«Путин подошел, взял микрофон и показывает на меня начальнику ФСО: «Он молодец, так я был ближе к народу»

Владелец челнинской фирмы по техсопровождению праздников Андрей Синев - о похвале Владимира Путина, райдерах звезд

«У СТАРИКОВ ОТНОШЕНИЕ СОВЕРШЕННО ДРУГОЕ - ОНИ НАРОД НЕ ДУРЯТ»

— С кем проще работать — со звездами или с дебютантами?

— Со звездами все-таки проще. У них подход лояльнее. Их звукорежиссеры — это бывшие музыканты, они знают все. А новоиспеченные звездочки присылают райдер по оборудованию, который просто скачан из интернета. Все это ищешь, согласовываешь, ставишь, подключаешь, а он потом приезжает и удивляется, чего это ему понаставили и просто подключает «плюс». Мы таких товарищей называем «диджеями». Ни Алла Борисовна, ни Владимир Кузьмин не позволяют себе фонограммы на голос. Последний, в каком бы состоянии он ни был, от и до отработает выступление живьем. У Эдиты Пьехи на последнем концерте в ДК «КАМАЗ» лет 6 назад за кулисами специально стояли мужчины — она отрабатывала выступление, заходила за кулисы и падала к ним на руки. Потом собиралась с силами и пела дальше. У «стариков» отношение совершенно другое: они народ не дурят.

— Почему у вас такое отношение к фонограмме — разве вам как звукорежиссеру не проще работать с «плюсом»?

— Когда мне за пультом нечего делать, я и удовольствия не получаю, выкуриваю по несколько пачек за Сабантуй. А когда работаешь, тут и адреналин, и удовлетворение. Я поэтому и стал сам организовывать концерты: чтобы и артистов подбирать, и песни, которые берут за душу. В частности, взялся за концерт на День Победы. Мне не нравилось, как его делали прежде: мешали все в кучу, лишь бы галочку поставить.

— У кого из звезд были самые оригинальные требования? К примеру, по бытовому райдеру?

— Да у всех новых звезд: колбасу нарезать на ломтики определенной толщины, коньяк в номер... Бытовой райдер у них длиннее, чем технический. Для «стариков» это просто анекдот: окна номера должны выходить на определенную сторону, постель должна быть определенной «пухлости»... К тому же молодые просят предоставить им всю возможную технику. Думаю: «Хорошо, инструменты я вам дам, но как вы играть-то на них будете? У синтезатора своя уникальная звуковая база, у гитары свой тембр...» В этом случае мы сразу понимаем, что артист едет сюда с «плюсом», а за инструменты группа просто подержится.

— Бывало ли такое, что вы с кем-то отказались работать?

— Если и бывало, то скорее не с музыкантами, а с заказчиками. У организаторов случается неадекват. Обсуждаешь с ними, какое оборудование требуется, привозишь, а они потом идут в отказ. Такая ситуация у нас, например, была в Ледовом дворце с Валерой Меладзе. Мы всю технику обеспечили, а его звукорежиссер стал требовать: «Переставьте то, это...» Я достаю их райдер — все соответствует, а он: мол, это старый райдер. Подошел Валера, выяснил, в чем дело и говорит звукорежиссеру: «Возьми и сам переделай. И найди того, кто выслал старый райдер».

Мне понравилось работать с Елкой. Мы три месяца согласовывали райдер, привезли из Казани много оборудования, зато концерт отработали честно и красиво.

Проще всего с иностранцами — бытовые райдеры у них меньше, а технические прописаны досконально. Они очень пунктуальны и совсем без понтов, потому что приезжают работать. А наша молодежь уровня «Серебра», «Глюкозы» и им подобных едет куражиться. Деньги им платят заранее — можно отрываться по полной программе.

— Вы по-прежнему на каждом концерте лично сидите за пультом?

— Нет, сейчас редко. Моя задача — все проконтролировать. На каждое мероприятие я назначаю ответственного, а сам езжу только на крупные концерты, с участием первых лиц. Например, когда Владимир Путин приезжал на КАМАЗ к выпуску двухмиллионного грузовика, ответственные люди из ФСО поставили ему на стойке проводной микрофон. А я на всякий случай отстроил радиомикрофон и держу в руках. Путин подошел ко мне, взял микрофон, стойку — в сторону. Потом показывает на меня начальнику ФСО: «Он молодец, так я был ближе к народу».

Полная версия материала