49 715 subscribers

8 пошлых книг, которые принято считать зарубежной классикой

30k full reads
35k story viewsUnique page visitors
30k read the story to the endThat's 85% of the total page views
3,5 minutes — average reading time

Хуже тупых американских комедий! Грязные шутки, оказывается, использовали и много веков назад

Когда мы думаем о классической литературе, то считаем, что это обязательно длинная и скучноватая книга со сложными мыслями о судьбах мира и человека. Мы даже не подозреваем, насколько порочны были некоторые авторы зарубежной классики. Их шутки временами кажутся настолько грязными, непристойными и откровенно извращенными, что по сравнению с ними «Пятьдесят оттенков серого» выглядят почти детской сказкой. И вот вам 10 примеров такой классики, об особенностях которой вам вряд ли расскажут в школе.

Промо-фото к сериалу "Тюдоры"
Промо-фото к сериалу "Тюдоры"
Промо-фото к сериалу "Тюдоры"

Тысяча и одна ночь

Конечно, мы видели мультфильм про Аладдина и слышали про Шахерезаду, так что примерно представляем, о чём она там рассказывала своему шаху – джинны, магия и летающие ковры, не так ли? Ну да, а ещё грязные намёки на близкие отношения с животными, шутки о размере мужского достоинства, пускании газов и всех мыслимых телесных функциях. Например, одна из историй Шахерезады заканчивается тем, что пятеро людей, запертых в шкафу, не выдерживают без туалета и начинают справлять нужду в тесном пространстве.

Пьесы Аристофана (427-386 гг. до н.э.)

Написанные до невозможности давно пьесы Аристофана служат настоящим кладезем переодеваний со сменой пола и всякого-разного разврата. Комедия «Мир» к тому же содержит кулинарные советы по использованию экскрементов. И это мы ещё не дошли до гигантского навозного жука. Или летающих собачьих каках. Стоит ли вообще забираться так глубоко в исследовании древнегреческой драматургии?

Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена (1759-1767)

Лоренс Стерн был провинциальным пастором, но, по правде говоря, этот человек проводил куда больше времени в обнимку с бутылкой, чем в благочестивых размышлениях. Книгу о Тристраме Шенди он написал в 46 лет, в последней надежде прославиться. И это сработало! Не имея времени или желания придумать хоть что-то похожее на сюжет, Стерн вместо этого решил использовать скандальную грубость. Так в книге появились шутки о случайной кастрации и обжигании причинных мест горячими каштанами. Справедливости ради отметим, что это также один из величайших экспериментальных романов из когда-либо написанных.

Кадр из фильма "Тристрам Шенди: История петушка и бычка" (2005)
Кадр из фильма "Тристрам Шенди: История петушка и бычка" (2005)
Кадр из фильма "Тристрам Шенди: История петушка и бычка" (2005)

Сатирикон (конец I в. н.э.)

Один из двух древнеримских романов, дошедших до наших дней (и то не целиком, а в фрагментах). «Сатирикон» рассказывает о комических приключениях пары молодых бездельников, отношения которых соответствуют духу того времени. Начиная со сцены оргии на постоялом дворе и заканчивая жрицей, которая совершит над главным героем насилие при помощи кожаного имитатора мужского достоинства, «Сатирикон» чуть ли не каждой странице будет выдавать скабрезные шутки и сцены, которые точно понравятся похотливым поклонникам Э.Л. Джеймс и её «50 оттенков серого».

Кентерберийские рассказы (1380-1392)

Помните, как в сериале «Теория большого взрыва» Эми говорила, что не знает истории более непристойной, чем «Рассказ мельника» Чосера? Так вот, это была не шутка. Если сомневаетесь, почитайте сами. В сборнике историй Джеффри Чосера люди занимаются всякими грязными вещами на деревьях, прижигают друг другу зады и испускают газы друг другу в лицо. Современные переводы сильно приглаживают этот текст, но даже в таком виде он производит сильное впечатление:

«Так был красавчик юный Абсолон В своей назойливости посрамлён: Во тьме облобызал её «глазок», А Николасу задницу прижёг. Вам избежать такой судьбы желаю И с божьей помощью рассказ кончаю»

Гаргантюа и Пантагрюэль (1532-1564)

И это написал монах? Францисканец Рабле не стеснялся зло высмеивать средневековое общество и делал это со всеми возможными грубостями. В его книге опухшие мужские достоинства носят вместо пояса, мёртвый Папа Римский в аду бреет женщин между ног, гостям на ужин подают блюда из отходов туалета, а великаны сотрясают воздух неприличными звуками с такой силой, что от этого падают стоящие сзади люди. Подобные сцены занимают не меньше тысячи страниц. И это, повторим, написал человек, который большую часть своей жизни провёл в монастыре.

Иллюстрация к роману "Гаргантюа и Пантагрюэль" (Поль Гюстав Доре, 1854)
Иллюстрация к роману "Гаргантюа и Пантагрюэль" (Поль Гюстав Доре, 1854)
Иллюстрация к роману "Гаргантюа и Пантагрюэль" (Поль Гюстав Доре, 1854)

Нескромные сокровища (1748)

В романе Дени Дидро герою достаётся волшебный серебряный перстень, который заставляет любую женщину говорить правду. Причем, не саму женщину, а некую особенную её часть. Да-да, ту самую, о которой вам не хочется думать. И не просто болтать о всякой чепухе, а в мельчайших подробностях рассказывать обо всех своих приключениях на интимном фронте. Получив в руки такую великую силу, герой поступает, как всякий порядочный мужчина – собирает себе гарем и наслаждается самыми непристойными историями. Как такое мог написать великий философ эпохи Просвещения? Ну, это была скрытая сатира на Людовика XV. Невообразимо грубая, но всё же сатира.

Фанни Хилл. Мемуары женщины для утех (1748-1749)

1748 год почему-то стал годом рождения сразу двух великих пошлых романов. Пока Дидро во Франции писал женские монологи для героя с волшебным перстнем, Джон Клеланд открывал читателям грязную сторону Англии, умело маскируя свою критику под мемуары девушки с пониженной социальной ответственностью. Юная провинциалка приезжает в Лондон и видит и испытывает такое, что способно заставить покраснеть даже много лет практикующего врача по проблемам интимной жизни. Книга была настолько откровенной, что книгопродавцам запрещали выставлять её на полки из-за непристойности. «Фанни Хилл» до сих пор считается золотым стандартом английского жанра постельных приключений.

До новых книг!
Ваш Book24