Осторожно! Ужасные продолжения любимых книг

Кто из классических героев больше всех пострадал от современных продолжений? Выбираем между Шерлоком, Бондом, Пуаро, Скарлетт и другими

Наследники великих авторов и фонды их имени, которым принадлежат права на их произведения, в последние годы стали всё чаще подписывать договоры с «официальными продолжателями» серии. Как они их отбирают, мы не знаем. Но результат почти всегда получается гораздо хуже оригинала.

Кадр из фильма "Унесенные ветром" (1939)
Кадр из фильма "Унесенные ветром" (1939)

1. Александра Рипли «Скарлетт»

Главный вопрос со всеми такими «продолжениями»: а нужно ли было вообще продолжать эту историю? Открытый финал «Унесенных ветром» у многих оставил чувство печальной опустошенности, но тем и запоминался. Ретт уходил, а Скарлетт собиралась лечить душевные раны в своей обожаемой Таре и произносила любимое: «Я подумаю об этом завтра». Автор романа Маргарет Митчелл наотрез отказывалась писать продолжение, считая, что история закончена. Когда писательница и её муж умерли, сражаться за её интересы стало некому. Наследники решили заработать на продолжении. Так появилась «Скарлетт» – странноватая история, где главная героиня становится гораздо более мягкой и любящей, но при этом оказывается в центре борьбы за независимость Ирландии, а Ретта вообще почти нет. Многим читателям книга понравилась, но истинные поклонники оригинала понимают, что это уже совсем не те герои.

2. Энтони Горовиц «Дом шелка. Новые приключения Шерлока Холмса»

Действие авторских прав на Холмса давно закончилось, поэтому теперь про него может писать кто угодно. Но этот случай особый – Энтони Горовица выбрали лично наследники Артура Конан Дойла и преподнесли публике как человека, который напишет первоклассный детектив, сохранив верность духу оригинала. Детектив, действительно, получился неплохой, язык и атмосфера похожи, но многие так и не поняли, зачем нужно было приплетать сюда Холмса. Сыщик вроде бы носит то же имя, но перешел к совсем другим методам расследования. Вместо дедукции, он в основном много бегает и стреляет.

А вам какой Шерлок Холмс больше нравится?
А вам какой Шерлок Холмс больше нравится?

3. Энтони Горовиц «Кнопка ликвидации» (Trigger Mortis; на русском не издавалась)

Не знаем, откуда у британского сценариста Горовица такие длинные руки, но он сумел очаровать не только наследников Конан Дойла, но и издателей Яна Флеминга. С момента смерти автора в 1964 году продолжать историю о Джеймсе Бонде доверяли уже восьми разным писателям. Причем, среди них были и такие современные мастера интеллектуальной прозы, как Себастьян Фолкс и Уильям Бойд, а также популярный детективщик Джеффри Дивер. Горовиц стал девятым по счету официальным продолжателем.

И сразу насмешил читателей, заявив, что напишет максимально похожую на оригинал историю, потому что у него есть какие-то наброски Флеминга для несостоявшегося сериала. А потом ужаснул – наличием в тексте героя нетрадиционной ориентации в числе секретных агентов. И снова насмешил – когда буквально на днях сказал, что пишет приквел «Казино «Рояль» (самой первой книги о Бонде) и снова опирается на материал, «оставленный Яном Флемингом». Хотя все давно знают, что в своих экранизациях Голливуд разработал всё наследие создателя Бонда подчистую. Как шутят, «вплоть до случайных записей на салфетках».

Промо-фото к сериалу "Дживс и Вустер" (1990–1993)
Промо-фото к сериалу "Дживс и Вустер" (1990–1993)

4. Себастьян Фолкс «Дживс и свадебные колокола»

Вообще, складывается ощущение, что в Великобритании многие писатели считают своим долгом влезть сразу в несколько историй с официальными продолжениями. Возьмём Себастьяна Фолкса. Серьезный автор, коммандор ордена Британской империи за заслуги в литературе, автор большого романа о войне «И пели птицы…». Но в 2008 году пишет книгу о Бонде «Дьявол не любит ждать», которая прославилась у фанатов обилием клише на квадратный сантиметр текста. А потом замахивается и вовсе на непривычный для себя жанр – классику английского юмора, серию книг П.Г. Вудхауса о Дживсе и Вустере. Что поделать, наследники предложили, Фолкс воспринял такую возможность как честь. Результат – роман хорошо продавался, но читатели поругивали его за сильную вторичность и неуместную историю с женитьбой Вустера.

5. Софи Ханна «Эркюль Пуаро и убийства под монограммой»

Агата Кристи всю жизнь ненавидела придуманного ею бельгийского сыщика с выпендрежными усами. А потому не удивительно, что она всё-таки успела убить его сама – в книге 1975 года «Занавес», всего за год до своей собственной смерти. Автор предполагает, наследники располагают. В 2013 году Фонд наследия Агаты Кристи вместе с её внуком Мэттью Причардом решил продолжить приключения одного из величайших детективов в литературе. Ответственной за «оживление» назначили англичанку Софи Ханну, которая раньше писала стихи и лирические рассказы, но потом переключилась на криминал. Дедуктивные методы в её исполнении получились неплохи, но детали подкачали. Бедного Пуаро заставили гоняться за маньяком-психопатом, укладывающим тела жертв в соответствии с понятным только ему ритуалом. А еще он слишком много говорит по-французски и неприлично часто бахвалится собственными «маленькими серыми клеточками».

Кадр из сериала "Пуаро"
Кадр из сериала "Пуаро"

6. Давид Лагеркранц «Девушка, которая застряла в паутине»

Создатель трилогии про девушку с татуировкой дракона Стиг Ларссон неожиданно умер в возрасте 50 лет и так и не успел узнать о небывалом успехе своих книг. Издатели немного понервничали, выиграли суд у его гражданской жены, отвоевав у неё авторские права, и тут же наняли продолжателя. Шведский журналист Давид Лагеркранц ранее был известен только как соавтор биографии «Я – Златан» футболиста Златана Ибрагимовича. Книга была очень популярной, но ведь, честно говоря, в совсем ином жанре. Тем не менее, Лагеркранцу передали все оставшиеся от Ларссона черновики и стали ждать результата. В 2015 году он превратил Саландер в рефлексирующую няньку для мальчика с психическими отклонениями и заставил её выползать из могилы, почти как Ума Турман в «Убить Билла». В 2017 году в новом продолжении «Девушка, которая искала чужую тень» Лагеркранц объяснил нам, что вся её жизнь – чей-то жестокий секретный эксперимент.

На самом деле, продолжения популярных книг почти никогда не приносят издателям тех денег, на которые они рассчитывали. Но почему они тогда с таким упорством продолжают калечить наших любимых персонажей, отдавая их на растерзание продолжателям?..

До новых книг!
Ваш Book24