55 217 subscribers

Как теряют технику в Арктике

82k full reads
89k story viewsUnique page visitors
82k read the story to the endThat's 92% of the total page views
2 minutes — average reading time

Север живёт сезонами. И деятельность в эти сезоны полностью противоположна более южным регионам. Если в средней полосе многие работы проводятся только в летний период (сельскохозяйственные, например), то на северах наоборот - в очень многих сферах работа закипает только зимой. На севере нет такой сетки дорог, как в средней полосе, плюс повсюду пастбища оленей, в связи с чем наложен запрет на перемещение техники по тундре в летний период. Но вот как только наступает зима, начинаются различные работы, в том числе и так называемый зимний завоз, когда во все уголки тундры начинают прокладываться зимники. 

Так вот самое опасное время на зимниках это не конец весны, как принято считать, глядя на многочисленные фотографии. Весной всё предсказуемо, надо всего лишь смотреть на прогноз погоды, чтобы не стать героем очередного видеоролика.

Самое опасное время это начало зимника. Сначала при прокладке дороги то и дело тонет гусеничная техника, а потом вроде бы уже неделями стоят морозы ниже тридцати градусов, вроде бы уже техника начинает ходить, но выпадает снег и коварные болота начинают оттаивать под снежной шубой. И тогда даже опытные северные водители могу оказаться в западне. Всё это усугубляется ещё и тем, что в отличии от весенней распутицы начало зимника приходится на полярную ночь и самые сильные морозы, когда промедление даже на сутки всегда грозит полным вмораживанием машины.

Трудней всего в это время тому, кто идёт первым. Вездеход АТС спешил доставить продукты из Норильска в отрезанные от "большой земли" таймырские посёлки Усть-Авам и Волочанка. В межсезонье жителям этих населённых пунктов живётся особенно тяжко. В прямом смысле слова приходится беречь для особого случая последнюю луковицу, последнюю картошку.

В реке Авам гружёная АТС-ка провалилась. Сразу выбраться не получилось, поэтому пришлось на какое-то время её бросать, чтобы вмёрзла, а потом возвращаться и долго вымораживать. На первой фотографии рядом с машиной видно временную избушку, в которой жил водитель, пока долбил лёд вокруг своей техники.

Проезжающие мимо машины помогли вытянуть вездеход из западни, но запустить машину не получилось - требовался серьёзный ремонт. Вездеход вытащили на берег (там он теперь и стоит) и оставили до следующей зимы, так как не хватило времени и сил завершить начатое. Ну а потом, как говорится, всё. Редко, когда можно восстановить машину, простоявшую в тундре бесхозной целый год. Просто уже нечего восстанавливать.

Этот новенький Урал стоит на севере Тазовского полуострова. А в километре от него точно такой же ещё один. Поздней весной, когда зимники уже упали и тундра начала таять, эти двое решили вырваться с фактории Хальмер-Яха. Им говорили, что уже поздно, но... Проехать они смогли не больше двадцати километров. Сначала провалился один Урал. Бросили. Через километр пришлось бросать и второй. Летом машины немного втаяли в грязь, а с наступлением морозов крепко вмёрзли. Ну а когда следующей зимой водители проезжающих мимо первых машин немного эти Уралы пощипали, то настал тот момент, когда эвакуация стала дороже стоимости автомобилей. Вот и всё, были два новеньких Урала, и больше их нет.

Еще много интересных историй про Сибирь и Арктику можете прочитать в инстаграме Саши Еликова https://www.instagram.com/a.elikov/

Ставим лайк и подписываемся на мой канал: https://zen.yandex.ru/bepowerback