Топ – 5 величайших военных стратегов в истории

18 November 2020

Сравнивать военных теоретиков друг с другом – это непростая задача. Помимо очевидных различий в стратегиях, исторические эпохи, в которые они жили, состояние военных технологий, методы ведения боя – есть много базовых различий между ними. Некоторые специалисты по военной стратегии по сути практики, другие теоретики, добавляет Джеймс Холмс из Военно-морского военного колледжа.

Итак, как можно сравнить, например, полевого солдата, такого как генерала Улисса Гранта – победителя с его бульдожьим подходом к атаке - с Карлом фон Клаузевицем, не слишком активным солдатом, чьи достижения в качестве теоретика до сих пор изучают будущие военные? Трудно сказать.

Интересно, что многие великие стратеги кажутся равнодушными практиками, которые начали записывать свои идеи после своего поражения. Может быть, поражения очищают сознание. В самом деле, придется отдавать предпочтение таким учителям над практиками. Они изучают исторические записи о поступках великих предводителей, чтобы получить представление об искусстве стратегии. Наполеон и Фридрих II описаны Клаузевицем. Горацио Нельсон – олицетворение теорий Альфреда Тайера Мэхэна. Фукидид описывает Перикла, Алкивиада, Брасида, Лисандра и многих других. Практики предоставляют информацию для учителей, которые анализируют и передают ее следующим поколениям.

Нужны как практики, так и теоретики, чтобы нести ответственность за стратегическое мышление, но в конечном итоге мыслитель с ощущением реалий на поле боя превосходит практика с небольшим желанием анализировать свой опыт и делать выводы. Именно мыслители, а не практики доминируют в этом списке 5 величайших военных стратегов по мнению Джеймса Холмса.

Гомер

Необходимо уважать автора, чья личность затерялась в античности, однако чьи работы до сих пор играют огромную роль для людей, изучающих военное дело. Как отмечает Лоренс Фридман, автор, описавший Троянскую войну, был среди первых, кто исследовал две доминирующие темы в военной стратегии: biê, что означает грубую силу, которая применяется для фронтальных стычек, и mêtis, что означает коварство, вероломство и увертки. В западном стиле войны традиционно изображалась именно biê в качестве доминирующего метода ведения боевых действий. И в самом деле, в течение веков бесчисленные западные воины и теоретики признавались в дискомфорте из-за подобных, как минимум, не слишком благородных методов.

Однако Гомер напоминает будущим поколениям, что у Европы есть свои собственные традиции использования хитрых уловок и нечестных приемов. Это не только Сунь-цзы и его последователи в Азии. Фридман видит Ахилла как олицетворение biê, Илиаду как хронику прямого подхода. Хитрец Одиссей – это лицо mêtis, Одиссея – пример Гомера нечестных приемов и уловок. Сама поэма, кажется, приходит к выводу, что оба варианты видения войны необходимы, но biê, используемая командирами с талантом в mêtis – лучше всего. Одиссей демонстрирует это лучше Ахилла. Это тот курс, который стоит изучать и тысячу лет спустя.

Фукидид

Фукидид
Фукидид

Мы возвращаемся в Эгейский мир, чтобы обратить взор на четвертого самого величайшего в истории стратега войны. Многие могли бы отнести Фукидиду на более почетное место в этом списке, был бы это список великих комбинаторов. Но диссертация о лодках и копьях не вписывается в рейтинг чисто военной стратегии. Кроме того, афинский автор не выдает свои идеи столь же ясно, как Джозеф Колдуэлл Уайли-младший, Джулиан Корбетт или Карл фон Клаузевиц. И все же он описал много интересного: борьбу сухопутной державы с военной державой, важность финансировании при ведении войны, важность создавать дружественные и расстраивать вражеские союзы, расчеты для создания дополнительных театров военных действий и многое, многое другое. Работа на все времена.

Джозеф Колдуэлл Уайли-младший

Здесь мы немного схитрим или применим немного собственной mêtis. Адмирал Уайли-младший действует как символ стратегов не Запада, таких как Сунь-цзы и Мао Цзэдун, которые высоко ценят осмотрительность, а также англичанина Бэзила Генри Лиддела Гарта, последователя непрямого подхода 20 века. Уайли-младший – это мета-стратег, который использует идеи других в качестве обобщенной теории ведения боя. Он разделяет территорию ведения боя на сушу, море и воздух. Победа для него – это проявление изобретательности.

Джулиан Корбетт

Карл фон Клаузевиц видит морской флер в работах Корбетта. Британский теоретик писал для мировых морских держав – на тот момент это была Британия, сейчас, например, США, но любая морская страна, сильная или слабая, может претворить эти идеи в жизнь. Он заявляет, что идея Мэхэна, что предопределяющее участие флота - это способ победить на море, является правдой в девяти случаях из десяти. Затем большую часть своей книги он анализирует оставшийся десятый случай. Результат: морские державы могут вести ограниченные боевые действия, чтобы повлиять на события на суше, и даже сильные страны обнаруживают, что в определенное время и в определенном месте они могут оказаться намного слабее. Чтобы понять, как слабый может почувствовать себя сильным и выйти триумфатором из конфликтов, занимающих среднее положение между миром и настоящей войной – спросите сэра Джулиана.

Карл фон Клаузевиц

Карл фон Клаузевиц
Карл фон Клаузевиц

Именно поэтому он занимает первое место в этом списке. Величайший из стратегов. Более всего известный благодаря его высокой оценке отношений между политикой и войной, гражданскими и военными делами. Клаузевиц в принципе видит стратегию как военную стратегию. Чтобы достичь целей войны нужно использовать битвы и столкновения. Есть причины, по которым курсы по военной стратегии, неважно в западном или восточном мире начинаются с изучения Клаузевица. И есть причина, почему азиатские теоретики, такие как Мао Цзэдун внедряют его идеи в свои размышления о политике и мире. Это потому что он описывает общую логику и суть военного конфликта.

big-war.ru