Bond Voyage
5213 subscribers

Отец. Последнее погружение (Из записок подводника)

4,6k full reads
6,3k story viewsUnique page visitors
4,6k read the story to the endThat's 73% of the total page views
5 minutes — average reading time

Ушел отец. Основал династию. Настоящую. Вместе с 3 сыновьями отдал службе флоту более 100 лет. Неординарно. Такого нет и не будет. Никогда.

Слева - направо: отец, я, старший, близнец. Фото из личного архива.
Слева - направо: отец, я, старший, близнец. Фото из личного архива.

Бондаренко Виталий Иванович родился в 1929 году в старинном городе, который ныне именуется Белгород-Днестровский и относится к Одесской области Украины. В царской России город именовался Аккерманом, то есть «Белым городом» или «Белой крепостью», как его назвали в средние века прежние хозяева турки.

Аккерман действительно стоит рядом с мощной цитаделью, стены и башни которой уже много веков внушают уважение своим боеготовым видом.

В 1820 году в крепости побывал по служебной надобности чиновник Коллегии иностранных дел Александр Сергеевич Пушкин, который воспел позже здешние места в стихах («Цыгане шумною толпою по Бессарабии кочуют»).

Одну из башен Аккерманской крепости по сей день называют Башней Пушкина, так как считается, что именно в ней жил поэт во время командировки. Места вокруг города – поистине прекрасные: с одной стороны плещется Черное море и Днестровский лиман, а с другой простирается бескрайняя украинская степь, которая начинается в низовьях Дуная и широким тысячекилометровым поясом тянется к Донбассу и южной границе с Россией.

Аккерманская крепость. Фото из Интернета.
Аккерманская крепость. Фото из Интернета.

После краха царской России бесхозный Аккерман в 1918 году был захвачен румынскими войсками и включен в Бессарабскую область в составе королевства Румынии под названием Читатя Албэ, что тоже переводится на русский язык как «Белая крепость».

Виталий Иванович появился на свет именно в этот период истории города. Родители его в тех местах служили учителями, отец – Иван Федорович, русский по национальности, словесник, мать – молдаванка, учительница церковно-приходской школы.

К 1940 году учительский сын окончил четыре класса начальной румынской школы и был принят в гимназию, несмотря на то что, по мнению румынских преподавателей, так и не приобрел должного акцента в основном языке страны.

Поступить на учебу парнишке помогло то, что Ивана Федоровича мобилизовали в королевскую армию, которая готовилась воевать с советскими войсками, отстаивая свои права на Бессарабию. Летом 1940 года Красная Армия быстрыми и решительными действиями без боев освободила Бессарабию от румынского владычества.

Аккерманская гимназия стала советской школой, в пятый класс которой в сентябре пошел юный Бондаренко. Уровень его знаний оказался очень неплохим, а русским языком с ним специально занимался отец. В мае 1941 года после окончания учебного года Ивана Федоровича по ложному доносу высылают в Казахстан. Семья едет следом.

В далеком Казахстане они втроем жили в годы военного лихолетья. Случается беда. За колоски с поля после жатвы, найденные в доме, сажают в тюрьму. Матери нельзя. Отец и так на поселении. Мальчугана.

Тюрьма. Зеки. Ужас. Юноша выходит из тюрьмы и едет домой. На какой-то станции выбрасывает справку об освобождении и все документы. Приезжает домой. В отчем доме живут какие-то люди. Дом конфискован и отдан посторонним. Мать живет на съемной квартире, отец остался лежать в земле Казахстана. Жизнь начинается с чистого листа.

Бессарабия. Лето 1946 года. Город Аккерман к тому времени переименовали в Белгород-Днестровский.

Виталий Иванович поступил учиться в Кишиневское железнодорожное ремесленное училище. Первые послевоенные годы оказались тяжелыми, голодными, не хватало самого элементарного, даже обычных предметов одежды.

Ремесленников в училище кормили и обеспечивали полувоенной формой. После окончания учебы будущего подводника назначили машинистом на паровоз. Потом железнодорожное начальство решило, что работника с законченным школьным семилетним образованием следует направить учиться дальше – в Одесский техникум железнодорожного транспорта.

Зачислили без экзаменов, потребовалось только собеседование. Виталий Иванович не только успешно учился в техникуме, но и посещал вечернюю школу рабочей молодежи – ШРМ, где вскоре получил аттестат о среднем образовании. Этот документ сыграл решающую роль в его судьбе.

У юношей в восемнадцать лет в голове была не только учеба, особенно, если в техникуме по праздничным вечерам устраивали танцы. Но девушкам на танцах подай фасон! А какой может быть фасон, когда у молодого человека имелись лишь одни штаны на все случаи жизни, да ботинки, выданные еще в «ремеслухе».

Конечно, взоры девчат были прикованы к приходившим на танцы в техникум бравым курсантам Одесского пехотного училища. Они впечатляли своей подтянутостью и строевой выправкой, умением носить военную форму. Зеленые шерстяные гимнастерки, синие габардиновые галифе и начищенные до зеркального блеска сапоги производили неизгладимое впечатление на штатскую публику.

Тогда-то студенту техникума Бондаренко пришла в голову мысль о том, профессия офицера-пехотинца будет предпочтительнее железнодорожной специальности.

С этой идеей он направился в свой военкомат по месту жительства, где его поддержали и обещали подготовить вызов в военное училище.

Дальше судьба сделала неожиданный зигзаг. Ознакомившись с документами Виталия Ивановича, офицеры военкомата обратили внимание на его аттестат о среднем образовании. Дело в том, что в пехотное училище тогда можно было поступать и с оконченной семилеткой, а десять классов за плечами имелись не у всех абитуриентов.

Как раз в тот год в Севастополе открылось новое высшее военно-морское инженерное училище, откуда в военкоматы пришла разнарядка по набору курсантов. Бондаренко подходил по всем требованиям, ему предложили стать военным моряком, и он отправился сдавать вступительные экзамены.

Мать только руками развела от удивления, но препятствовать не стала. Это был первый набор курсантов в 3-е Высшее военно-морское инженерное училище, будущую знаменитую севастопольскую «Голландию». Так среди бессарабских парней появился свой моряк-подводник.

Учебный год начался 1 октября 1952 года. 3-е ВВМИУ со временем превратилось в училище подводного плавания, а в середине 50-х годов приступило к подготовке офицеров на атомные подводные лодки. Именно в те годы в Советском Союзе создавался атомный подводный флот, а основным центром подготовки офицерских инженерных кадров стала именно «Голландия».

Выпускники училища в обязательном порядке проходили доподготовку к службе на атомных лодках в Обнинском учебном центре подводного флота. Учебный центр только-только начал работу в 1957 году, и Виталий Иванович Бондаренко был одним из первых его выпускников.

Так что с учебой ему повезло дважды: попал в первый набор курсантов Севастопольского Высшего военно-морского инженерного училища, потом оказался среди первых подводников, кто прошел доподготовку в знаменитом Обнинском учебном центре.

В 1958 году инженер-лейтенант В.И. Бондаренко получил диплом об окончании училища, офицерские погоны и военно-морской кортик. После выпуска его направили на Северный флот командиром группы дистанционного управления (КГДУ), командиром реакторного отсека на атомную подводную лодку К-14.

Уже через полгода последовало новое назначение – командиром турбинной группы на лодку К-8, которая еще стояла на стапелях завода в Северодвинске.

Подготовка экипажей атомных лодок велась очень напряженно: советские подводники старались не отставать от вероятных противников и соперников – американцев. Шло заочное соревнование, кто первым водрузит собственное знамя на Северном Полюсе.

Виталий Иванович вспоминает, что экипаж лодки ликовал – он удостоился чести идти для выполнения этой ответственной задачи. Но все настолько было окутано завесой секретности, что офицеры даже между собой не обсуждали предстоящее событие.

И вот в тот момент, когда лодка легла на курс для выполнения заветной цели, на К-8 произошла авария: разгерметизация первого контура, микротечь. Этого было достаточно, чтобы экипаж получил облучение с большим количеством рентгенов. Лодка вернулась в базу, пострадавших членов экипажа отправили в госпиталь, где их ожидало длительное лечение и назначения на другие лодки.

Награжден Орденом Боевого Красного Знамени. Виталия Ивановича после госпиталя назначили на дизельную подводную лодку с повышением – командиром БЧ-5.

Из Западной Лицы, где осталась злополучная лодка К-8, прозванная впоследствии североморцами «проклятой», Виталий Иванович вскоре уехал.

После излечения в госпитале и непродолжительного ожидания нового назначения ему предложили занять должность командира БЧ-5 на дизельной подводной лодке Б-69 проекта 611.

Подводная лодка Б-69, на которую попал служить Виталий Иванович, почти постоянно находилась в море, одна боевая служба сменяла другую при кратковременных заходах в базу (за три года на этой лодке капитан-лейтенант Бондаренко прошел четыре боевых службы).

Виталий Иванович за свою долголетнюю службу поменял три экипажа подводных лодок, а потом перешел на береговую техническую базу по перезарядке атомных реакторов Северного флота в Гремихе, где прошли последние годы перед увольнением в запас в 1980 году.

После увольнения Виталий Иванович уже физически не мог обходиться без моря и погружений под воду. Он устроился на работу в г.Одесса в ДОСААФ ( Добровольное общество содействия Армии, Авиации и Флоту) инструктором по подготовке легководолазов для службы на подводных лодках. Еще 11 лет на службе флоту СССР.

В последние годы переехал в Питер ко мне. Доказывали вместе с ним России свои права на пенсию 2 долгих года. Доказали. С трудом. Нынешнее государство РФ не любит принимать во внимание былые заслуги.

3 парада на день ВМФ слушал (ничего не видел) стоя перед телевизором. "Хороший коньяк. Хорошая колбаса - за мой счет", - говорил.

Вся жизнь связана с флотом. Все время бодр и весел. Говорил, что слова "бодрость и веселье" надо произносить бодрее и веселее. На вопрос о самочувствии, всегда отвечал - отлично.

Жизнь не останавливается. Идет вперед. Кто знал - будут помнить.

С уважением к читателям. Автор.