Имеет ли право Золотов говорить о чести офицера?

Моральное право, а не физическое?

Как так вышло, что бывший советский офицер вдруг оказался в дни, когда решалась судьба нашей Родины, на стороне преступника и агента Госдепа США Ельцина? Не он ли стоит на танке вместе с ним 19 августа 1991 года?

Про другие мутные пятна биографии этого персонажа я не говорю. Про службу Собчаку, про частный бизнес до 2000 года, пока этот персонаж не был призван в охрану другого персонажа, также изменившего присяге в дни августа 1991 года и помощника Собчака

Только более смышленого и удачливого, чем вызыватель Навального на дуэли.