Внебрачный сын Сталина

В конце 1980-х – начале 1990-х годов все новостные издания облетела настоящая сенсация: оказывается, у великого вождя Сталина был внебрачный сын, о котором раньше ничего не было известно.

Некто Константин Степанович Кузаков дал несколько интервью, где поведал таинственную историю своего происхождения – то, о чем умалчивалось несколько десятилетий.

Свое долго молчание он объяснял тем, что в 1937 году дал подписку НКВД о неразглашении тайны своего рождения.

Тестов ДНК, подтверждающих родство Кузакова со Сталиным, не проводилось, поэтому все-таки было бы некорректным на сто процентов утверждать, что он действительно приходился родным сыном вождю.

Между тем многие факты, на которые ссылался Кузаков, подтверждаются историками и указывают на высокую степень вероятности отцовства Сталина.

Константин Кузаков родился 1 сентября 1911 года (хотя сам во всех документах указывал год своего рождения – 1908), в крошечном городке Сольвычегодске, который находился в далекой Вологодской губернии (ныне – на территории Архангельской области).

Место было идеальным для содержания ссыльных преступников: вокруг – сплошные непроходимые леса и болотные топи, выбраться из которых живым было практически невозможно.

Туда царское правительство направляло политических преступников, приговоренных к ссылке. В их числе был и революционер Иосиф Джугашвили (известный по партийным кличкам Коба и Сталин).

В Сольвычегодск Сталин направлялся дважды. Первый раз – в 1909 году. К тому времени он уже успел овдоветь: первая жена Сталина, Екатерина Сванидзе, скоропостижно скончалась в 1907 году, оставив на руках безутешного супруга новорожденного сына – Якова.

Мальчика воспитывали родственники Екатерины, а Сталин полностью погрузился в дело всей своей жизни – революционную борьбу. Ссылка в Сольвычегодск и стала прямым следствием его участия в антиправительственной деятельности.

Первая ссылка в Сольвычегодске длилась недолго: с 27 февраля по 24 июня – с приходом тепла революционер сбежал. До 24 марта Сталин числился в бегах. Затем его снова поймали и направили в Баиловскую тюрьму в Баку, где он пробыл полгода, после чего осенью 1910 года он снова был сослан в Сольвычегодск.

Ссыльные определялись «на постой» к местным крестьянам, которым платили из своего крошечного содержания за проживание и питание, ну и всячески помогали по хозяйству за еду – лишние рабочие руки всегда были нужны.

Прибыв во вторую ссылку, как и в первый раз, Сталин поначалу проживал в доме семьи Григоровых, но вскоре перебрался в освободившийся дом по соседству, где жила вдова с пятью детьми – Мария Прокопьевна Кузакова.

Она часто в своем доме привечала революционеров, впоследствии этот дом стал сталинским Музеем политической ссылки. Муж Кузаковой погиб в 1908 году от ранения, полученного еще во время русско-японской войны, замуж она больше не вышла – растила детей одна.

Сталину было в то время 32 года, ей – 34. По всей видимости, молодые и одинокие вдовец и вдова сошлись...

Сталин жил у Кузаковой до самого окончания срока ссылки, а летом 1911 года выехал под негласный надзор полиции в Вологду. Мария же в сентябре, спустя лишь месяц с небольшим после отъезда Сталина, родила сына – Константина.

По слухам, Иосиф от женитьбы уклонился, сославшись на тяжелую жизнь революционера, но от помощи не отказывался. Новорожденного мальчика крестили в местной церкви и, по вполне понятной просьбе матери, записали ему другой год рождения – 1908-й, отцом же указали покойного мужа Марии – Степана Михайловича Кузакова.

Опять-таки по одной из версий, узнав, что Сталин выдвинулся в высшие правительственные круги после 1917 года, Мария Кузакова написала ему письмо с просьбой помочь устроить судьбу сына.

Письмо это попало в руки тогдашней супруги Сталина, Надежде Аллилуевой – тогда она и узнала, что у мужа был внебрачный ребенок. Надежда не стала показывать письмо Сталину, но выслала денег Марии и помогла ей перебраться в Ленинград.

В 1927 году Константин Кузаков был зачислен студентом в Ленинградский институт философии, литературы и истории, по окончании которого занимался научно-преподавательской деятельностью. Защитил докторскую диссертацию по философии.

В конце 1930-х годов у него начался резкий взлет политической карьеры: в 1939 году он вступил в партию, сначала работал в московском Управлении пропаганды и агитации, где дослужился до должности заместителя начальника, параллельно исполнял обязанности главного редактора одного из главных политических изданий того времени – журнала «Большевик», получил воинское звание полковника.

В годы Великой Отечественной войны выступал в воинских частях с лекциями по политической пропаганде. В 1946 году Кузаков был назначен заместителем министра кинематографии.

Но в 1947 году по инициативе Берии его исключили из партии: официальным основанием было указано «за утрату бдительности», истинные же причины неизвестны.

По словам Кузакова, Берия настаивал на его аресте, но Сталин лично вступился за него. Выслушав доводы Берии, он резко отрезал: «оснований для ареста Кузакова нет».

Политическая карьера Кузакова восстановилась после того, как сам Берия был арестован в 1953 году. Сталина тогда уже не было в живых, поэтому ошибочно утверждать, что тот оказывал сыну тайную поддержку в карьере.

Кузаков занимал ответственные посты в Министерстве культуры, Государственном комитете по радиовещанию и телевидению. Получил звание «Заслуженный работник культуры». Скончался Константин Кузаков в 1996 году, в почтенном возрасте.

Судя по его воспоминаниям, он ни разу так лично и не поговорил со Сталиным, хотя неоднократно видел его на различных публичных мероприятиях.

Светлана Аллилуева, дочь Сталина, упоминала, что в семье знали о внебрачном сыне вождя, который родился у какой-то крестьянки в период ссылки, но он никогда не претендовал на известную фамилию и не напоминал о себе.

Зная несчастную судьбу официальных сыновей Сталина, можно сказать, что Кузакову повезло, что вождь так и не признал его своим.

© Biografia.Ru, 2018 г.