Архивы советской фантастики, выпуск 3

6,6k full reads
9,1k story viewsUnique page visitors
6,6k read the story to the endThat's 73% of the total page views
1,5 minute — average reading time

Антиутопия, социальный памфлет, детектив, научная фантастика. Разве можно все эти жанры вместить в одно сравнительно небольшое произведение? Казалось бы нет, но «Силайское яблоко» Вячеслава Назарова сочетает в себе все эти жанры, плюс черты еще некоторых (например, «попаданческой» литературы).

К сожалению, Вячеслав Назаров успел написать немного. Как метеор, он сверкнул яркой вспышкой на звездном небе советской фантастики, и ушел от нас совсем молодым — в сорок два года. В чем-то его судьба схожа с судьбой Стенли Вейнбаума, который тоже не успел реализовать и десятую часть своего творческого потенциала, хотя Назаров все-таки успел чуть больше.

Здесь и ниже - иллюстрациия К. Швеца
Здесь и ниже - иллюстрациия К. Швеца
Здесь и ниже - иллюстрациия К. Швеца

Конечно, в случае с Назаровым определенную роль сыграла и специфика советского книгоиздания тех лет, и самым явным примером может послужить как раз «Силайское яблоко», которое никто так и не решился издать при жизни писателя. Современные поклонники и критики выдвигают различные теории, почему так случилось, что именно усмотрела цензура и опасливые редактора в повести Вячеслава Алексеевича, но, боюсь, в чем там конкретно была заковыка, мы уже никогда не узнаем. Одно понятно: повесть явно считали слишком «остросоциальной», какой она, собственно, и была.

Сюжет повести не то чтобы очень оригинален: существует некая планета Свирра, раздираемая бесконечными гражданскими войнами и чередой диктаторов, на которой к власти совершенно случайно приходит студент-недоучка… После чего на планете на полтора столетия (!) воцаряется мир и порядок. Планета «окукливается», отгородившись от всей вселенной непроницаемым «Стальным Коконом» (и вот тут в головах советских цензоров явно начинала завывать тревожная сирена), после чего каким-то чудом выкарабкивается из жесточайшего экономического кризиса и стабилизируется на долгие-долгие десятилетия… При этом культ Великого Кормчего (того самого студента) превращается чуть ли не в генетическое обожание со стороны практически всего населения. Этому культу не вредит ни чудовищная коррупция пронизывающая все и вся, ни непрерывный поток распоряжений Кормчего, расписывающий жизнь до мельчайших подробностей…

Архивы советской фантастики, выпуск 3

Когда вот так описываешь фабулу произведения, то удивляешься уже не тому, что повесть не была издана при жизни писателя, а, скорее тому, что она вообще вышла в СССР. Однако Назаров сделал поистине гениальный ход — расследовать происходящее на Свире отправляется инспектор Международного Совета Космонавтики Шанин, уроженец Земли, на которой давно и прочно победил коммунизм. Назаров как бы четко проводит линию: вот «мы», а вот «они», хотя на самом-то деле его коммунистическая Земля и ее колонии совершенно абстрактна (как и сам Шанин, откровенно говоря), почти не имеют каких-либо конкретных черт, в то время как Свира во всех своих непривлекательных подробностях.

В общем, инспектор Шанин на корабле контрабандистов («Стальной Кокон» при ближайшем рассмотрении оказывается не таким уж коконом, а скорее решетом) отправляется на Свиру в компании свирского диссидента-революционера, и дальше начинается собственно развитие сюжета, очень сильно смахивающего (для тех, кто читал) на смесь «Замка лорда Валентина» Сильверберга и «Лотереи в Вавилоне» Борхеса. Честно говоря, пронизывающая все общество и тайно им управляющая организация «проницательных» поначалу настолько похожа на всемогущую Компанию из «Лотереи в Вавилоне», что я даже сверил даты выхода, и после этого еще больше зауважал Назарова — рассказ Борхеса, хоть и написанный в 1941 году, впервые на русском был издан только в 1984-ом. Первое издание «Силайского яблока» состоялось на шесть лет раньше.

Архивы советской фантастики, выпуск 3

Я не стану дальше раскрывать сюжет повести. Все-таки она несет в себе и детективную интригу. Скажу только что для меня финал оказался предсказуем, но лишь отчасти. Но вот что я хочу отметить — это живой, красочный язык, которым написано «Силайское яблоко». Все-таки приходится признать, что далеко не вся советская фантастика была «на высоте» в плане литературных достоинств. К «флагманам» это, конечно, не относится, но в общей «массовке» было предостаточно весьма средних произведений, тем не менее вполне «заходивших» на волне интереса к жанру. Назаров — прекрасный писатель, отлично владеющий словом - наверное, тут стоит отметить, что он, как и некоторые другие советские фантасты, был еще и поэтом, а уж кому как не поэтам уметь обращаться с родным языком.

И, раз уж мы заговорили о поэзии, я закончу статью небольшим стихотворным посвящением «Силайскому яблоку», принадлежащим перу сетевого автора Вертер де Гёте:

Силайский плод — не плод Эдема,
И здесь соблазн в особом роде;
О, Власть, как вечна эта тема,
И как близка людской природе.

Читайте также на канале:

"Тлён, Укбар" Хорхе Луиса Борхеса

Социальная постапокалиптика и антиутопии

Миры Стенли Вейнбаума