Сила веселых букв

В отличие от профессиональных полиглотов с их ошибочной безошибочностью, люди не владеющие языками, полагаясь на интуицию, способны выдавать слова и образы уникальные, как они сами.

Завгар Кирюта в школе учил немецкий и поэтому произносил вместо Souling Hot Soul – «золин гот зол». Это был настоящий троггломан первого поколения, любитель «Фараонов», выходивший в пиратский радиоэфир как «Фараон». Об этом я уже рассказывал.

Создатель таких персонажей, как Хурдалей Бруклеевич и Навоз Смердулакович, единственный в своем роде гибрид Яковченко с Брайеном Джонсом – Стоунз Урженко якобы посещал уроки французского.

Из относительно более известных примеров – Анатолий Кузнецов, так и не освоивший английский за восемь лет жизни в Лондоне, сотворил тем не менее два высочайших пинакля онейрической ономастики – «Тейч файв» и «Франц Таурин». И не важно, что первый из них искаженное название известнейшей джазовой пьесы, а второй имя реального литературного деятеля.

Обычные слова, сказанные в нужном месте, производят неожиданное действие, на которое не способны ни авторы, ни читатели рулонов правильных слов.

Я давно заметил, что люди шибко грамотные до голубых седин опасаются переаттестации, и этот страх заставляет их регулярно доказывать свою компетентность способами, недостойными взрослого мужчины. Диктовку гнать – говоря словами бунинского «князя во князьях».

Человеку свободному от химер эрудиции достаточно одной пятой алфавита чтобы создать шедевр.