Uriah Heep: бесконечный поединок мистера Бокса

10 June
5,1k full reads
6,3k story viewsUnique page visitors
5,1k read the story to the endThat's 81% of the total page views
2 minutes — average reading time

Могло быть иначе, но иначе не вышло. После смерти Кена Хенсли Мик Бокс остается один на один с громадной армией живых и мертвых поклонников группы, чья популярность в нашей стране была намного выше. чем на Западе. Вольно и невольно Uriah Heep знали и слышали все. Даже полностью охладевший к музыке человек, помнит эти гармонии и риффы и голоса. Помнит звучание каждого инструмента - от призрачного мелотрона до ударных...

Началось с испуга. Обычно сеансу музыкального устрашения предшествовал визуальный шок. С обложки смотрел не стилизованный череп или ведьма в макияже, а голова не погребенного мертвеца, явно погибшего насильственной смертью.

Ни одна вещь ни одной группы не начиналась так угрожающе и мрачно, как Gypsy. Разве что Purple Haze, но то был, скорее, гимн техническому прогрессу, Джими испытывал новый, гиперзвуковой летательный аппарат..

Gypsy волокла во тьму жестоких обрядов и средневековых суеверий. Не манила, а волокла в подземелье мракобесия и садизма. Музыканты умышленно нагнетали атмосферу тягостного напряжения, и хор в припеве реагировал на рассказ солиста протяжным "о!!" - так могли бы звучать волосы, вставшие дыбом.

На черно-белых фото, переснятых с цветного буклета, музыканты Uriah Heep напоминали разъяренных гарпий, запечатленных себе на погибель охотником за сенсациями. В темпе композиции Rainbow Demon должен был появиться черный человек и уничтожить негативы вместе с тем. кто их нащелкал. Но черный человек не приходил, и фото "хиппов" расползались по семьям и школам в количестве, не поддающемся учету.

Естественно, стиль Uriah Heep представлял собой математически точную комбинацию заимствований из самых разных, порой прямо противоположных источников, но, не имея к ним доступа, слушатель трепетал от немыслимой в окружающем его мире, новизны и жути.

При всем недоверии к позднейшему материалу, от разгромной критики его надежно оберегает авторитет первых восьми альбомов, создание которых кем-либо еще представляется невозможным. Но они, тем не менее, созданы. Они, слава демонами чародеям, существуют, а не мерещатся нам во сне.

Гитарные имплантации Мика Бокса очень живописно и и наглядно раскрашивали фантастические сюжеты больших и малых мистерий Uriah Heep. Его вкрапления давали возможность высказаться сказочным существам на своем, далеком от человеческой речи, языке. Мы не знаем, как они называются, но помним интонацию каждой реплики.

В пляску святого Вита проникают отрывистые очереди Эдди Кокрена, в равной степени повлиявшего на всех столпов первой волны британского хард-рока.

Совсем быстрых пьес в репертуаре Heep не так много, но их качество не уступает классическим балладам и гимнам - Love Machine...

Отсутствуют и долгие, умышленно затянутые "импровизации" с большой долей очковтирательства и самолюбования.

Бокс скорее обкатывает одну фразу, пока она не становится музыкальным афоризмом, продолжая звучать в голове слушателя после окончания песни. Иногда - всю жизнь.

Но сначала пришел страх. А вскоре и меломанский юморок в виде "Миши Ящика", делившего лавры гитариста номер один на пару с Марком Фарнером среди тех, кто так и не дорос до МакЛафлина и Фриппа. Славные, наивные, безобидные люди, с которыми так приятно было потрепаться и выпить в прохладном вечернем дворе, под гитару, естественно. Когда молодость еще казалась утомительно бесконечной, как карьера Мика Бокса.

Самую красочную романтику симулируют реалисты со стальными нервами. Вероятно это качество и позволило Мику Боксу осовременить порядком обескровленyню группу после нескольких лет не катастрофической, но очевидной стагнации, и череды само-повторов.

Это было не похоже на то, чего ждали стареющие поклонники, но Бокс и его неофиты со стажем вписались в 80-е (далее везде) на законных основаниях. Abominog, Head First Equator - классика AOR эпохи Рэйгана и Тетчер.

Но нас по-прежнему волнует музыка для особых торжеств, музыка подлинного спецобслуживания, способная озарить тусклую столовую общепита сполохами готических факелов.

HBD!

Michael Frederick Box (born 9 June 1947)

👉 plastinka.com