Болезнь Пушкина и Байрона: вечный спор между разумом и чувствами

Важно не то, какие вам выпали карты, а то, как вы ими сыграете.

Доктор Кей Джеймисон своими картами распорядилась гениально. Ей выпало заболеть психическим расстройством — в итоге она стала профессором психиатрии, создала и возглавила клинику по лечению аффективных расстройств, написала несколько книг о своём заболевании, в том числе и книгу "Беспокойный ум. Моя победа над биполярным расстройством". Книга честная и откровенная. Джеймисон без прикрас описывает все фазы своей болезни: неконтролируемое безумие в периоды подъёма-мании, попытку суицида в период спада-депрессии. (Биполярное аффективное расстройство (БАР) — "качели настроения", когда клиническая депрессия сменяется манией (чрезмерным подъемом с психозом в конце). Фазы могут следовать одна за другой, а могут чередоваться с периодами нормального настроения).

Как пишет Кей, "тьма всегда сменялась светом, а свет раз за разом поглощала тьма". Помогли любовь и лекарства. Последним, в частности литию, доктор Джеймисон уделяет особое внимание. Литий она принимает постоянно, что позволяет ей держать болезнь под контролем и заниматься профессиональной деятельностью. Она честно рассказывает о побочных эффектах, а также о том, что долго не хотела пить литий постоянно и к чему это в результате привело. Больше она не рискует — на карту поставлено слишком многое.

БОЛЕЗНЬ ПУШКИНА И БАЙРОНА

На вопрос "Будь у вас выбор, согласились бы вы на судьбу человека, страдающего маниакально-депрессивным психозом?" Кей Джеймисон отвечает: "Да! Я выбираю жизнь с болезнью. Ведь маниакально-депрессивный психоз — это заболевание, которое не только убивает, но и созидает. Как пламя, которое по своей природе создаёт и разрушает. Мания — это одновременно движущая сила и разрушитель, это огонь в крови".

В период мягкой мании человек полон энергии, идей и может быть очень продуктивным. Не зря эта болезнь ассоциируются с креативностью, нестандартным мышлением. БАР болел Эрнест Хемингуэй (что стоило ему жизни — он покончил с собой). Подозревают, что это заболевание было у Пушкина и Байрона.

Кей Джеймисон провела исследование среди 47 британских писателей и художников. Она постаралась выбрать наиболее креативных: испытуемые художники и скульпторы были членами Королевской академии, драматурги — обладателями премии Нью-Йорского общества театральных критиков. Половина отобранных для исследования поэтов были представлены в Оксфордском сборнике поэтов XX в. Джеймисон выяснила, что 38% всех этих художников и литераторов на момент начала исследования уже лечились от расстройства настроения; три четверти из тех, кто лечился, принимали медикаменты или лежали в клинике. Хуже всего была ситуация у поэтов — половина из них нуждалась в медицинской помощи.

Кей пишет, что болезнь добавила яркости и насыщенности в ее жизнь, обогатила новыми способами чувствовать, ощущать и думать. Она познала самые глубокие пропасти и самые дальние закоулки своего рассудка. Осознала тёмные стороны того, что кажется светом, и светлые стороны того, что выглядит мрачным и безжизненным. Это была безумная, но насыщенная жизнь: чудесная, страшная, невыносимо трудная и головокружительно простая, сплошное удовольствие и непрекращающийся кошмар. Как будто судьба подарила ей дикого необъезженного чёрного коня, который не привык ходить в узде. Она научилась его укрощать, интуитивно чувствуя, что вернее всего — повернуть зверя мордой к солнцу.