БИЗНЕС Online
25 641 subscriber

«Я вижу признаки готовящегося геноцида»

80k full reads
173k story viewsUnique page visitors
80k read the story to the endThat's 46% of the total page views
12,5 minutes — average reading time

«Чтобы как-то прикрыть надвигающийся экономический кризис, была запущена спецоперация под названием COVID-19», — считает профессор Валентин Катасонов. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассуждает о том, зачем «хозяева денег» расширяют наступление на человечество, почему надо читать Герберта Уэллса, чтобы понять замысел мировой закулисы и для чего в России решили запустить программу генетической коррекции

«ЭТО НЕКАЯ ДЫМОВАЯ ЗАВЕСА, ПРИКРЫВАЮЩАЯ НАДВИГАЮЩИЙСЯ МИРОВОЙ КРИЗИС»

— Валентин Юрьевич, мы с вами встречались в конце 2019 года, тогда в интервью вы сказали, что кризис неизбежен, но не стали называть сроки. То, что это случилось так скоро, стало для вас неожиданностью?

— В тот момент, когда мы с вами разговаривали, признаки экономического кризиса были уже в ряде стран. Я ознакомился с экономической статистикой Японии, Италии по четвертому кварталу 2019 года, которая сигнализировала, что в указанных странах уже начался экономический спад. Поэтому не исключаю: чтобы как-то прикрыть надвигающийся экономический кризис, была запущена спецоперация под названием COVID-19. Все списали на вирус, хотя на самом деле причины глубокие, фундаментальные, они существуют на протяжении, по крайней мере, трех веков (я имею в виду время существования капитализма). Как всегда, они («хозяева денег») ушли от ответа на главный вопрос «В чем фундаментальные причины кризиса?» — и все списали на коронавирус.

Валентин Катасонов, фото "БИЗНЕС Online"
Валентин Катасонов, фото "БИЗНЕС Online"
Валентин Катасонов, фото "БИЗНЕС Online"

Недавно ретроспективно смотрел некоторые материалы ведущих консалтинговых компаний, в частности McKinsey. Видимо, в 2019 году я прозевал октябрьский доклад, в котором прогнозируют, что в мире в ближайшее время может исчезнуть от трети до половины всех банков. Эксперты McKinsey прекрасно понимают истинные причины кризиса, так что был бы коронавирус или нет, но кризис случился бы. Пока, конечно, такого массового мора банков нет, но, по моим данным, он действительно в ближайшее время может начаться. Это тема отдельного разговора.

— Значит, коронавирус все-таки не был тем триггером, который запустил кризис?

— Он прибавил глубины кризису. Но, безусловно, дело в том, что спецоперация COVID-19 имела несколько целей. Во-первых, это некая дымовая завеса, прикрывающая надвигающийся мировой кризис. Во-вторых, некая тренировка, учения, можно ли людей в короткие сроки загнать в самоизоляцию (так они подобное называют), но на самом деле это добровольно-принудительное тюремное заключение. Половина человечества оказалась под домашним арестом, сроки его были разные, но тем не менее данный пилотный проект, с точки зрения его организаторов, сработал, удался. Поэтому я думаю, что они дальше будут углублять и расширять наступление на человечество. Так что не исключены другие провокации, может быть, начнется вторая волна пандемии или террористические акты типа 11 сентября 2001 года. Кстати говоря, именно с того дня пошло выстраивание нового мирового порядка, или «дивного нового мира», выражаясь словами Олдоса Хаксли.

— Кто же организаторы этой спецоперации?

— Я их называю хозяевами денег — крупные акционеры федеральной резервной системы. Кстати, обратил внимание, что многие авторы используют слово «они» — это некая загадочная группа людей. Например, Джон Коулман и его книга «Комитет 300» и есть те самые «они», или «хозяева денег». Это мировая закулиса, которая существует многие века. Просто в XX веке они стали действовать более нагло и открыто. Я только что сдал в издательство книгу по антиутопиям. Там у меня, в частности, есть очерк про Герберта Уэллса, автора ряда научно-фантастических романов, антиутопий. Даже его «Машина времени» — это страшная антиутопия. Кроме этого, он писал программные работы, одна из них — Legal Conspiracy. В ней открыто и дерзко Герберт Уэллс озвучил планы мировой закулисы. Сам он принадлежал к англосаксонской верхушке, входил в состав «Комитета 300». Так что читайте Уэллса — это идеолог мировой закулисы, а не какой-то научный фантаст.

«ДЛЯ «ХОЗЯЕВ ДЕНЕГ» ЛЮБОЙ КРИЗИС — ИМЕНИНЫ СЕРДЦА»

— «С моей точки зрения, пандемия — это некая дымовая завеса, призванная скрыть попытки финансового олигархата провести очередной мощный раунд передела собственности», — сказал недавно Сергей Глазьев. Согласны с ним?

— Я бы повысил планку оценки: не просто передел собственности, это еще один шаг к захвату мировой власти. Власть выше собственности. На самом деле собственность — средство, с помощью которого достигается высшая, с точки зрения мировой закулисы, власть. На данную тему есть тысячи книг, об этом написано в Священном писании. Помните, как Христос был искушаем дьяволом в пустыне? Иисус 40 дней постился, ходил по пустыне, потом появился дьявол. «Преврати камни в хлеба», — сказал дьявол. Это искушение богатством. Но Христос сказал, что не хлебом единым сыт человек. Далее было искушение славой, когда дьявол поднял Христа на вершину Иерусалимского храма: «Сбросься, тебя же ангелы подхватят, и все тогда поймут, что ты сверхчеловек». Христос отверг и это искушение. А третьим было, когда дьявол поднял Иисуса на самую высокую гору и с нее показал весь мир. «Все эти города и веси принадлежат мне, — заявил дьявол. — Поклонись мне, и все это будет твоим». Это искушение властью. Тема вечная. Поэтому, конечно, важна не собственность, а власть.

— Сейчас они, получается, недостаточно властны?

— Они пока полной власти не имеют, поэтому это их высшая цель. Я более 50 лет слежу за докладами Римского клуба. В 1968 году была создана данная организация мировой закулисы. Кстати, Коулман считает, что это самая важная из легальных структур, которая работает по командам и в интересах «Комитета 300». В этих докладах в наукообразной форме обосновываются задачи, которые ведут к конечной цели. Первая задача — контроль над демографическими процессами, но не просто контроль, а сокращение численности населения.

— Я читала в вашей статье, что они хотят сократить население до 1 миллиарда.

— Да, совершенно верно. Говорят про «золотой миллиард», а на самом деле «золотым» является только миллион, а 999 миллионов — это «грязные», те, которые работают и обслуживают «золотой миллион».

Вторая задача — деиндустриализация, разрушение реального сектора экономики. С точки зрения мировой закулисы, нынешняя промышленность истощает недра Земли, загрязняет окружающую среду, а все это как бы принадлежит им — «избранному народу». Герберт Уэллс считал, что англосаксам, но есть и другие версии, кто такой «избранный народ».

Дальше идет такая цель как разрушение и размывание национального суверенитета. Разве мы этого не наблюдаем на протяжении 30 лет существования РФ? Мы хорошо видим, как размывается национальный суверенитет России. Даже если говорить о сфере финансов, то это снятие любых ограничений на трансграничное движение капитала, то есть фактически если мы открываем окна и двери своего дома, то поддерживать температуру в доме становится невозможно. Это образ процесса размывания национального суверенитета. Еще одна задача — цифровизация, выстраивание электронного концлагеря. Мы это тоже хорошо ощутили сейчас, во время пандемии COVID-19.

Наконец, последняя задача, которая является конечной целью, — мировое правительство и установление того миропорядка, о котором открыто писал Герберт Уэллс в своей работе Legal Conspiracy еще в 1928 году. Иногда ссылаются на протоколы сионских мудрецов, а вот, пожалуйста, берите книгу Уэллса, правда, она на русский язык не переведена. Но, думаю, она скоро появится. Сегодня в ходу термин «новый мировой порядок». А откуда он взялся? По крайней мере, во времена Уэллса он уже использовался. Надо копать вглубь, оттуда все идет.

— Как нынешний кризис поможет в достижении целей, которые вы перечислили?

— Я еще раньше говорил, что для «хозяев денег» любой кризис — именины сердца. Для них это способ перераспределения собственности в свою пользу. Поймите, что та модель, которая существует уже 300 лет, — модель ростовщического денежного капитализма. Это экономика, в которой деньги рождаются из того, что банки выдают кредиты. Вы же знаете, что у нас, в России, да и во всем мире, за редким исключением, двухуровневая банковская система: Центральный банк, который эмитирует наличные деньги, и есть коммерческие банки, которые создают в несколько раз больше денежную массу в виде депозитных или безналичных денег. В мире пропорция примерно такая: наличных денег 10 процентов, а 90 процентов —  безналичные средства, которые создаются коммерческими банками. К сожалению, этой простой истины не понимают даже некоторые экономисты. То есть под один рубль, размещенный на депозите, коммерческий банк может создать несколько новых рублей, условно говоря, до 10. А в некоторых странах нет даже никакого норматива, они могут «печатать» эти безналичные деньги без ограничений, лишь бы был на них спрос. Данная модель уже заканчивает свое существование.

Поясню на примере. Масса денег определяется объемом выданных кредитов. Предположим, в стране X банки выдали кредитов на сумму 1 миллион единиц. Значит, должны быть еще проценты, условно говоря, 10. Итого обязательства составляют 1 миллион 100 тысяч денежных единиц, а денег в обращении только миллион, то есть средств недостаточно, чтобы вернуть все долги. В результате получается, как в детской игре, где ребенку не хватает стульчика — это образ банкротства.

Для того чтобы как-то поддержать экономику (не устраивать же каждый год кризисы), банки говорят: «Мы рефинансируем ваш долг и дадим новый кредит». За счет новых кредитов вы покроете свои обязательства по ранее выданным. В итоге выстраивается пирамида долгов. Клиенты банков привыкают, что им рефинансируют долги, дают новые кредиты. И вот человек приходит в 10-й раз, а ему говорят, что больше не дадут. Догадываетесь почему? Все очень просто: уже исчерпаны все возможности обеспечения.

Помните в «Венецианском купце» Шекспира был ростовщик Шейлок, который говорил: «Мне не проценты интересны, мне важен залог». Таким образом, банки перераспределяют в пользу «хозяев денег» активы, имущество, богатства. С каждым раундом кризиса богатство все больше стягивается в одних руках. В старых учебниках политэкономии этот процесс назывался централизацией и концентрацией капитала. На самом деле рано или поздно все богатство окажется в руках «хозяев денег», если, конечно, этот процесс не остановить. Более того, все богатство мира будет в конце концов принадлежать «хозяевам денег», при этом люди будут еще им должны.

— Но процесс как-то остановить можно?

— Это очень серьезный вопрос. Для подобного надо сначала понять, с кем имеем дело. Я не уверен, что среди ваших читателей хотя бы один из 10 или из 100 понимает, как устроен данный механизм. Более того, думаю, что среди ваших читателей немало таких, кто достаточно легкомысленно пользуется услугами коммерческих банков, а это небезопасно.

— А вам удается не пользоваться услугами банков?

— Полностью, конечно, сегодня без банков уже обойтись нельзя. По возможности я минимизирую свои отношения с банками. И уж точно не пользуюсь их кредитами. Еще раз повторяю, что банковский мир представляет из себя двухъярусную конструкцию: наверху находится ЦБ, а внизу — коммерческие банки. ЦБ выпускает наличные деньги. Наличные купюры в вашем кошельке — продукция ЦБ, а безналичные, которые на счете где-нибудь в банке, — уже продукция печатного станка коммерческого банка, а это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Если люди не начнут понимать разницу, вряд ли можно ожидать, что процесс будет остановлен.

Фото: "БИЗНЕС Online"
Фото: "БИЗНЕС Online"
Фото: "БИЗНЕС Online"

Поэтому лучше останавливать процесс не где-то на уровне Госдумы, где (извините за грубое слово) старперы обсуждают какие-то законы, а на уровне университетов, где люди еще в состоянии впитывать какие-то знания и еще процесс формирования человека не завершился. Еще лучше это делать в школе или детсаду, а еще лучше в семье: объяснять ребенку, что дважды два — четыре, а не пять или три. А сегодня как по Джорджу Оруэллу: важный партийный бонза О`Брайен в министерстве любви (на самом деле это полиция и служба безопасности) на допросах задает все время вопрос Уинстону Смиту: «Так сколько же будет дважды два?» Перечитайте Оруэлла, это про наше сегодняшнее время.

«Я ВИЖУ ПРИЗНАКИ ГОТОВЯЩЕГОСЯ ГЕНОЦИДА»

— В одной из своих статей вы писали, что чипизация и вакцинация связаны. Это один из вариантов того, как загнать всех в цифровой концлагерь? Можно ли через вакцину всех чипировать и сделать подобное массово?

— Я не такой глубокий специалист в этом вопросе, в данном случае опираюсь на иностранные источники. Подобные нановакцины содержат определенные наночипы, которые вводятся в человека и остаются там навсегда. Эти наночастицы позволяют идентифицировать гражданина. Все стекается в общую базу данных, в том числе информация наружного наблюдения за человеком, данные, которые поступают от умных вещей, включая в первую очередь iPhone и т. д. Так что это более чем вероятно.

Билл Гейтс некоторое время назад откровенно говорил, что такие вакцины нужны. Три года назад он запустил проект ID2020 — проект идентификации людей. С помощью денег своего фонда он пытается начать такую идентификацию прежде всего в слаборазвитых странах Азии и Африки.

— «14 мая 2020 года российский президент дал правительству поручения по построению этого самого „дивного нового мира“ на просторах нашего Отечества. За „генетическим редактированием“ скрывается убийство народа России», — пишете вы в одной из своих публикаций. Как я понимаю, это касается проекта «Геном россиян», который будут осуществлять предполагаемая дочь Путина Мария Воронцова и «Роснефть»?

—  Это проект, связанный с проведением расовой генетической политики. Чтобы ответить на ваш вопрос, надо танцевать от Чарльза Дарвина, который сказал, что человек произошел от обезьяны. Это страшная глупость. Дарвин написал книгу «Происхождение видов путем естественного отбора, или Сохранение благоприятных рас в борьбе за жизнь» — вторая половина в названии это для англосаксов (они и есть та самая «благоприятная раса»), а все остальные ближе к животному миру (так сказать, «неблагоприятные расы»). Это расовая теория англосаксов, та «теоретическая» база, на которой выстраивалась евгеника, которая делит людей на благоприятные и неблагоприятные расы. Потом евгеника перекочевала в США, там она имела прикладной характер, когда принимались законы о расовой сегрегации, насильственной стерилизации, ограничениях и запрете импорта граждан определенной национальности. В общем, ярко выраженная расовая этническая политика в пользу белого англосаксонского населения. А в 1930-е годы англосаксы начали обучать евгенике специалистов из Третьего рейха, особенно после 1933 года, когда к власти пришел Гитлер. В гигантских масштабах практическая евгеника реализовывалась в Третьем рейхе. На Нюрнбергском процессе евгеника была осуждена. Но в работах по евгенике используются такие термины, как «генетическая коррекция». А если вы посмотрите на те документы, которые только что были приняты по генетике у нас в России, там тоже есть такой термин. Видимо, люди, которые готовили этот документ, не знают историю евгеники, они не знают Нюрнбергского процесса. Я думаю, что подобное тоже делается по командам из закулисы. Это страшная вещь. Я вижу признаки готовящегося геноцида.

— То есть вы предполагаете, что будут массово убивать людей?

— Например, представители низших рас ограничиваются в правах, могут стерилизовываться. Люди с серьезными отклонениями от норм могут просто уничтожаться, как было в Третьем рейхе. Это серьезные вещи. Особенно удивляет то, что подобное принимается в разгар вирусно-экономического кризиса, когда, казалось бы, надо заниматься другим. В данном случае мы имеем дымовую завесу, за которой решаются совершенно другие вопросы — выстраивание электронного концлагеря.

— Можем ли мы себя как-то защитить?

— В одиночку вряд ли кто-то сможет защититься. Это возможно через просвещение, образование, СМИ. Надеюсь, ваша газета тоже заинтересована, чтобы подобные проекты не реализовали. Мы должны компенсировать то, что было упущено при обучении молодежи в школе, вузе. Сегодня в вузах конвейерное производство дураков. Поэтому мы должны нейтрализовать эту деятельность.

Если хотите защититься, вы должны понять, что такое генетика, генетическая коррекция, кто такой Чарльз Дарвин и какой вклад он внес в уничтожение человечества. Ведь, когда преподавал в МГИМО, я проводил социологические мини-опросы в группе и спрашивал: откуда взялся человек? Получалось, что 50 процентов считают: Бог создал, а 50 процентов, что произошел от обезьяны. Так если от обезьяны, туда и отправляйся. Так что «хозяева денег» как раз пытаются сделать, чтобы человек стал обезьяной. В то, что человек произошел от обезьяны, я не верю, а в то, что его могут превратить в нее, — запросто. Такие насущные вещи надо объяснять людям. С этого и может начаться наше возрождение.

Справка

Валентин Юрьевич Катасонов — доктор экономических наук, член-корреспондент академии экономических наук и предпринимательства, профессор кафедры международных финансов МГИМО, председатель русского экономического общества им. Шарапова, автор 10 монографий (в том числе «Великая держава или экологическая держава?» (1991), «Проектное финансирование как новый метод организации инвестиции в реальном секторе экономики» (1999), «Бегство капитала из России» (2002), «Бегство капитала из России: макроэкономический и валютно-финансовые аспекты» (2002) и множества статей.

Родился в 1950 году, окончил МГИМО (1972).

В 1991–1993 годах был консультантом ООН (департамент международных экономических и социальных проблем), в 1993–1996 годах — членом консультативного совета при президенте Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР).

2001–2011 — заведующий кафедрой международных валютно-кредитных отношений МГИМО (У) МИД России. 

2011—2018 — профессор кафедры международных финансов МГИМО (У) МИД России.