Так говорил Академик Фортов...

2,1k full reads
4,7k story viewsUnique page visitors
2,1k read the story to the endThat's 44% of the total page views
3,5 minutes — average reading time

Наука Союзного государства

Вчера, 29 ноября, COVID-19 унёс замечательного учёного, академика РАН, экс-министра науки и технологий, экс-президента РАН Владимира Евгеньевича ФОРТОВА. С 2013 по 2020 годы я взял у него шесть интервью. Здесь я выложил те его высказывания, которые сложно или вообще невозможно найти в Интернете

Владимир ФОРТОВ "поддерживает" весящую  450 т сферу для проведения взрывных экспериментов. Объединённый институт высоких температур РАН, 2017 год. Фото: https://scientificrussia.ru
Владимир ФОРТОВ "поддерживает" весящую 450 т сферу для проведения взрывных экспериментов. Объединённый институт высоких температур РАН, 2017 год. Фото: https://scientificrussia.ru
Владимир ФОРТОВ "поддерживает" весящую 450 т сферу для проведения взрывных экспериментов. Объединённый институт высоких температур РАН, 2017 год. Фото: https://scientificrussia.ru

О НАУКЕ

Особенность науки, ее прелесть, состоит в том, что вы не можете заранее сказать, где произойдут какие-то прорывы, достижения, гениальные открытия и так далее. Но, конечно, ясно, что в авангарде будет информатика, что опережающими темпами будет развиваться все, что связано с науками о жизни, о молекулярной биологии, о физике, космосе, медицине. Это увлекательнейший комплекс вопросов, решение которых сулит очень много. Энергетика будет оставаться центральной базисной отраслью. И здесь технические решения дают на самом деле очень большие эффекты.

Люди ждут многого от гуманитарных исследований. Очень большая роль в философском осмыслении ситуации принадлежит наукам об обществе, социологическим направлениям и разработкам. Потому, что, невзирая на все технические новации и инновации, обществу, прежде всего, нужна стабильность. Нужно понимать, как можно парировать большое количество угроз и конфликтов. Межнациональных, региональных, религиозных. В этом надо разбираться и здесь, с моей точки зрения, очень велика роль гуманитарного крыла.

О СОСТОЯНИИ РОССИЙСКОЙ НАУКИ (2015 ГОД)

Мы находимся сегодня в аварийной ситуации. В период перестройки, она получила серию так называемых терапевтических ударов. Финансирование было обвально сокращено в 20-30 раз. Ни одна страна за всю историю такого не переживала, даже во время войны. Это отразилось и на кадровом составе. У нас сегодня очень многие молодые и талантливые ребята не хотят брать на себя директорскую ношу, и я их очень хорошо понимаю. Я, когда был молодым, тоже избегал административной работы, хотя в то время функции администратора исполнять было значительно легче.

… Я читаю лекции и общаюсь с молодежью. Попадаются потрясающе талантливые ребята. Несколько лет назад, после сокращения числа ученых в Академии на 20%, зарплата была повышена с 12 тысяч до 30 тысяч. И народ в науку пошел. Значит, интерес к науке в России существует. Сейчас этот процесс затормозился.

О ЗНАЧИМОСТИ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

… РАН – это академическая свобода, профессионализм, выборность, гласность при принятии решений, самоорганизация и самоуправление. Такие вещи сделали Академию наук очень устойчивой. Несмотря на тяжелейшие 20 лет (интервью 2015 года, ред.), которые прошли с начала радикальных экономических реформ, Академия наук устояла на ногах. Она сохранила свою тематику, многих ученых, сохранила управление и имущество, которым владела.

Сегодня Академия наук находится перед серьезным и опасным вызовом. Отделение институтов от академии вряд ли пойдет на пользу науке, но мы пытаемся реализовать принцип, по которому Академия наук осуществляет научное, а ФАНО – административно-финансовое руководство. Если нам удастся это сделать – а нас поддерживает президент России, - заработает «правило двух ключей», и многие барьеры, вредные для науки, будут устранены. Сегодняшняя задача и задача на будущее – реализовать заложенный президентом принцип разделения компетенций, когда каждый занимается своим делом.

… Надо понимать, как организована наука во всех странах. Академия, повторяю, это очень небольшая часть ученых - 14-15-17%. Она всегда была небольшой. Все остальное - это прикладные разработки и исследования, а в них совсем другая практика и идеология. Там должна быть четкая вертикаль, конкретные сроки, понятные планы, ясное финансирование и, главное, стойкий спрос.

В Академии наук система другая. Это творческая организация. Устраивать казарменно-бюрократическую логику в фундаментальных исследованиях преступно.

Владимир Фортов во время интервью в кабинете в Президиуме РАН, Нескучный сад, 2015 год
Владимир Фортов во время интервью в кабинете в Президиуме РАН, Нескучный сад, 2015 год
Владимир Фортов во время интервью в кабинете в Президиуме РАН, Нескучный сад, 2015 год

О НАУЧНЫХ ПРЕМИЯХ

Премия обладает серьезным стимулирующим воздействием. Денежная составляющая премия – это большие деньги. Но материальная составляющая никогда не была для научных премий ведущей. Я убежден, что очень многие люди заплатили бы в пять раз больше, эквивалента Нобелевской премии, чтобы им только дали значок и диплом нобелевского лауреата. Вместе с премией человек получает признание своего труда. Коллеги радуются, семья, дети радуются. Память потом будет из поколения в поколение переходить, что мойдед или прадед был удостоен этой премии. Это важное дело. Я никогда не забуду, как Виталий Иванович Гинзбург (многие учёные старшего поколения до сих пор по привычке называют Виталия Лазаревича Гинзбурга "Ивановичем", как это было принято в СССР, ред.), когда я поздравил его с получением Нобелевской премии, поблагодарил меня, а потом говорит: «Ты знаешь, я что-то стал задумываться. Оказывается, я дажеквартиру на улице Горького на эти деньги не могу купить». Вот так!

О РОССИЙСКОЙ ЭНЕРГЕТИКЕ

Очень многие энергетические технологии, приборы, аппаратура были впервые сделаны у нас. Надо себе отдавать в этом отчет. Первая атомная электростанция, первая ветровая станция были сделаны здесь, крупнейшие гидроэлектростанции. Линии постоянного тока на мегавольт и выше тоже были впервые проложены у нас.И в идейном плане мы, конечно, никогда не уступали Западу и всегда были на высоком уровне. Что касается энергетикикак отрасли, то тут произошла настоящая драма. Когда в конце прошлого века началась перестройка или трансформация, не знаю, как ее лучшеназвать, я работал министром по делам науки, и своими глазами наблюдал, как все валилось. Передача в рынок электроэнергетической отрасли в то времяпривела бы к тому, что этот переходной период был бы значительно более болезненным. А сколько он продлится, никто не знал. Помните, Борис Николаевич Ельцин говорил, что, если к маю у нас экономика не пойдет вверх, то я положу голову на рельсы. Чтобы не класть, было принято такое популистское решение –заморозить на переходной период тарифы на электроэнергетику. Но что это значит? Просто говоря, туда перестали идти деньги. Можно сказать, что энергетика приняла на себя удар вот этих шоковых терапевтических ударов, а они были очень серьезными. Инвестиции в энергетику не шли, инфраструктура и агрегаты старели, и сегодня мы имеем ситуацию, при которой нам нужно осуществлять радикальное переоснащение нашихгенерирующих передающих мощностей. Сегодня около 60% всего оборудования выработало свой срок, его надо менять. Либо на такое же, какое было, то есть, старого техническогопоколения, либо на новое. Вот мы здесь, в Академии наук, сторонники того, что уж раз менять, то на новое поколение. КПД полезного действия крупных тепловых станций находится где-то на уровне 30%. А наука сегодня предлагает так называемый «парогазовый цикл», который был придуман у нас в Академии наук, академиком Сергеем Алексеевичем Христиановичем, одним из основателей Новосибирского научного центра. В этом цикле КПД в два раза выше, 62%. Причем, это не просто проект или расчет, это реальная техника. Замена старых паросиловых установок на парогазовые дает колоссальную экономику.И РАН бьется за это очень серьезно. Сегодня у нас уже 7-10% мощностей переведены на эти новые циклы.

… В свое время, до распада Союза, мы вводили в год порядка 12 гигаватт. Сегодня, я думаю, если, что называется, будет на то политическая воля и будут так расставлены экономические приоритеты и интересы, то мы можем выйти на похожую цифру. Но это надо очень сильно постараться. Нужно построить новые заводы по производству турбин, кабеля, трансформаторов и так далее. И все это надо делать на новой технологической базе.

ОБ ОЧАРОВАНИИ НАУКИ

Я сам взрывник, поэтому мне ближе и интереснее всё то, что касается взрывов. Не обязательно ядерных, взрывы с химическим взрывчатым веществом тоже очень интересны. В некоторых случаях они позволяют получать в лабораторных условиях давления в десятки миллионов атмосфер. Когда вы в лабораторных условиях можете воспроизвести такие ультравысокие давления, то это очень интересно. Как только мы вступаем в экстремальные условия, которые раньше ученые не получали в эксперименте или не воспроизводили в расчетах, всегда сталкиваемся с неожиданными вещами. В этом и состоит очарование физики как науки, когда вы заранее не можете точно предсказать, что получится в результате эксперимента. Как правило, вы получаете то, чего не ждали, но значительно более интересное, чем то, на что рассчитывали.

Беседовал Валерий ЧУМАКОВ

© "Союзное государство" 2013 - 2020 ГОДЫ

Дочитали до конца? Было интересно? Поддержите журнал, подпишитесь и поставьте лайк!

Материалы по теме

Умер замечательный учёный, академик, вице-президент РАН Владимир ФОРТОВ. Но "отряд не заметил потери бойца"...

В Крыму нашли гигантского страуса

Чем занимаются те настоящие белорусские студенты, что не ходят на митинги?

Луна обеспечит Землю электричеством

Как делают и испытывают вакцины?

Медицинские маски могут привести к экологической катастрофе

Как распознать «пальму» в продуктах?

Белорусский гель спасает от рака мозга

Правда о карельском чуде - шунгите

Если рядом кашлянули, а убежать возможности нет