Танк 477 Молот

21.01.2018

Яркий пример лаконичности и красоты харьковского дизайна, это не длинная коробка с картонной защитой сверху от вагоностроительный.

Фото - Ржавеющий на задворках ВНИИ Трансмаш "Молот"

В 1984 году в проект перспективного танка было внесено ключевое изменение, позволившее осуществить значительный отрыв от существующих танков – принятие принципиального решения о применении мощной 152 мм пушки. В процессе разработки «Боксера» конкурс между тремя КБ был объявлен в начале работ. Все представили свои проекты, военные и ВНИИТМ их оценили и сделали однозначный вывод – Ленинград и Тагил ничего нового не предложили и перспективный танк поручили разрабатывать ХКБМ.

Работы по перспективному танку в УКБТМ и КБ ЛКЗ никакими документами не задавались. В публикациях в сети интернет существует ошибочное мнение, что, якобы задачи по созданию перспективного танка 90-х задавались КБ «Спецмаш» а также УКБТМ, что не соответствует действительности. В то же время инициативные разработки в указанных КБ велись, но серьезного уровня они меть не могли, так как не подключались смежники по вооружению, электронике, системам управления и пр. Примером таких работ может служить танк с классической компоновкой «объект 187», сравнимый по характеристикам с серийно производившимся в тот период Т-80УД.

9.10.84. Приехало руководство ГБТУ и ГРАУ во главе с Потаповым и Баженовым с большой свитой смотреть Бунтарь. Отношение военных к машине было настороженное и Баженов ко всему относился предвзято.

В кабинете у Шомина доложили по танку, начались бурные споры, какой калибр должен быть у пушки. На Бунтаре была выносная пушка калибра 125 мм и уже давно шли разговоры об увеличении калибра. Начались голословные споры, какой калибр принять - 140мм или 152мм. В этот момент очень грамотно и четко выступил начальник НТК ГРАУ генерал Литвиненко, нарисовал график и буквально за три минуты доказал насколько эффективен для танка калибр 152мм. С этого момента калибр 152 мм  был принят для Боксера и к этому вопросу больше никогда не возвращались.

В 1985 году была утверждена новая компоновка танка с 152 мм пушкой. Водитель танка размещался слева, справа от него размещался протектированный топливный бак отделенный перегородкой. Командир и наводчик размещались в корпусе танка под башней и имели прямой визуальный контакт друг с другом. Конструкция автомата заряжания имела замкнутый контур в задней части боевого отделения, подпитка боеприпасами осуществлялась из изолированного отсека расположенного между моторно-трансмиссионным и боевым отделением.

У наводчика имелась возможность ручного дублирования наведения вооружения и поворота башни. Многоканальный прицел наводчика предполагал визуальный, тепловизионный,  телевизионный канал, канал наведения управляемого вооружения и лазерный дальномер и систему автоматического сопровождения цели. Имелся вспомогательный шарнирный прицел. Рабочее место командира оснащалось панарамическим прицелом. В центральной части боевого отделения размещался пульт управления ТИУС, доступ к которому имел командир и наводчик-оператор.

На протяжении всего периода работ над перспективным танком имели место постоянные проблемы и задержки связанные с разработкой и поставок комплектующих, прежде всего связанные с отставанием СССР в области тепловизоров и ЭВМ. В 1986 году ЦКБ КМЗ предложила установить на танк, в качестве временного решения разрабатываемый для серийных танков тепловизионный прицел «Агава-2», от этого предложения КБ отказалось. В 1987 году был собран первый образец танка без прицельного комплекса и автомата заряжания.  На 1988 год надежной работы автомата заряжания в танке добиться все еще не удалось, несмотря на то, что автомат работал на стенде в танке с ним были проблемы. Несмотря на это показ высокому руководству (министр обороны Язов, министры Миноборонпрома, Минрадиопрома, Минтяжмаша, Минмаша, Ивановский, Шабанов, Галкин, Баженов, Герасимов, Захаров, представителям ЦК КПСС) первого образца танка прошел успешно - машина показала на удивление высокую скорость (63 км/час). Произвели выстрел, также удачно.

Вооружение танка состояло из 152 мм пушки 2А73, спаренного пулемета калибра 7,62 мм (в изначальном варианте 2 пулемета), зенитного пулемета калибра 12,7 мм. Впоследствии устанавливалась автоматическая пушка калибра 23, а позднее 30 мм. Танк оснащался устройством для автоматического учёта теплового изгиба ствола в плоскостях ВН и ГН.

Сверху на лотке заряда имеются зацепы для захвата выстрела механизмом подъема. Для обеспечения компактности обеспечивается частично вращение лотка снаряда и дополнительного заряда относительно друг друга.  По мере расходования выстрелов в расходной укладке автомата заряжания (8 выстрелов) лотки автоматически пополняются из комовых транспортеров (32 выстрела).

Пополняющий механизм заряжания включал два транспортера – верхний для зарядов, нижний для снарядов. Каждый транспортер представлял собой замкнутую цепь в лотках, которых размещались снаряды и заряды. Привод транспортеров электромехангический.

 Выброс поддонов осуществляется через люк в кормовой части крыши вынесенной башни. Проблемы автомата заряжания были связаны с необходимостью полной механизации всего боекомплекта выстрелов калибра 152 мм. Доработки автомата заряжания потребовали немалого времени.

Для сравнения у созданного УКБТМ танка объект 195, также оснащенного 152 мм пушкой  механизированный боекомплект составлял 24 выстрела. У танка Т-14 «Армата» боекомплект для 125 мм пушки 32 выстрела. 

Танк выглядел весьма внушительно по сравнению с серийными машинами. Так высота линии огня у изделия «477» составляла 2088 мм, у Т-64 – 1630 мм. Длина танка с пушкой вперед составляла 10650 мм, у Т-64 – 9225 мм. Высота по крышу башни – 2434 мм, у Т-64 2170 мм.

Бронирование носового узла корпуса танка имело модульную структуру, его габарит составлял боле 1 м по ходу снаряда, большое внимание было уделено защите танка сверху, а также защите бортов. Бронирование бортов имело пятипреградную структуру, люки экипажа также имели мощную многослойную защиту. Важным аспектом в обеспечении выживания танка на поле боя была активная защита. Рассматривались различные варианты – Арена, Дождь, Дрозд, Шатер.

На изд. «477» были реализованы и испытаны узлы ходовой части, на основе изд. «434», повышающие их эксплуатационную характеристику:

  • опорные катки с промежуточными резиновыми амортизаторами, уменьшающими износ ободьев и повышающие устойчивость гусениц;
  • подвески с увеличенным динамическим ходом, гидроамортизаторы с двухступенчатой характеристикой, торсионы дифференцированной жес­ткости, повышающие плавность хода и скорости изделия;
  • гусеницы с закрытым металлическим шарниром  (ЗМШ)  последова­тельного типа шириной 580 мм, улучшающие зацепление с ведущим коле­сом и сцепляемотью с грунтом, уменьшающие потери в гусеничном движи­теле и значительно повышающие устойчивость гусеничного обвода.

Также были изготовлены усовершенствованные варианты изделие «477А», один из которых оснащался газотурбинным двигателем и был изготовлен с применением в ходовой части узлов изделия «219». При этом масса ходовой части выполненной по типу изделия «434» имела массу 6760 кг, на базе «219» - 8853 кг, т.е. на 2093 кг выше. Танки этой модификации также комплектовались вспомогательной силовой установкой размещенной на надгусеничной полке справа. Изменения также затронули моторно-трансмиссионное отделение.

Приняв компоновку с вынесенной пушкой, что в мировом танкостроении еще никто не делал, разработчики столкнулись с очень серьезной проблемой. Вначале она была размещена на крыше башни в небольшом ложе. Первый же изготовленный образец показал, что эксплуатировать танк с такой пушкой просто невозможно. Вынесенная пушка никак не защищена не только от снарядов, а и от всего, что попадает на танк – вода, грязь, ветки, камни. К тому же при заряжании открывается доступ внутрь машины и все что попало в ложе проваливается внутрь. Проблема, казалось бы, и простая, но решать ее не удавалось. В итоге закончилось тем, что пушку забронировали и на башне появился кожух, который увеличил вес машины и перекрывал поле зрения приборов прицельного комплекса. Особенно это коснулось панорамы, пришлось существенно увеличивать ее перископичность.

Принятые технические решения по танку позволили обеспечить существенный отрыв от существующего поколения машин. В тоже время, погнавшись за максимальными техническими характеристиками по огневой мощи и защищенности,  превысив при этом даже требования Гензаказчика, пришлось жертвовать весом машины, который дошел до критической точки и заставил делать отдельные узлы из титана. Так из титана изготавливался оборудование для самоокапывания, крышки контейнеров блоков динамической защиты и ряд других элементов. Все возникающие технические проблемы были решаемы и постепенно они уходили, но для этого требовалось время, иногда очень значительное. Конструкторско-доводочные испытания продолжались в 89-90 году, в 1992 году планировались государственные испытания опытной партии машин. Еще до завершения ГИ заказчик требовал изготовления опытной партии 50 машин. Но, в итоге танк был доведен в весьма неудачный момент развала СССР, когда приоритетом стало выживание предприятий, а не дорогостоящие перспективные разработки.

Подробнее http://btvt.info/2futureprojects/molot.htm