Статский советник: кто был прототипом Эраста Фандорина?

10.03.2018

Романами Бориса Акунина о приключениях статского советника Эраста Фандорина зачитывается вся страна, некоторые книги были даже экранизированы и с не меньшим восторгом были встречены зрителями.

Но до сих пор остается загадкой: существовал ли когда-либо в истории персонаж, который послужил прототипом любимого всеми Фандорина?

Сам Акунин настаивает на том, что образ Фандорина собирательный и никакого реального героя за ним не стоит.

Между тем в истории оставила след яркая личность, которая вполне может претендовать на то, чтобы назваться реальным прототипом Эраста Фандорина.

Это не кто иной, как Крестовский, Всеволод Владимирович – известный писатель XIX в., и личность более чем таинственная.

Всеволод Крестовский родился в Киевской губернии, в 1840 году, в семье потомственного дворянина. Когда ему было 10 лет, семья переехала в Петербург, т. к. отец получил отставку на военной службе.

Там он поступил в императорский университет на историко-филологическое отделение, начал делать первые шаги в писательстве. Однако закончить университет не удалось из-за разорения отца: платить за обучение было нечем.

Всеволоду пришлось подрабатывать написанием статей для литературного журнала. Попутно он также брался за частные уроки чиновникам, желавшим подготовиться к экзамену на классный чин.

Одним из таких его учеников стал помощник полицейского надзирателя Иван Путилин. Благодаря знакомству с ним Крестовский приобщился к тайнам преступного мира тогдашнего Петербурга: ему представилась уникальная возможность стать свидетелем работы полицейского сыска изнутри.

Он участвовал в настоящих полицейских облавах, обысках, арестах, допросах и т.д., знакомился с уникальными архивными документами столичной полиции.

Крестовский настолько увлекся романтикой полицейского сыска, что вскоре знал все места в Петербурге, где собирались «блатные», часто посещал их, переодевшись для маскировки в нищего, студента или рабочего, чтобы проникнуть в тайный мир преступности.

Нередко такие походы заканчивались рукопашной: завсегдатаи «злачных заведений», заподозрив слежку, нападали на горе-сыщика, и он вынужден был поспешно ретироваться.

Был ли он официальным агентом полиции или же просто романтическим любителем, доподлинно неизвестно. Но факт в том, что его, как знатока таинственных закоулков преступного мира, Третье Отделение жандармерии в 1863 году направило в Варшаву для выявления среди криминального мира участников польского восстания.

Бесценные сведения, полученные Крестовским за время работы в полицейском сыске, легли в основу его известнейшего романа «Петербургские трущобы» (по его мотивам был снят популярный телевизионный сериал «Петербургские тайны»).

Будучи знатоком специфического криминального языка, он создал также первый в истории словарь терминов русского уголовного жаргона.

В 1868 году Всеволод Крестовский поступил на воинскую службу в уланский полк строевым офицером-кавалеристом. На службе он пользовался особым авторитетом у начальства, исполнял секретные поручения, по всей видимости, связанные с его былыми заслугами в сыскном деле.

За успехи, проявленные в службе, его вскоре перевели в лейб-гвардии Уланский полк, а оттуда он перевелся на Балканы, где велись военные действия. Когда началась русско-турецкая война, Крестовский служил при штабе Дунайской армии военным корреспондентом.

Неоднократно в рядах добровольцев принимал он участие в сражениях на самой передовой фронта, за проявленную храбрость получил повышение до штаб-ротмистра, был награжден орденами.

По окончании войны, в 1880 г. его перевели на службу в Тихоокеанскую эскадру русского флота, которой командовал адмирал Лесовский. Долгое время вместе с эскадрой пребывал Крестовский в Японии, в порту Нагасаки.

По возвращении в Россию, Крестовский некоторое время служил чиновником особых поручений при генерал-губернаторе Туркестана Черняеве.

Конец жизни Крестовский встретил в Варшаве, оставив после себя огромное литературное наследие.

Биография Всеволода Крестовского полна множества событий, фактов, которые безусловно вплетаются в общую канву приключений литературного Эраста Фандорина, описанных Борисом Акуниным. Все, кто знаком с книгами Акунина, наверняка узнают многие совпадения в жизни обоих героев.

© Ирина Спиваковская, 2018 г.