Такую литературную мать и врагу не пожелаешь!

9 November 2020

9 ноября 1955 года родилась Джанет Фитч, американская писательница и любительница русской истории. На русский язык переведена лишь одна книга Джанет: роман «Белый олеандр», у которого есть известная одноименная экранизация.

Костяк книги – отношения матери и дочери, в которых матери совершенно нечем похвастаться… В рейтинге на худшую мать года героиня запросто могла бы побороться за место в десятке.

А какие еще литературные матери оставляют желать лучшего?

Приятного чтения!

Такую литературную мать и врагу не пожелаешь!

Мэттью Стокоу «Коровы»

Стивен называет мать Зверюгой не просто так – женщина ненавидела сына всегда, не просто с рождения, но и, пожалуй, с самого зачатия… Зверюга всю жизнь положила на то, чтобы превратить ребенка в сломанную куклу, которая счастливую жизнь видит только по телевизору. Любое проявление человеческих чувств у Стивена жестко пресекалось, потому что матери было невыносимо представить себе парня хоть сколько-нибудь любящим и любимым человеком.

Такую литературную мать и врагу не пожелаешь!

Анне Б. Рагде «Тополь берлинский»

Властная Анна всегда была центром этой странной, несчастной скандинавской семьи, разъехавшейся кто куда. Обычно так говорят про «скрепляющую» всех заботливую маму, но Анна – вовсе не такая. Эта женщина вложила колоссальную энергию в сыновей со знаком минус – подавляла, подчиняла, лишала личного пространства, шанса на собственную семью, отношений с женщинами и мужчинами… Жестокая и бездушная мать, которой вовсе необязательно колотить ребенка поленом по голове, чтобы стать чудовищем.

Такую литературную мать и врагу не пожелаешь!

Кэтрин Вебб «Наследство»

Две сестрички приезжают в старинное поместье, доставшееся от бабушки, и перебирают вещи из прошлого, параллельно вспоминая детство и юность. И, среди прочих, прабабушку Кэролайн, которая была совсем не положительной матерью. Даже имя ее дочка получила только спустя два года после рождения! Тот случай, когда равнодушие может быть ничуть не лучше явного насилия и агрессии.

Такую литературную мать и врагу не пожелаешь!

Трецца Адзопарди «Укрытие»

Все. Очень. Плохо. Семейство городских бедняков-эмигрантов уже имеет на попечение кучу девчонок, но решает рожать до победного, пока не появится на свет наследник. Наследник, у которого ничего в наследстве не будет… Но снова рождается девочка – шестая, младшенькая, самое большое разочарование озлобленного отца и тряпки-матери, во всем угождающей мужу. Да, отец тут будет похуже матери, но и ее вклад забывать не стоит – наблюдение со стороны за тем, как дети растут отребьем.

Такую литературную мать и врагу не пожелаешь!

Митч Каллин «Страна приливов»

Семья Джелизы-Розы – это что-то с чем-то. Отец-наркоман девочку любит, но его совершенно не смущает тот факт, что ребенок наполняет ему шприцы, а вместо уроков в школе наблюдает домашние наркотические трипы. Мать девочку скорее ненавидит, ведь вечно голодный ребенок претендует на шоколадки, что та прячет от всех под одеялом… Истеричная, взбалмошная, инфантильная женщина на маму похожа меньше всего.

Такую литературную мать и врагу не пожелаешь!

Флора Рита Шрайбер «Сивилла»

Под псевдонимом Сивиллы скрывается, если верить писательнице, вполне реальная женщина с диагнозом множественной личности. Психика героини «расслоилась» вследствие тяжелого, очень тяжелого травматического детства, инициатором которого выступила жестокая мать, чье психическое заболевание совершенно не оправдывает шокирующее поведение. Зато на протяжении всей книги так и рвется наружу вопрос: а другие-то люди куда смотрели?!

Такую литературную мать и врагу не пожелаешь!

Микаэль Ниеми «Сварить медведя»

Главные герои романа – прост Лестадиус (реальное историческое лицо) и саамский мальчик Юсси, найденный им в полубессознательном состоянии в какой-то канаве. О детстве Юсси рассказывает очень мало, но всего пары эпизодов достаточно, чтобы врезался в память образ его матери: алкоголички, которая с каркающим смехом наблюдала за тем, как сын загибается от голода, а крошечная дочка до кровавых язв расчесывает искусанные комарами гениталии…

Такую литературную мать и врагу не пожелаешь!

Себастьян Фитцек «23-й пассажир»

Рассказать подробности отвратительных поступков матери (а точнее, матерей) в этой книге было бы непозволительным спойлером, так что придется поверить на слово: женщины в романе Фитцека дадут фору некоторым маньякам-мужчинам. А выяснится все это после того, как на круизном лайнере пропала девочка, а тоскующий по погибшей семье полицейский занялся неофициальным расследованием случившегося.

Такую литературную мать и врагу не пожелаешь!

Джанет Фитч «Белый олеандр»

Ингрид – мать девочки-подростка Астрид, которая ей никогда особо была не нужна, но и отпустить с миром эго не позволяло. В детстве мать постоянно пыталась дочку куда-нибудь сбагрить, поскольку та мешала ей развлекаться с друзьями и встречаться с мужчинами. А потом и вовсе села в тюрьму за убийство, оставив ребенка на попечение соцслужб, которые подбирали Игрид «мам» одна другой хуже…

Такую литературную мать и врагу не пожелаешь!

Джонатан Коу «Пока не выпал дождь»

Достаточно одной вздорной матери в истории семьи, чтобы все последующие поколения сохранили след искалеченного нелюбимого ребенка. Матери в романе калечат детей в приступе гнева, бросают их на попечение чужих, просто не любят и даже не пытаются этого скрывать, равнодушные к боли детей, не способных принять тот факт, что мама просто вот такая, а не наказывает за плохое поведение.

Такую литературную мать и врагу не пожелаешь!

Еврипид «Медея»

Классическая история о любви, ненависти и мести. Еврипид переписал традиционное повествование о Ясоне и жене его Медее, чьих детей убили коринфяне, сделав из героини роковую женщину. По версии Еврипида, Медея убила собственных детей ради мести предавшему ее Ясону. И да, это делает ее одной из худших литературных матерей за всю историю словесности.

Такую литературную мать и врагу не пожелаешь!

Вирджиния Эндрюс «Цветы на чердаке»

Видимость благополучия в семье главных героев сохранялась только благодаря ответственному и работающему мужу. С его смертью неустроенная вдова и мать четверых детей не придумала ничего лучше, кроме как вернуться в отчий дом и спрятать детей от деспотичного дедушки… на чердаке. Конечно же, временно, пока дедушка не примет отпрысков. Или не помрет. Или не так уж и плохо для вновь свободной женщины избавиться от необходимости полноценно воспитывать детей.

Такую литературную мать и врагу не пожелаешь!

Стивен Кинг «Кэрри»

Мать забитой и отвергнутой сверстниками Кэрри – религиозная фанатичка со всеми вытекающими последствиями. Под видом заботы о душе девочки, женщина лишала ее здорового окружения, ласки, счастливой жизни в родном доме, необходимых каждому подростку атрибутов и даже базовых знаний о женском теле, из-за чего насмешек в школе над Кэрри с каждым днем становилось все больше.

Такую литературную мать и врагу не пожелаешь!

Эльфрида Елинек «Пианистка»

Главная героиня – уважаемая преподавательница, взрослая самостоятельная женщина. Но только на бумаге, потому что по факту вся ее жизнь подчинена капризам властной матери, до сих пор держащей дочь в ежовых рукавицах… Они спят в одной постели, дочь отчитывается обо всех делах, приходит домой строго по времени, как нерадивая школьница. И находит утешение только в фантазиях о боли и унижении со стороны мужчин.

Такую литературную мать и врагу не пожелаешь!

Гиллиан Флинн «Острые предметы»

Было у южной красавицы-аристократки Адоры две дочери, но потом осталась только одна. Спустя много лет дочерей снова стало две, но это ненадолго… Флинн с самого начала романа дает немало намеков на то, что Адора совсем не та, кем ее считают окружающие. Но под конец становится по-настоящему страшно – до чего же некоторых женщин доводит желание стать самой-героической-матерью-во-вселенной!

Такую литературную мать и врагу не пожелаешь!

Кэтрин Данн «Любовь гика»

В этой книге безнравственность – семейная черта. И мать, и отец одинаково шокируют желанием поставить «удивительный» эксперимент по рождению детей с физическими уродствами, на которых можно здорово заработать в цирке уродов. Тут вам и карлица-альбиноска, и мальчик с тюленьими ластами, и сиамские близняшки… Мать сознательно использовала фармакологию, чтобы выносить максимально не обычных детей, за что ей точно не полагается доброго слова.

Такую литературную мать и врагу не пожелаешь!

Не забывайте и не стесняйтесь оставлять комментарии! Какие книги подборки вы уже читали? Что о них думаете? Какие книги можно добавить в подборку по теме?