дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

Дух времени: «Заводной апельсин» и рост преступности в 70-ых годах

17 August 2018

Только факты о культовых книге и фильме.

О странном названии

На самом деле, секрета нет. Берджесс захотел использовать это словосочетание с тех пор, как услышал на улицах Лондона от людей, разговаривающих на кокни, выражение “queer as a clockwork orange” — «странный, как заводной апельсин».

Элемент автобиографии

Создание «Заводного апельсина» было своего рода психотерапией для Берджесса. В 1942 году, во время Второй Мировой войны, его жену ограбили четверо молодых американских дезертиров. От ужаса, который испытала женщина, у нее случился выкидыш, развилась депрессия, которую она долгие годы пыталась заглушить алкоголем.

Берджесс признавался, что написание книги от лица диких молодых людей, угнетающих других, помогло ему справиться с навязчивыми мыслями о произошедшей трагедии.

Энтони Берджесс с женой Луэллой
Энтони Берджесс с женой Луэллой

Почему надсат основан на русском?

Поскольку события книги, которая вышла в свет в 1962 году, происходили в 1970-х, автору не хотелось использовать существующий молодежный сленг — он давал четкую привязку ко времени.

В 1961 году, когда Берджесс с женой решили побывать в Ленинграде, он понял, что местная шпана довольно похожа на британскую. Так от русского суффикса "-надцать", который обозначает возраст, родился надсат.

Энтони Берджесс
Энтони Берджесс

Берджесс не вкладывал в язык политического подтекста. Многие упорно пытались его найти с учетом тяжелой политической обстановки. Но писатель утверждал: «Я выбрал русский, потому что его слова лучше смешивались с английским языком, чем те же слова из французского и даже немецкого».

Трудности перевода

И еще какие! В оригинале Берджесс писал слова надсата латиницей: oozy («цепь»), glazzies («глаза»), horrorshow («хорошо»). Но это только для англоязычных читателей выглядит непривычно. При переводе вся необычность языка потерялась бы.

Чтобы это избежать, Владимир Бошняк оставлял заимствованные слова напечатанными на латинице (“druga”, “zavedenije”). Евгений Синельщиков исправлял на кириллицу иностранные («френда», «плейс»). А Стэнли Кубрик вообще завещал показывать «Заводной апельсин» для русскоязычной аудитории только без дубляжа и с субтитрами.

Ультранасилие после «Заводного апельсина»

К слову о фильме Кубрика: экранизация произвела неизгладимое впечатление на зрителей, к сожалению, не всегда положительное. В стране резко подскочила подростковая преступность, явно подражающая главному герою романа.

Десятки подростковых группировок в Британии одевались и вели себя также, как Алекс, а во время многочисленных нападений на стариков напевали песню “Singing In The Rain”, которая также присутствовала в фильме.

На вопросы прессы, чувствует ли Энтони Берджесс ответственность за происходящие нападения, писатель отвечал жестко: «Этот вопрос нужно было задавать 12 лет назад, когда книга была впервые опубликована, а не когда книга стала более известной благодаря экранизации. Однако мой принципиальный ответ — нет. Если я ответственен за то, что молодые мальчишки бьют стариков и убивают пожилых женщин после просмотра фильма, тогда Шекспир ответственен за каждого молодого человека, который убивает своего дядю, потому что он написал “Гамлета”».

Стэнли Кубрика также обвинили в пропаганде насилия, ему стали поступать анонимки с угрозами расправы, и это на него подействовало больше, чем на Берджесса. Через год после выхода в прокат режиссер запретил показывать картину. Запрет был снят только в 1999 году, когда Кубрик умер.

А какие эмоции вызвала эта культовая книга у вас? Делитесь мнением в комментариях, подписывайтесь и ставьте лайки!

До новых книг!
Ваш Book24