На смерть Владимира Войновича. Без злобы

Когда умирают ярые антисоветчики-шестидесятники, обласканные нынешним режимом, то это обычно вызывает злорадство со стороны некоторой части народа, которых сильно раздражают остаточные явления самоуничижения, все еще имеющие место в инфополе. А потому о смерти одного из таких персонажей спокойно и без злобы рассуждает товарищ Коммари:

Узнав о смерти Войновича хотел было написать, что умер последний "шестидесятник", но нет, жив еще Анатолий Гладилин.

Тем не менее.

Я очень сильно разойдусь во мнении с подавляющим числом своих левых товарищей, но я к ним, к "шестидесятникам", отношусь с двойственным чувством. Включая Войновича.

В армии, на боевом дежурстве, когда американские "эсеры" летали вдоль советских границ, а иногда почти их нарушая, прощупывая советскую систему ПВО, я в спокойные часы читал советские литературные журналы 60-х годов, которыми был набит шкаф в подсобке нашего подземного радиоцентра. И там были все - Аксенов, Войнович, Гладилин, Анатолий Кузнецов, Максимов, Владимов, даже "Иван Денисович". Замполит наш, молодой старлей, больше был занят своей бурной сексуальной жизнью, потому он, видно, и не догадывался о наличии такой крамолы в нашей в/ч. Остальные солдатики в спокойные ночные часы слушали рокенрол на западных радиостанциях, а я читал эти журналы.

И, в общем, это была действительно хорошая проза и поэзия.

Совсем недавно перечитал с огромным удовольствием "Затоваренную бочкотару" Аксенова.

Когда пришла "свобода" и появились их совсем запрещенные тексты, тут, после первого интереса к запретному плоду, довольно часто стало посещать разочарование.

Вот, "Чонкин", например. Проблема этой книги не в том, что она злая и антисоветская - я лично крайне спокойно отношусь к таким вещам, "нехай клевещут!". Проблема в том, что она откровенно несмешная. Несмешная сатира, при этом очень натужная. Просто сравните со Швейком.

Откровенно говоря, кроме "Москвы 2042", ничего у позднего Войновича я интересного не прочел. "Москва" в общем-то тоже не отмечена слишком большим вкусом, этакий "гы-стайл", откровенно говоря, но так, приколоться можно было, пока в электричке едешь.

И, как мне кажется, поколение это заслуживает даже некоей жалости. Они долго сражались с СССР, СССР рухнул, но из его обломков выползло нечто гораздо более отвратительное (для них).

В общем, явно не со спокойной душой все они отправлялись в мир иной. Быть может, и поделом - в 90-е они наслаждались признанием, тиражами, наградами от Начальства, в то время как страну растаскивали по кусочкам, а простой народ развращали и грабили.

А еще я вот рекомендую прочесть повесть "Степень доверия" (о "Народной воле") Владимира Войновича. Написанную в 1972 году для серии "Пламенные революционеры". В переходный его период от нонконформистского советского писателя к антисоветскому писателю-диссиденту. Эта маленькая книжечка тоже повлияла на мою личную, упрямую и не приносящую никакого прибытка верность левым идеям. Такой вот парадокс.