9 subscribers

Виктория и Дэвид. 20 серия.

Провалы в памяти? Да ты совсем как я.
Провалы в памяти? Да ты совсем как я.

Начало истории здесь!

— Провалы в памяти? Да ты совсем как я.

— Наверно. Только, Дэвид, я не была в коме. И это совсем не нормально.

— Не сказал бы, что ощущаю себя нормально.

— Знаю, прости. Но ты пойми — да, с тобой, вероятно, произошел несчастный случай. Есть люди, которые могут тебе объяснить, что и как было. А со мной не так. Ты просыпаешься однажды, и вот тебе говорят, что ты жалкая алкоголичка, опустившаяся женщина.

И на твои оправдания, что ты ничего не помнишь, другие смотрят скептически. Мол, допилась до чертиков. Но, Дэвид! Я припомнила свою жизнь алкоголички. Припомнила пьяные выходки, галлюцинации и тому подобное. Но я не могу вспомнить начало. Почему я начала пить. Что послужило толчком. Я ведь психолог, Дэвид. Я знаю, что просто так ничего не бывает. Но складывается впечатление, что в моем случае это было именно « просто так». 

— Может быть, все проще? У тебя в роду не было алкоголиков? У нас в Венгрии алкоголизм — частое явление.

— Моя мать пила после смерти отца.

— Ладно. Прости. Я понимаю, что все-равно это не все объясняет.

— Да! Я не была как моя мать. Совершенно разные характеры. И ситуации. Мать пила после тяжелой личной потери. Огромный стресс. А что было в моей жизни? Ну да, увольнение. Но знаешь, Дэвид? Мне кажется, что все началось раньше. Я стала плыть по течению. И все было таким смутным. Мне требуются усилия, чтобы вспомнить мою жизнь в тот месяц.

— Я тебя понимаю. И, если честно, иногда мне кажется, что если я приложу больше усилий, я сумею вспомнить, что случилось со мной. Но это слишком больно. Мои родные боятся поднимать эту тему. Когда они начинают разговор об этом, о той гонке… Нестерпимая боль. Голова готова лопнуть. Начинается приступ.

— Но ты ведь не можешь всегда находиться здесь. Ты ходишь, говоришь. Ты практически здоров. Тебя держат только провалы в памяти.

— Это правда. Провалы в памяти и эти приступы. Ты не можешь представить себе, какую боль я испытываю.

— Когда-то мне пришлось консультировать дочь женщины, умирающей от рака в хосписе. Она переживала явно последние дни — кричала сутками, и никакие обезболивающие не помогали. Она лично убедилась, что ей дают достаточную дозу обезболивающих и снотворного. От этой дозы любой человек бы вырубился. Но эту боль не берут обычные лекарства российского хосписа. Были праздники и все работало очень медленно, они не успели получить заказанные для той женщины наркотики.

В отчаянии дочь женщины обратилась к медперсоналу с просьбой увеличить дозу, и они, видевшие многое, с грустью поделились наблюдениями. Они сказали : « той дозы, что мы даем нашим больным, хватило бы, чтобы человек отрубился и спал сутками. Но их ничто не берет. Их боль у них в голове. Она гораздо сильнее, чем может быть физическая боль.»

Конечно, вы скажете, что это ерунда и у них не было правильных лекарств. Но по всему миру рак не был бы раком, если не был бы страшен как-раз этой нестерпимой болью, которую не снять. Это боль умирающего, который сознает, что ему никто не поможет и он обречен. 

— Зачем вы мне это рассказываете?! У меня нет рака.

— Вот именно! У вас нет рака. Вы не обречены. Вы должны жить. Вы должны вспомнить и вернуться в ту жизнь, которую оставили. И изменить ее.

— Вы не знаете ужас моих приступов. Мое тело не хочет вспоминать. Может быть, это знак и мне надо просто начать новую жизнь, забыв о прошлом?

— Это резонно. Но вы лукавите. Именно эти приступы держат вас в больнице. Вы не хотите отсюда уходить. Пока врачи пытаются понять природу вашей боли, вы оттягиваете момент истины. Я хочу предложить вам сеанс. Здесь и сейчас.

— Почему вы так заинтересованы во мне? Какое вам дело?

— Вы мне нравитесь. Как мужчина. 

Продолжение здесь!

Начало истории здесь!

Подписывайтесь на канал, чтобы следить за развитием сюжета!

Оставляйте комментарии.

Большое спасибо за Вашу обратную связь!

#отношения #семейныеотношения #семейная психология #психологияотношений #рассказы #рассказы и истории из жизни #история любви