Трагедия теплохода «Нина Сагайдак»

Арктика и сегодня не воспринимается людьми как «место для комфортного отдыха» и в ответ на признание, что живёшь на Чукотке, на Севере, обычно натыкаешься на округлённые глаза и протяжное «Уууууууу», выражающее и жалость, и недоумение, и восхищение одним звуком. А в 2019 году Арктика действительно может считаться местом для комфортного отдыха и проживания теми, кто работал здесь 35-40 лет назад. Если почитать воспоминания, архивы, документацию можно только отдалённо представить какого было тем, кто трудился в Певеке в эти годы.

Я уже не говорю о первом секретаре Чаунского райкома – Науме Пугачёве, прибывшего в Певек, который по факту тогда имел только название, в июле 1933 года на пароходе «Лейтенант Шмидт» с семьёй и престарелым отцом. Прибыл строить советскую власть и город из ничего. Чукчи потом даже девочек называли «Наум» в благодарность за то, что он для них сделал в своё время.

Сейчас гибель теплохода приравнивается к немыслимой ужасной халатности и возможна, пожалуй, лишь при нарушении подавляющего большинства норм техники безопасности. В 1983 году не было техники способной провести теплоход сквозь дрейфующие льды обеспечив ему при этом 100% безопасность. Хотя первый атомный ледокол «Ленин» введён в эксплуатацию в 1959 году, но по характеристикам он существенно уступает ледоколу «50-лет победы», выпущенном в 2007 году. Да и теплоходы были другие, а продовольствие и ген.грузы необходимо было поставлять каждую навигацию.

На всём, северном морском пути, ледовая обстановка в 1983 году уже в сентябре была сложнейшая. Работали суда с усиленным ледовым классом, атомные ледоколы, практические все ледоколы ближайших пароходств. Теплоход «Нина Сагайдак» работал, как и многие другие суда по доставке продовольствия и на момент гибели ему предстояло снабдить провизией ещё семь пунктов к западу от Певека.

Путь до косы Двух Пилотов прошёл для теплохода, движущегося в компании двух танкеров и двух ледоколов, относительно спокойно, но вскоре из-за усиления ветра до 15-20 м/с суда оказались обложены льдами, началось ожидаемое сжатие. Винт и руль теплохода заклинило, из-за подвижек льда были обломаны ограничители баллера руля. По причине дрейфа льда к Нине Сагайдак не могли, подойди ледоколы. В результате потерявший управление танкер «Каменск-Уральский» навалило боком на левый борт обречённого теплохода. Крен судна уже достигал 13 градусов, а когда «Каменск-Уральский» оказался под давлением навалившегося на него, так же потерявшим управление, танкера «Уренгой», положение усложнилось. Некоторое время суда дрейфовали в таком незавидном положении, будто три брата.

8 октября на теплоходе «Нина Сагайдак» произошла деформация набора левого борта, что привело к образованию трещин сразу в 6 местах. Было принято решение эвакуировать экипаж вертолётом на ледокол. 9 октября теплоход «Нина Сагайдак» затонул в проливе Лонга, так и не закончив свою последнюю миссию, но навсегда оставшись в памяти людей…