"Антироботы" советской фантастики

3,3k full reads
4,7k story viewsUnique page visitors
3,3k read the story to the endThat's 72% of the total page views
1,5 minute — average reading time

Сигомы Игоря Росоховатского и «белковые» Владимира Михановского были двумя из многих попыток советских фантастов исследовать проблемы робототехники и взаимодействия роботов и людей.

Вообще тема роботов была весьма популярна в советской фантастике, в целом изрядно тяготевшей к чисто «научной» стороне жанра. Очень многие из популярных фантастов той эпохи отдали дань «модной» теме, но некоторые посвятили ей заметную часть своего творчества. О двух таких писателях я и хочу поговорить.

Конечно, творчество и Росоховатского и Михановского не ограничивается только темой роботов, но роботы занимают в нем важное место, особенно с учетом того, что у писателей получилось создать достаточно необычные и оригинальные образы «помощников людей». Сразу разочарую — кровожадных «терминаторов» там нет… Почти нет. Но давайте разберемся подробнее.

"Антироботы" советской фантастики

«Белковые» Владимира Михановского представлены в его произведениях двумя циклами — о человекоподобных белковых роботах (центральный персонаж — робот Энквен) и о негуманоидных, главным героем которых является похожий на гигантского осьминога Тобор («Тобор» - палиндром «робота», создатели назвали его так, чтобы подчеркнуть белковую, немеханическую природу Тобора).

Цикл о Тоборе - типичная «приключенческая» НФ советской эпохи, причем некоторые его части явно перекликаются с «Испытанием СКИБР» братьев Стругацких — там, где у АБС весь акцент строится на человеческих отношениях, а роботы выполняют лишь роль мобильных декораций, у Михановского Тобор сам представлен независимой личностью в процессе становления, а место программистов кибернетических систем занимают Воспитатели белковых. А еще у Михановского есть то, чего мне отчаянно не хватило в детстве после прочтения «СКИБР» — приключенческое продолжение истории Тобора, в котором есть и экспедиция к далекой звезде, и встреча с научной загадкой, и почти детективный сюжет, и отличная позитивная научно-фантастическая развязка с Тобором в роли спасителя всего и вся.

"Антироботы" советской фантастики

Цикл о гуманоидных белковых роботах строится вокруг двух судеб: человека-космонавта Федора Икарова и белкового Энквена. Идея о «воспитании» белковых в противовес «программированию» киберов тут раскрывается куда полнее, да и весь цикл в общем имеет более отчетливую «социально-психологическую» направленность. К примеру, Михановский прямо полемизирует с «законами роботехники» Азимова, программно «вшитыми намертво» в его роботов: Энквен и другие белковые, предназначенные для самых сложных задач, «лишены Ограничений», и в своих действиях руководствуются исключительно принципами, заложенными в них Воспитателями. Конечно, не обошлось и здесь без эпических приключений вполне в духе «твердой» НФ-оперы — гравитационный плен и побег из плена «черной дыры»… Куда ж без этого!

В отличие от сравнительно структурированной «истории будущего» Михановского, цикл Игоря Росоховатского о сигомах — (синтетических гомо, искусственных людей) более расплывчат. Росоховатскому не так уж важны роботы сами по себе, скорее он использует их как своего рода «усиливающее зеркало» для исследования психологии человека в различных обстоятельствах. Даже облик сигомов у него меняется от рассказа к рассказу — от практически неотличимого от живого человека гуманоида до трех-четырехметрового суперсущества из почти вечных материалов и неограниченным источником энергии (в некоторых рассказах сигомы способны черпать энергию напрямую из звезд).

Сигом и человек. Удивительно, но я не смог найти почти ни одной иллюстрации к циклу..
Сигом и человек. Удивительно, но я не смог найти почти ни одной иллюстрации к циклу..
Сигом и человек. Удивительно, но я не смог найти почти ни одной иллюстрации к циклу..

Сигомы превосходят человека во всем — они сильнее, прочнее, умнее, быстрее нас. Единственное, чего им не хватает — чистых человеческих эмоций и понимания парадоксальной человеческой психики. Они настолько лучше нас, что просто не способны понять — почему люди могут поступать плохо по отношению к другим, или, наоборот, почему они способны на «добрые» поступки, не обоснованные никакими логическими доводами. Особенно характерны в этом отношении повесть «Вариант ИД», в котором первого в мире сигома, могучего, но бесконечно наивного в своей прямолинейной наивности, банально обманывают жалкие грабители и мошенники, и слегка замаскированный под научную фантастику политический памфлет «Сигом и Диктатор», где созданный негодяем в качестве типичного «терминатора» сигом логическим путем приходит к необходимости гуманистического взгляда на мир.

Что характерно, сигомы Росоховатского также обучаются посредством «воспитания», а не программирования. Автор прямо дает понять, что их надо рассматривать не как вспомогательные придатки людей, а как новый виток эволюции, сохраняющий, впрочем, безграничную преданность своим создателям-людям, причем не по принуждению, а в результате свободного осознанного выбора.

Свободный осознанный выбор — хорошая штука, не правда ли? Может, именно его нам порой не хватает?

Читайте еще о старой фантастике на канале:

Илья Варшавский

"Человек без лица" Альфреда Бестера