V как Vendetta, П как Примирение

В Чечне прошел обряд примирения кровников, враждовавших больше 20 лет. Кровная месть — древний обычай, который запрещен в РФ, и практически искоренен в Чечне. Но эта история началась еще в 1996 году, когда там царили другие порядки.

31 марта 2019 года, Соборная Площадь перед мечетью в чеченском селе Гехи. На площади сотни человек. Несколько мужчин ведут под руки фигуру в бежевом плаще с головой, покрытой капюшоном. Это Муслим Хасмиков, охранник, который в 1996 году застрелил своего работодателя, Зайнди Дениева. На площади — члены семьи убитого, и в эти секунды жизнь Хасмикова зависит от них. Люди обступают Муслима, негромко совещаются. Еще минута, и это случится — родственники жертвы посмотрят в глаза убийцы.

Соборная площадь села Гехи
Соборная площадь села Гехи

Муслим Хасмиков родился в селе Валерик, позже переехал в Грозный. Там его взял на работу Зайнди Дениев, старый товарищ из соседнего села Шалажи. У Дениева в Грозном был магазин, в котором он сам работал днем, Хасмиков перенимал ночную вахту. Неизвестно, что случилось между этими двумя, только одним январским утром 1996 года Муслим, передавая пост, застрелил своего друга и работодателя Зайнди. Из автомата, который тот сам ему и купил. Родственники Зайнди, Дениевы, немедленно объявили кровную месть Хасмиковым.

В 1924 году по данным прокуратуры 80 % тяжких преступлений, например, в Дагестане совершались по мотивам мести. В советское время научились эффективно бороться с кровной местью, гибко применяя и Уголовный кодекс, и воспитательные меры. В УК была 231-я статья, карающая за уклонение от примирения (до двух лет лишения свободы). Это был сильный рычаг давления на тех, кто не хотел примиряться. В каждом районе Дагестана и Чечни были комиссии по примирению кровников, в которые входили старейшины, партийные и советские функционеры, душившие в зачатке любые конфликты между семьями и родами.

Марк Блок. "Родовая солидарность" 2003

В прежние времена кровная месть предполагала, что семья погибшего могла забирать жизнь либо у убийцы, либо у "самого лучшего из тейпа". В конце девяностых семья Хасмиковых, опасаясь, что традиция будет применена и к ним, направляет к семье Дениевых уважаемых людей из тейпа в качестве парламентеров — просить прощения для всего рода, кроме самого убийцы. На вопрос почему он это сделал, родственники отвечали, что Хасмиков — душевнобольной. Дениевы прощают родственников — но не убийцу. В сложные 90-е история затихла — но не забылась.

Чечня, 31 марта 2019. Члены тейпа ждут премирения на площади.
Чечня, 31 марта 2019. Члены тейпа ждут премирения на площади.

В 2007 году в Австрии произошло другое убийство, в котором оказались замешаны люди из тех же двух сел и тех же тейпов. Некто Дудуркаев, беженец родом из села Шалажи, поругался с другим беженцем по фамилии Сосланбеков, по иронии судьбы — тоже из села Валерик. Ссора продолжалась несколько дней, парни встречались и дрались три раза. В последний раз Дудуркаев выхватил пистолет и застрелил Сосланбекова. Его немедленно задержала австрийская полиция, но инцидент на этом не был исчерпан. В Чечне родственники Дудуркаева объявили Сосланбековым кровную месть.

Система борьбы с кровной местью, разрушенная после распада СССР, была восстановлена в 2000-е годы. По состоянию на начало 2009 года законодательство Российской Федерации рассматривает мотив кровной мести при совершении убийства как отягчающее вину обстоятельство. За убийство на почве кровной мести статья 105 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 8 до 20 лет, либо пожизненного лишения свободы

Марк Блок. "Родовая солидарность" 2003

Муслим Хасмиков смотрит в глаза родным убитого
Муслим Хасмиков смотрит в глаза родным убитого

Как ни парадоксально, но второй случай помог разрешить первый. Получилось, что в двух селах в каждом тейпе теперь по одному убитому и одному убийце. В 2011 году тейп из села Валерика обратился в комиссию муфтията с просьбой примирить семьи, при условии, что если Дениевы простят смерть Зайнди, то и они простят им смерть Сосланбекова.

Все это время семья Хасмикова прятала убийцу, которого не могли найти ни полиция, ни родственники враждебного клана. Муфтият уговаривал Дениевых на прощение, но мать сестра и три брата Зайнди не давали своего согласия.

С осени прошлого года за дело взялся молодой имам села Шалажи Ахмед Бериев, он долго уговаривал каждого члена семьи. И ему удалось совершить невозможное: примирить семьи, враждовавшие 23 года.

Уголовное преследование Хасмикова закончено за истечением срока давности (15 лет по уголовному кодексу РФ). Однако, если родные убитого снова обратятся в полицию, дело возобновят.

31 марта 2019 года на Соборная Площади вражда, которая длилась 23 года для одной семьи, и 12 лет для другой, наконец завершилась. Муслим Хасмиков склоняет голову, один из родственников снимает капюшон с его головы. Это значит, что он прощен.