Хочу все знать: кому нужны научно-популярные лектории и почему они скоро умрут

Наш интеллект в наших руках: именно с таким посылом в 2010-х вся Россия начала тянуться к новым знаниям — курсам и тестам от «Арзамаса», видео на «Постнауке», а также разноформатным научно-популярным лекториям. На них нельзя изучить квантовую физику или финскую грамматику, но можно получить стимул к дальнейшему их изучению, а главное — понять непостижимый академический язык.

Первой самарской платформой, решившей сделать науку доступной, стал проект Science Slam, стартовавший в 2013 году. Спустя четыре года в городе появилось еще около пяти подобных площадок. Часть из них идет по пути «Слэма» и предлагает экспресс-лекции на 15 минут, где спикерами могут быть как ученые, так и школьники. Другие — зовут в спикеры исключительно деятелей науки с защищенными кандидатскими. «Большая деревня» разобралась, есть ли сегодня грань между наукой и развлечением, осталось ли место образованию в самарском эдьютейменте и почему тема с лекториями полностью себя изжила.

Что это такое?

Приход науч-попа в Самару принято связывать с проектом Science Slam, первая встреча которого состоялась 8 декабря 2013 года. По сути, аудитории предложили научный стендап: гостей собирали в баре или пивном ресторане, где слушать спикеров можно было с бокалом наперевес. Сами выступающие, среди которых чаще были студенты — филологи, фотографы или инженеры, все равно, — должны были укладываться в десять минут, и главное — рассказывать о своем исследовании максимально доступно и смешно.

Science Slam Самара
Science Slam Самара

Четыре года назад формат казался свежим и немыслимым: оказалось, что о науке можно говорить, не вызывая зевоты, а городу как раз это и нужно. Первый Science Slam собрал больше 300 человек, положив начало эдьютейменту, который стер грань между наукой и фаном.

Спустя год за популяризацию науки взялся «Человек наук». Его площадкой также стал общепит, но на этом сходства в форматах, пожалуй, закончились. Спикер здесь один, и это не студент, а действующий ученый или научный журналист, а время выступления, соответственно, увеличилось в среднем до стандартной академической лекции — полутора часов.

Матвей Горячев

Автор проека «Человек наук», PR-менеджер

Когда мы появились, все лекции в Самаре за редкими исключениями были посвящены культуре, модерну или местной айдентике. Это были отдельные, несистемные встречи, — и наш прикол в том, что мы начали проводить «Человека наук» каждую среду.

Я работал на фейс-контроле в баре «Саша», а днем читал лекции по педагогике и истории педагогики в университете. В моем окружении было много таких же людей, которые хорошо говорили. Я решил помочь сразу всем и сделать лекторий в баре, в котором работал. Это не был «Сайнс слэм», это была такая тема лекций в среду, в день, когда делать абсолютно нечего. Выходило недорого в производстве и экономически удобно для бара.

В нашем проекте есть и развлечение, и момент тщеславия, но также и образовательная функция. После аспирантуры я изучал диджитал-коммуникации в образовании, и мне было интересно, как аудитория и его источники взаимодействуют и взаимозависят в онлайн- и офлайн-среде.

За последний год в городе появилось еще три аналогичных проекта: в Самару пришли «Курилка Гутенберга» и «15×4». В основе — все та же схема прозрачных экспресс-докладов с долей юмора, но продвигать науку и свой вклад в нее здесь может кто угодно. Так, участниками «15×4» становились и микробиолог из МГУ Дмитрий Кнорре, и четвероклассник Захар Архипов, 15 минут говоривший о колонизации Марса. У инициативной группы «Думай», перехватившей идею из Казани, рамки для выступающих очерчены куда строже: сюда приглашают уже состоявшихся агитаторов науки, среди которых за год были, например, Ася Казанцева, Александр Панчин и Станислав Дробышевский.

В общем, по итогу лекториев в Самаре стало много, а их частотности могут позавидовать все промоутеры города сразу: науч-поп, в отличие от вечеринок, случается едва ли не каждые выходные. При всем этом самим лекториям не тесно, а разные форматы, где заявка на фундаментальный труд граничит с интеллектуальным «Камеди», никак не конфликтуют друг с другом.

Фестиваль науки в бывшем корпусе СГАУ
Фестиваль науки в бывшем корпусе СГАУ

Главным при этом остается вопрос цели этих проектов: стоит ли ждать от них выдачи знаний здесь или сейчас, или же все это сегодня — такой же эпохальный тренд на интеллектуальный досуг, как пешие экскурсии и уроки скетчинга.

По мнению доцента СамГТУ и члена команды Science Slam Дмитрия Осипова, есть смысл, исходя из своих личных намерений, делить лектории надвое: научные бои — это история о развлечении, а выступления Аси Казанцевой — о реальной эмпирике. Однако здесь мнения сопричастных к экспансии науч-попа звучат нестройно.

Дмитрий Осипов

Победитель второго Science Slam, кандидат химических наук, старший научный сотрудник СамГТУ

К стендапам следует относиться в первую очередь как к развлечению — это именно оно и есть. На них ходит абсолютно определенная аудитория, которая, может, узнает что-то новое, может нет, но главное — получит удовольствие. По моим ощущениям, проекты типа «Слэма» привлекают мало внимания к самой научной проблеме, они просто доставляют радость людям. За повышением уровня научных знаний нужно ходить на научно-популярные лекции именитых ученых, которые без юмора или с умеренной его долей рассказывают о предмете, не упрощая материал так, как на «Слэме». В этом плане полезнее будут «Человек» наук» или привозы группы «Думай».

Александра Умрихина

Организатор лекториев инициативной группы «Думай»

Мы решили, что можем занять такую нишу, в которой читать лекции будут известные спикеры из других городов. При этом я совершенно не считаю наш лекторий каким-то противовесом другим проектам. У каждого свой формат, свои плюсы. Наверное, у нас есть общая аудитория, а есть своя, отдельная. Все это не мешает нам поддерживать отношения и довольно активно сотрудничать. Например, всем спикерам, которые выступают в «Думай», мы предлагаем выступить и в «15×4».

Я лично не вижу противоречий между развлекательной и образовательной частью. Считать это досугом или образованием — каждый решает для себя сам. Никто, конечно, не сидит на лекции с тетрадкой и ручкой, записывая каждое слово; никто не заучивает цифры, термины, или выводы. Люди приходят и получают удовольствие, но также — и порцию новых знаний. Кто-то потом перескажет это друзьям, а кто-то захочет разобраться в вопросе глубже.

Александра Артемова

Организатор лектория «15×4»

Не думаю, что среди научно-популярных лекториев Самары существует какая-либо конкуренция, скорее наоборот. Нас слишком мало, поэтому мы дружим, обмениваемся контактами лекторов и с радостью подставляем друг другу свои организаторские плечи.

Матвей Горячев

Автор проекта «Человек наук», PR-менеджер

В 2017 году я бы не разделял знания и развлечение, потому что образование сильно поменялось само по себе. Является ли лекторий образованием? — Нет, но это получение новой информации. Является ли эта информация стимулом для получения серьезного образования? — Не исключено. Является ли лекторий, а также любая образовательная площадка или инновационный кластер местом для новых личных и бизнес знакомств? — Безусловно. Лекторий сегодня — это импульс, в который включено много контекстуальных культурных и социальных моментов. Эта история стала мультидисциплинарной.

Science Slam Самара
Science Slam Самара

Чему это все-таки учит?

Да, лектории не готовят к ЕГЭ и не дают системных знаний, но выудить из них полезные сведения реально — даже за 15 минут. Главное, отмечает психолог и непосредственный спикер проекта «15×4» Дмитрий Козлов, знать, как это делать.

Дмитрий Козлов

Старший преподаватель кафедры социальной психологии Самарского университета

Для того, чтобы сообщить какую-то новость или факт, чаще всего хватит и одной минуты. Однако само название — «научно-популярные» — говорит о том, что на таких лекториях рассказывают о научных фактах в популярном формате. Чем научный факт отличается от остальных? Доказательностью и обоснованностью, которая обеспечивается научным методом. То есть, это не про мнения и суждения отдельных людей, не про личный опыт и даже не про гениальные озарения выдающихся личностей. Понимание научного факта — это всегда понимание методов, с помощью которых он был установлен. Сложность популяризация науки как раз и заключается в том, что эти методы становятся все сложнее, и их становится все сложнее объяснить.

Но именно этим и должна заниматься хорошая научно-популярная лекция. За 15 минут, и даже за час, это сделать действительно сложно, но — возможно. К тому же память человека очень ненадежна. Информация в памяти не просто искажается — как показали исследования Элизабет Лофтус и ее коллег, со временем у вас могут появиться полностью ложные воспоминания даже относительно фактов вашей собственной биографии. Но если вы понимаете методы, с помощью которых те или иные данные были получены, и умеете искать информацию, то вы всегда можете перепроверить себя, а также узнать, какие новые открытия были сделаны в той области, которая вас интересует.

Информацию может исказить не только наша память, но и сами спикеры, в роли которых, опять же, не всегда выступают персонажи с защищенной докторской. Так еще одной задачей слушателя становится критическое восприятие поступающей информации. Фактчекинг — едва ли не главная претензия и к лонгридам на образовательных ресурсах, и к спичам экспертов, но с проверкой фактов в самарских лекториях тоже не все ровно.

Дмитрий Осипов

Победитель второго Science Slam, кандидат химических наук, старший научный сотрудник СамГТУ

Фактчекинг на «Слэме» не проводился. Все остается на совести самих слэмеров, что в общем-то нормально: ответственность ученого заключается в том, чтобы говорить правду, а если тебя уличат во лжи — это просто позор.

Александра Артемова

Организатор лектория «15×4»

Основная идея популяризации науки — в формировании критического мышления. Поэтому мы все-таки несем ответственность за материал. Еженедельные репетиции «15×4» существуют для работы над мастерством выступлений наших лекторов, но также именно для проверки материала.

Матвей Горячев

Автор проекта «Человек наук», PR-менеджер

Сегодня наши требования стали жестче. Все начиналось с выступлений знакомых, которых я знал лично, и был уверен, что они смогут о чем-то рассказать. Теперь мы запрашиваем у спикера тезисы, долго и строго разговариваем, в том числе, и чтобы понять, насколько он вербален, ведь лекции, это в первую очередь, интертеймент, и человеку должно быть интересно.

Тем не менее, была лекция, за которую я лично извинялся. Это была моя ошибка: мы пригласили человека, а он просто распечатал страницы «Википедии». Он очень просился, но оказался просто не готов. При этом все лекции записываются, их можно прослушать позже, но главная проверка проходит во время сессии «Вопрос-ответ»: зритель всегда может уточнить у спикера моменты, в которых появились сомнения.

По мнению Дмитрия Козлова, главный челлендж лекториев — баланс на грани увлекательности и достоверности.

Дмитрий Козлов

Старший преподаватель кафедры социальной психологии Самарского университета

Если лекция не будет увлекательной и понятной — на лекторий больше не придут, но с другой стороны, еще хуже, если в угоду занимательности лекция перестает быть научной и на ней начнут рассказывать необоснованные и сомнительные вещи. Во-первых, здесь есть обман слушателей, которые приходят все-таки на научный, хотя и популярный, лекторий. Во-вторых, такие лекции часто способствуют распространению суеверий, заблуждений и дискредитируют само научное знание. Моя коллега, которая сейчас работает в одном из университетов Шотландии, недавно сказала: «Если тебе понравилась лекция, но осталось ощущение, что тебя где-то обманули — тебя обманули. Не верь лекторам и авторам книг безоглядно, иначе потом ты будешь постоянно сомневаться в своих знаниях». Мне кажется, это совет всем, кто собирается прийти на научно-популярную лекцию.

Почему лектории скоро умрут?

Лектории стали новыми дискотеками: это весело, это иногда полезно, этим можно занять уикенд. Так, в октябрьской афише группы «Популярная наука» заявлено 11 мероприятий. Часть из них проходят в рамках тех же «Курилок», остальные — единичные акции университетов и библиотек. И при всем этом, по мнению Матвея Горячева, концепту танцев со смыслом скоро просто придет конец — как и любой инициативе, отвечающий на запрос времени или выезжающей на моде; даже если это мода на знания.

Матвей Горячев

Автор проекта «Человек наук», PR-менеджер

Тема лекториев постепенно приходит к своему логическому завершению. Она уже не собирает людей, если это не встреча со Стивом Возняком на фестивале науки в Москве. Что будет дальше, сейчас не знает никто. Некоторые считают, что образовательные инициативы начнут объединяться с бизнесом, и заявлять о более серьезном влиянии. Но, как мне кажется, для больших городов, которые собственно и определяют тренды, эта история себя уже изжила полностью. Пойти на лекторий ради лектория, — в этом нет большого смысла, даже если речь идет об общеизвестном спикере.
В конце концов, потом эту лекцию можно посмотреть в записи.

А еще у «Большой Деревни» есть странички

вконтакте https://vk.com/bigvill

фейсбук https://www.facebook.com/bigvill1

твиттер https://twitter.com/bigvillsmr

телеграм https://t.me/bigvill