10,5K subscribers

Как начинается наш день сурка

756 full reads
Как начинается наш день сурка

Сонным взглядом осматриваю потолок. Протечек нет, новых трещин тоже — значит, можно ещё пожить с комфортом. Я всё переживаю, что однажды не проснусь просто потому, что крыша советской постройки рухнет.

Лёжа в кровати пытаюсь найти силы оторвать голову от подушки, но тщетно. Уже проснулась Черешня и, строя нелепые рожи, подходит. Приблизив свой мокрый нос к лицу, она громко чихнула, забрызгав меня слюнями, и ушла по своим делам. «И тебе доброе утро!» — зеваю я.

Первым делом даю Робину лекарство: нужно разжать пасть и затолкать пальцами таблетку поглубже в глотку, иначе вытолкает языком. Минут через сорок можно будет покормить, как раз успею погулять со всеми.

Иду на кухню, наливаю чай. Из-за угла в коридоре выглядывает Бэла. Едва наши взгляды встречаются, она убегает в комнату, чуть погодя возвращается продолжить игру в гляделки. Так может повторяться долго, поэтому я не задерживаюсь, беру пару пелёнок из запасов и шагаю в комнату.

В это время Бруша бодро лупит Черешню по морде лапой, а та в ответ жуёт ухо своей подруги. Мимо проходит кошка Люся. Протяжно орёт. Достаю из шкафа пару пакетиков корма, выдавливаю содержимое в миску и жду её реакции. Люся секунду задумчиво смотрит в миску, после разворачивается и бежит орать дальше. Чего хотела, чёрт её знает.

Выпиваю чай в пару глотков и берусь пеленать Робина: нужно завязать края пелёнки между собой так, чтобы причиндалы были прикрыты, иначе, выходя из подъезда, Робин уделает всю лестничную клетку. Будучи в «подгузнике» таких вольностей себе он не позволяет, терпит, но на улице не ждёт — прудит прямо в него. С собой я беру ножницы, чтобы аккуратно срезать узлы и несу мешок до мусорки.

Пока я пытаюсь отыскать носки, Бруша начинает скакать на месте и звонко лаять. Делать всё нужно оперативно, чётко и слаженно, иначе начнутся конзуфы. Даже дверь входную нужно открывать уверенными движениями, иначе собаки или вынесут меня на радостях, или руки оторвут. А если на лестничной клетке нам встретится уборщица, одним только своим видом мы можем заставить её ценить свою жизнь. Обычно женщина бросает тряпку и бежит от нас, как от прокажённых.

Выходим из подъезда мы покруче звёзд на ковровой дорожке: с помпой, эффектно, часто с матами — собаки ломятся в кусты, моча бьёт в голову. Кусты у нас особенные, находятся на нейтральном пятачке, где теоретически мы никому не мешаем. Бывает, конечно, что после ночной попойки в них можно найти спящего человека, но случай редкий.

Прогулка недолгая, но продуктивная, я ловко «рулю» тремя поводками: Робин от громкого звука может начать истерить и тянуть к дому, Черешня лягушкой скачет за мухами, шмелями, забывая, что на другом конце поводка моя рука. В последнее время почувствовала себя смелой и строит грозную морду проходящим мимо собакам. Бруша плетётся где-то позади, вся в себе — птичек рассматривает, травушку нюхает.

По возвращении домой нужно разложить еду и распихать таблетки в консервы. Сметают содержимое мисок собаки за минуту, а после несчастными глазами смотрят на меня, ожидая добавки. Особенно Черешня страдает: недокормил, недолюбил Мишка! Вздыхаю, раздаю лакомств и все ложатся спать. С балкона о себе напоминает кошка Люся, начиная протяжно орать — в этот раз точно еды просит.