Не русалочка

Море. Почти вся моя жизнь связана с ним. Оно всегда было рядом.

Я родилась в стране, которая протянулась вдоль берега моря. Мой отец любил море. Моя мать разделила с ним эту страсть. Когда-то я мечтала о том, что так же смогу разделить любовь к морю с любимым мужем. Господи, сколько же лет прошло с тех пор! Мечта осуществилась, но не принесла счастья.

Впрочем, счастье у меня, всё-таки, было. Мне, наверное, повезло, ведь не каждой оно достаётся. У меня было счастливое детство. Для некоторых родиться в королевской семье – уже предел мечтаний. Да не просто в королевской. Семьи же тоже бывают разными. Не в каждой семье царит любовь и понимание. Но мне повезло и здесь. У меня были прекрасные родители, которые очень меня любили. А ещё рядом всегда было море. Любимое море.

Будучи ребёнком, я могла порой часами гулять по берегу, собирая морские дары из раковин и камешков. Позже я стала с ним разговаривать. Оно всегда слушало. Его волны всегда готовы были приласкать и успокоить. Оно всегда поддерживало, когда я заходила в его воду. Оно было другом.

Когда я чуть подросла, меня отдали в монастырь, чтобы обучиться всем добродетелям, без которых королевской дочери никак не обойтись. Расставаться с отцом и матерью было грустно, но я понимала, что это ненадолго. А ещё я знала, что по возвращении мои любящие родители найдут мне достойного мужа, который будет ничуть не хуже моего батюшки. Я мечтала о том, как мы будем любить друг друга. И море. Море мы тоже обязательно должны были любить. Вместе. Могла ли я тогда хоть подумать о том, какой будет эта любовь?!

Монастырь стал мне на время родным домом. Мне там было хорошо и спокойно. Вокруг росли чудесные деревья с сочными и яркими плодами. Чуть дальше был лес, а за ним – заснеженные горы. А ещё рядом было море, уютный залив с небольшим утёсом, где однажды изменилась вся моя жизнь.

Это было утром. Я под колокольный звон вышла за ворота вместе с будущими монахинями. Остальные девушки медлили, я же направилась к берегу. Там я увидела его. Он лежал на песке. Он был прекрасен.

В первое мгновенье я испугалась, но тотчас оправилась и позвала помощь. В этот момент он улыбнулся и открыл глаза. Я до сих пор помню эту улыбку.

Вскоре, он поправился после кораблекрушения и должен был отправляться в путь. Домой. Он всех нас благодарил за своё спасение. Но я была уверена, что на меня он смотрит по-особому. Я верила, я видела. Я чувствовала это.

Увы, мне не довелось с ним даже пообщаться. Правила в монастыре были строгими для всех без исключения. Даже для особ королевской крови. Несколько раз я приносила ему фрукты на завтрак. В эти моменты я ощущала нечто похожее на то, что бывает, когда впервые входишь в море, которое ещё не успело прогреться достаточно после долгой зимы. Одновременно страшно и захватывающе. Одновременно обжигает и дарит приятную прохладу. И сердце то стучит в сумасшедшем ритме, то замирает внезапно.

Как же мечтала я о том, чтобы однажды снова хоть на недолгое мгновение увидеть вновь его. Это было одновременно и сладко и мучительно. Это была любовь.

Каждый день я теперь приходила на то самое место, где впервые увидела его, лежавшим без сознания на белом песке у самой воды. Вновь и вновь я вспоминала момент, когда он открыл глаза и улыбнулся мне. Я рассказывала морю о своих мечтах и о своей любви.

Шли месяцы. Однажды я получила весть от родителей. Они нашли мне жениха. Если бы это произошло чуть раньше, я была бы счастлива. Но после встречи с ним не могла я уже представить себя женой какого-то другого человека, пусть даже он и был благородным принцем. Мать написала, что мой будущий муж не только умён, благороден и хорош собой, но и так же страстно, как я, любит море.

Я не знала, что мне делать. Не видела я себя ни с кем другим, кроме того чужестранца, которого нашла на утёсе. Мне даже приходили мысли о том, чтобы остаться в монастыре и сделаться монахиней. В конце концов, я бы смогла смириться с тем, что никогда не увижу больше любимого. Но расстраивать родителей я не хотела. Так я решилась приехать домой и посоветоваться с отцом и матерью. Они бы обязательно меня поняли.

Родной город встретил меня праздничным убранством. Я так по нему скучала. Но вместо радости возвращения чувствовала лишь тревогу и страх перед необходимостью объясниться с дорогими моими родителями.

Я и подумать не могла, что всё обернётся даже лучше, чем я могла мечтать. Войдя во дворец, я встретила его. Да-да, это был он! Мой любимый. Он и был тем самым принцем, которого выбрали в мне женихи мама и папа.
— Это ты! — воскликнул принц, увидев меня. — Ты спасла мою жизнь, когда я полумертвый лежал на берегу моря!

От волнения я даже не смогла ничего ответить, лишь чувствовала, как щёки мои запылали огнём. Он крепко прижал к своей груди. Казалось, я даже слышу стук его сердца. Это было похоже на сказку, на сказочный сон, который, вдруг, сбылся. Счастью моему не было предела.

С ним была она. Он называл её сестрой. Она была прекрасна. Это лицо казалось мне откуда-то знакомым, будто где-то я её уже видела. Её длинные волосы развевались на ветру, её кожа была словно фарфор, её движения были столь плавными и грациозными, что позавидовали бы любые танцовщицы. Увы, она была нема. Но взгляд её говорил больше любых слов.

Нет, не по-сестрински смотрела она на моего молодого мужа. В глазах её читалась любовь. Я помню её тот вечер, когда она танцевала, порхая, точно ангел, по палубе корабля, увозившего меня в соседнее королевство к мужу. В этих бездонных глазах было отчаяние. Но, боже мой, я была в тот момент так счастлива, что не могла, просто не могла думать об этом.

На ночь мы с мужем остались в шатре, разбитом для нас на прямо палубе. Перед сном он отправился пожелать ей доброй ночи.

Наутро, когда мы проснулись, её не было. Нигде. Точно растворилась, превратилась в облачко и улетела. Все говорили, что она, вероятно, случайно упала за борт ночью. Но я помнила этот взгляд. Я всё понимала. Она не могла упасть. Она сама прыгнула в воду. Не смогла, не захотела больше жить, потеряв надежду быть с ним, с моим дорогим мужем.

Он тоже всё понял. Так закончилась моя сказка. Мечты перестали сбываться, а счастье таяло на глазах.

Мы по-прежнему любили друг друга, но теперь между нами всегда было воспоминание о ней. Ах, лучше бы она убила меня! Лучше бы она убила его! Нас обоих. Но она не смогла бы, потому и решила отдать свою жизнь, которая потеряла смысл. Наверное, она думала, что любимый её будет счастлив со мною. Но разве может обрести счастье тот, кто чувствует себя виноватым в чьей-то смерти? Он ведь любил её. И знал, что именно из-за него она решила утопиться. А я любила его и видела, как он страдает, отчего тоже страдала. Ещё я всё время думала о том, что всё произошло из-за меня. О, если бы я только не оказалась в то утро на утёсе! Как жаль, что нельзя изменить судьбу.

Придворные в королевстве мужа рассказали мне о том, как она появилась у них, как смотрела она на него, как спала на подушке у двери его спальни, как гладил он её длинные волосы, как целовал и даже обещал жениться, если родители будут настаивать на том, чтобы он выбрал себе супругу. А потом он снова встретил меня. А она не смогла этого пережить.

Как же больно мне было это слышать. Как горько было понимать, что счастье для нас невозможно.

Шли годы, но так и не смогли мы позабыть о ней. Она часто являлась ему во снах. Я тоже порой видела её в своих сновидениях. Всякий раз мне снился её прощальный танец. И глаза. Ну почему, почему мы ничего не сделали тогда? И можно ли было хоть что-то изменить? Или таков злой рок?

Даже море уже почти не радовало. Но я, как и мой муж, по-прежнему искала утешения именно у него. У моря. Супруг всё чаще уходил в далёкие плавания. Мне кажется, так он пытался сбежать от меня, чтобы я не напоминала ему своим видом о той давней истории. Я же каждый вечер приходила на берег. Всякий раз я говорила морю о своих чувствах. Иногда я заходила в воду, отчаянно мечтая, чтобы волны смыли все воспоминания, очистили мою несчастную душу. Но этого не случилось.

Быть может, если бы у нас появились дети, всё сложилось бы иначе. Но бог так и не послал нам наследников. А может, это кара небес за неё? За её смерть. Как же тяжело об этом думать.

Я больше не могу думать. Больше не хочу. Я устала. Наверное, сосуд, в котором было отмеренное мне небесами счастье, я успела испить до дна ещё до замужества.

И вот я стою на берегу. Слышу шум прибоя. Я решилась. Если смогла она, смогу и я. Она не захотела жить, не имея возможности обрести рядом с ним своё счастье. Я тоже больше не хочу. Не буду. Не могу. Пусть море заберёт и меня. Шаг, ещё шаг, ещё…

Что это? Свет? В окне нашей спальни? Он пришёл. Он пришёл, а я ухожу.

Нет! Я не буду этого делать. Слишком легко. Слишком просто. А как же он? Он столько лет винил себя за смерть прекрасной немой девушки. Сможет ли он пережить ещё одну смерть? Смерть ещё одной любимой женщины? Куда мне идти? В море, которое может прекратить мои страдания? Или к нему, туда, где свет?

Я выбираю свет.