал. Ждали, что вернётся. А потом весточка: пропал без вести. Сейчас смотрю на его гроб и никак не могу представить, как он вот в этих полях шёл в атаку на фашистские пулемёты. Что бы я сделал на его месте? Смог бы, справился бы? Пусть земля будет тебе пухом, папа. Спасибо, что я успел встретиться с тобой.

С войны не вернулся и старший брат Валериана, погиб в Германии. Там же и похоронен. Съездить туда родным пока не удалось. А всего у Батырши Матвеева было 10 детей, войну пережили только пятеро.

В этих шкатулках – записки родным двух найденных бойцов. Наконец они дойдут до адресатов
В этих шкатулках – записки родным двух найденных бойцов. Наконец они дойдут до адресатов

Братскую могилу у деревни Медведево поисковикам помогла найти Мария Зверева. Она сама хоронила убитых солдатиков в феврале 1942-го. Тогда ей было 14 лет.

– В начале февраля было наступление наших из района Сычёвки. Снега в тот год выпало много, так он весь был покрыт телами наших красноармейцев. Как же их много было! Хоронили в силосных ямах, – вспоминает бабушка. – В деревне я одна осталась. Вот и хлопотала, всё хотела поисковикам показать место захоронения. А то умру, кто покажет?

В одной яме поисковики нашли около 20 погибших, во второй – чуть больше 30 человек. Там были и бойцы из 361-й дивизии, сформированной в Уфе.

Приезжают по велению души

Батыршу Матвеева похоронили вместе с однополчанами на Мемориальном кладбище советских воинов во Ржеве в день закрытия лагеря поисковиков. А природа плакала, провожая их в последний путь.

– Пусть лежит вместе с теми, с кем воевал. А мы будем приезжать по мере возможности, –говорит его внучка.

Внучка Бытырши Матвеева теперь знает судьбу своего деда
Внучка Бытырши Матвеева теперь знает судьбу своего деда

А вот Ивана Петровича Башмаченкова похоронят на родине – в подмосковном Дорохове. Родных у него не осталось, зато помнят о нём в поселковой школе, где он работал учителем. Имя его выбито на стеле в Дорохове, но до сих пор Иван Петрович числился пропавшим без вести. Теперь благодаря поисковикам он вернётся домой.

– Мы пока итоги работы не подводим: дождёмся ноября. По статистике, уже десятилетиями выработанной, в год мы поднимаем и хороним 10–15 тысяч бойцов по всей России, – говорит председатель правления Союза поисковых отрядов России Юрий Смирнов. – Не знаем, когда для нас война закончится, потому что никто точно не представляет цифры потерь в Великой Отечественной... Сейчас другая проблема – деревня в средней полосе России вымирает. А где находятся воинские захоронения? В основном там. Надо их переносить.

– Здесь никто не гонится за масштабами по числу участников, люди приезжают по велению души, – говорит Государственный секретарь Союзного государства Григорий Рапота. – Но это движение становится более квалифицированным. К работам привлекается очень много учёных – и археологов, и судмедэкспертов. Я уже не говорю, что в поисках помогает целый батальон Министерства обороны. Я сегодня с удивлением узнал, что этот батальон формируется из бывших поисковиков. Таким образом, поисковики занимаются любимым и очень нужным делом. И необходимо делать его до тех пор, пока не будет похоронен последний солдат.

Государственный секретарь Союзного государства Григорий Рапота (слева ) и директор  музея Победы Александр Школьник. Во время церемонии прошёл сильный дождь – не спасали даже зонты
Государственный секретарь Союзного государства Григорий Рапота (слева ) и директор музея Победы Александр Школьник. Во время церемонии прошёл сильный дождь – не спасали даже зонты

На обратном пути с кладбища мы ещё раз заехали на Ржевский мемориал: и хотя это был будний и весьма дождливый день, к памятнику постоянно подходили люди с цветами. И в этом, наверное, и есть оценка работы поисковиков, возвращающих из небытия советских солдат, таких как бронзовый воин, что стоит на постаменте подо Ржевом. На стальных стенах возле мемориала выбиты имена 17 тысяч погибших и найденных здесь. Ещё тысячи имён – в электронных архивах. Теперь их станет чуть-чуть больше.

Максим ЧИЖИКОВ, Москва – Тверская область

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Материал дан в сокращённом виде. Хотите полную версию - пишите в комментариях.

© "Союзное государство", № 10, 2020

Дочитали до конца? Было интересно? Поддержите журнал, подпишитесь и поставьте лайк!

Материалы по теме:

С крестом и автоматом

Что кричали, бросаясь в атаку?

Экипаж Т-34 дрался в окружении 14 дней и ночей

Восемнадцать суток под землёй

Над Добростью во ржи

Раритеты военно-исторических музеев

Подвиг с двумя неизвестными