Страшная тайна «Ювентуса». Что Конте и Маротта делают в «Интере»?

Подключаем маленькие серые клеточки.

«Умный преступник всегда держит рот на замке. Но умные среди преступников – большая редкость, обычно они тщеславны и болтливы», – считал Эркюль Пуаро.

Некоторые вратари тоже весьма разговорчивы. Незадолго до возвращения в туринский клуб Джанлуиджи Буффон произнес слова, которые, возможно, захотел бы взять назад. Однако на фразу экс-капитана никто не обратил внимания. А зря. Он сказал: «Криштиану Роналду выбрал не Италию. Он выбрал «Юве»».

Гоббы всегда считали себя особенными. Прочитайте колонку журналиста Антонио Корсы, где он описывает первые дни пребывания Маурицио Сарри в «Ювентусе». Каждое предложение пропитано превосходством. И если 30 лет назад «Синьора» вряд ли имела на это право (она была среди равных и далеко не всегда первой), то за последние восемь сезонов мысль о собственной исключительности поселилась во многих трезвых головах.

«Юве» – флагман кальчо. Только он бросил вызов европейским грандам на футбольном поле и вне его. Только он вырвал молодого голландского таланта из рук «Барселоны». Только он заполучил одного из самых популярных футболистов в мире. Только у него суперсовременная база, лучшие методики, технологии и менеджеры. Поэтому Криштиану и выбрал «Юве», а не Италию.

Но не возникало ли у вас ощущение, что в последнее время туринский клуб достиг потолка? Причем на всех фронтах – от спортивного до экономического. На это указывает ряд признаков: провал команды Аллегри в Лиге чемпионов, необходимость сбывать ликвидных игроков, недостаточно громкое имя нового тренера, скромный рост продаж сезонных абонементов, недавнее размещение пятилетних облигаций, слухи о поиске партнеров на Ближнем Востоке, нарастание задолженности перед банками и многое другое. Некоторые из этих событий можно преподнести в выгодном для клуба свете, но все вместе они создают соответствующий фон. «Юве» развивается, но не так быстро, как хотелось бы.

Внутренние источники роста исчерпаны, для качественного рывка клубу нужно новое пространство. Время от времени «Юве» пытается вырваться из национальных границ – в июне Лига кальчо голосовала по поводу проекта Суперлиги чемпионов. Говорят, что результаты были предопределены, и они весьма любопытны: только «бьянконери» были за, «Интер», «Милан», «Рома» и «Фиорентина» – воздержались. Все остальные – против. Стало понятно, что в ближайшие годы проект не будет реализован. И туринцам придется развиваться в итальянском окружении.

Урбано Кайро и Андреа Аньелли во время дебатов о Суперлиге чемпионов
Урбано Кайро и Андреа Аньелли во время дебатов о Суперлиге чемпионов

Когда-то я занимался большим теннисом. Всех начинающих определили в одну группу. Через несколько недель среди нас выделился один парень, который выносил всех со счетом 6:0, 6:1. Отобрать у него пару геймов считалось достижением. А потом всех поделили – одни тренировались в первую смену, другие – во вторую. В нашей вечерней группе собрались примерно равные по силе ребята, и мы рубились на тай-брейках. В утренней же группе царил тот чемпион. Спустя девять месяцев начались соревнования. К изумлению тренера, чемпион проиграл всем нашим. Технически он был почти безупречен, но совсем отвык от борьбы – при малейшем сопротивлении бежал к сетке, нервничал и ошибался. Вот что значит отсутствие конкуренции.

Описанную ситуацию легко экстраполировать на «Юве» последних восьми сезонов – с той лишь поправкой, что туринцы играют в еврокубках. Иначе «бьянконери» давно бы деградировали до уровня «Рейнджерс». Однако на смену периоду евро-импотенции пришла бодрая эпоха Аллегри с двумя финалами Лиги чемпионов. И все-таки этого мало, ведь команда проводит 38 матчей в серии А. Самые классные футболисты привыкают к медленному темпу, отсутствию прессинга со стороны большинства соперников и скудетто, выигранному в ноябре. А потом наступает весна, где «Юве» ждут другие противники.

Болото серии А сказывается и на доходах клуба – интерес спонсоров и размер премии за телетрансляции напрямую зависит от уровня турнира. В настоящий момент Италия, по совокупной стоимости прав, лишь пятая в Европе и уступает даже чемпионату Франции. Остается только позавидовать АПЛ, где даже аутсайдеры получают деньги, позволяющие им развиваться.

Много лет «Юве» эксплуатировал модель «Баварии». Забирал лучших на внутреннем рынке (Пьянич, Бернардески, Игуаин) и сотрудничал с некоторыми соперниками, например, «Миланом», которому периодически подбрасывал годных футболистов. Однако эта модель себя исчерпала. Неслучайно, что все последние крупные трансферы «бьянконери» были связаны с зарубежными клубами. Дальнейшее ослабление конкурентов становится опасным и вредит серии А, которая и без того превратилась в турнир одной команды.

Но что же делать? Однажды в европейском футболе произойдет революция, но никто не знает когда. Сейчас единственный выход – вырастить себе конкурента. И лучше не одного. «Юве» вернулся, но кальчо вернется только вместе с остальными. В идеале нужны «семь сестер». Это поднимет статус лиги и даст всем дополнительный источник доходов. С кого-то надо начинать. Но с кого?

Вариантов не так много. «Милан»? Никто не гарантирует, что завтра фонд Элиотта не перепродаст клуб каким-нибудь мутным типам. «Рома»? После деятельности Мончи с американскими владельцами все понятно. «Наполи»? Де Лаурентис слишком хитер и готов пожертвовать собственными интересами, лишь бы насолить «Юве». «Фиорентина»? Пока рано.

Для начала нужен северный гранд – с великой историей, с понятной структурой собственности и четкими намерениями хотя бы на пять следующих лет. Поэтому остался только «Интер». Однако тот клуб, который мы знаем, не годится в союзники. И дело не в кальчополи и последовавшей ссылке «бьянконери» в серию Б, главными виновниками которой были коллаборационисты из лагеря самого «Юве».

Миланский клуб отравлен эпохой Массимо Моратти, который в «золотые годы» кальчо потратил почти полтора миллиарда долларов, но имел КПД ниже, чем у паровоза. Президентство Эрика Тохира отличалось лишь тем, что при нем тратилось на несколько порядков меньше. Если бы не триплет 2010 года, все правление Моратти было бы признано провальным. Главный его недостаток – отсутствие стратегии. А также бессистемность, фаворитизм, любовь к игрокам, которые ни в грош не ставили клуб, и холодность к тем, кто был готов за него умирать.

Массимо Моратти
Массимо Моратти

«Безумный» – вот слово, которое точнее всего характеризует эту сторону «Интера». Неслучайно, что один из гимнов клуба, который в начале 2000-х придумал страстный болельщик «нерадзурри», называется Pazza Inter amala (Люби безумный «Интер»). Причем автор не имел никакого отношения к футболу, он связан с волейболом. Сочинять же гимн он начал 5 мая 2002 года – в проклятую для «интеристов» дату. Вы скажете, что композиция не может влиять на судьбу клуба. Однако символы в Италии имеют колоссальное значение.

Песенку Pazza Inter amala прекрасно горланить в новогоднюю ночь с бутылкой игристого, но она не подходит в качестве гимна великому клубу. В ней как будто сконцентрировалась вся эпоха Моратти. Растерянное лицо Джиджи Симони, которому сообщили об увольнении. Мирча Луческу на скамейке. Рыдающий Роналдо, к которому президент относился как к собственному сыну и который, оправившись от травмы, тут же свалил из клуба. Поражение от «Хельсинборга». 13 тренеров за 10 лет. Но ведь жизнь сложна, и ты все равно люби этот сумасшедший «Интер», blah, blah, blah. Мы – «нерадзурри», такие же безумцы, как и ты…

Еще какие! Покупка Вампеты. Обмен Зеедорфа и Пирло на Коко и Гули. Деятельность Бранки. Изгнание Ориали. И Альваро Рекоба – уругваец, который по непонятной причине пользуется особой любовью болельщиков, выросших при Моратти. В прошлом году на одной ветке поклонников «нерадзурри» мне попался на глаза комментарий старого «интериста», который не выдержал очередной волны ностальгии по Рекобе. Его слова были похожи на крик отчаяния:

– Что это за игрок, который может лишь бить штрафные?! Он вообще не участвовал в прессинге, ходил пешком, не двигался вместе с командой, ленился отбирать мяч, только и делал, что лупил по воротам!

А ведь настоящий «Интер» – абсолютно другой. Да, мало кто видел вживую команду Эрреры, но ведь не так уж много времени прошло с тех пор, когда играли команды Трапаттони и Берселлини, которые по своему духу, структуре ДНК, философии были близки к «Ювентусу». Северный прагматизм, консерватизм, тактический цинизм, тренеры-сержанты, ставка на итальянцев – все это было присуще «Интеру» до тех пор, пока его не выпустил из рук Эрнесто Пеллегрини. Но природа отдохнула на сыне великого Анджело Моратти. И «нерадзурри» получили президента, который хоть постоянно и говорил, что любит клуб, как дочь (в итальянском языке «Интер» – слово женского рода), но не обладал характером и организаторскими способностями.

Джованни Трапаттони во время тренировки «Интера»
Джованни Трапаттони во время тренировки «Интера»

Кстати, когда-то «Интер» и «Ювентус» были партнерами. Достаточно вспомнить трансферы Анастази, Бонинсеньи, Каузио, Альтобелли, Тарделли и Серены. Возможно, лучшей иллюстрацией прагматизма настоящего «Интера» станут слова Джованни Трапаттони, сказанные накануне второго матча финала Кубка УЕФА 1991 года. В первой встрече на «Меацца» миланцы победили «Рому» со счетом 2:0. Ведущие футболисты предлагали тренеру сыграть на «Олимпико» от атаки, с огоньком. Однако Трап осадил сенаторов:

– «Рома» на своем поле в отрытой игре может разгромить кого угодно. Нет, мы будем действовать на контратаках и ловить свой шанс.

Мэтр оказался прав. «Рома» не смогла развернуться и забила единственный гол за десять минут до конца встречи. Трофей достался «Интеру». Показательно, что и «ушастый», которым так гордится Моратти, был завоеван, когда «нерадзурри» действовали в «старой манере», применяя элементы катеначчо, а не играли в «футбол в стиле шампанского», о котором так грезил президент. И за нежелание играть в который он уволил Эктора Купера.

Итак, необходимо вернуть «Интер» на правильный путь. Навсегда выветрить из Аппьяно слово рazza. Только прагматизм, только хардкор!

Для этого в клуб должны прийти правильные управленцы. Также, по возможности, нужно задействовать собственные кадры «нерадзурри», вроде Дзанетти и Ориали, чтобы «варяги» не слишком раздражали общественность.

Франшиза – это комплекс благ, необходимых для ведения бизнеса. В качестве нее могут также выступать и методы ведения бизнеса. «Интеру» туринцы могли предложить только одну модель, следуя которой «бьянконери» и начали свое восхождение в 2011 году. И хотя она уже немного устарела, но проверена временем и для начала вполне сгодится.

Директор – Маротта. Тренер – Конте. Расстановка – 3-5-2. Доверие итальянским талантам. Сплоченная раздевалка. При малейшем бунте – билет на выход. Первыми жертвами стали Икарди и Наингголан, которые идеально подходят для безумного «Интера», но не годятся для новой философии – клуб всегда на первом месте.

Антонио Конте и Леле Ориали
Антонио Конте и Леле Ориали

И главное – почти полная прозрачность намерений. Ведь даже если владельцы «Интера» что-то и заподозрят, истинная цель Маротты и К° – принести пользу миланскому клубу. Результаты впечатляют – «Интер» уже продал 40 тысяч абонементов с рекордным количеством продлений. Даже «Юве» об этом может только мечтать.

Разумеется, с обеих сторон найдутся те, кто не оценит подобное. Многим будет противна сама мысль, что можно хоть в чем-то поддерживать врага. Эта публика готова спалить весь дом, лишь бы сосед потерял еще больше. Ведь вековая болезнь Италии – кампанелизм, местечковость. Лигурийцы не любят пьемонтцев, хотя столетиями покупают у них вино, те не переносят жителей Абруццо, калабрийцы враждуют с сицилийцами и так далее. Как заслужить симпатию незнакомого итальянца? Спросить откуда он родом и рассказать анекдот про жителя соседнего региона. Именно ради тех, кто просит у Бога выколоть глаз, ибо сосед получит в два раза больше, следует придать миссии Маротты и Конте другую мотивацию. Пусть народ думает, что этой парочкой движет ненависть к «Ювентусу».

Этому приему – тысячи лет. Еще Геродот описывал Зопира – вассала Дария, которого изувечили, и тот перебежал к врагам. А во время сражений Зопир метал в бывшего господина дротики. И все были уверены, что он ненавидит персидского царя. Но вышло иначе.

Конечно, сейчас не нужно уродовать Маротту и Конте. Достаточно создать впечатление, что оба смертельно обижены на «Ювентус».

Истинную причину отставки Беппе Маротты мы так и не узнали, хотя ходили самые фантастические версии. Однако порой та правда, которую нам показывают, всего лишь иллюзия. Раньше они с Паратичи были соратниками и друзьями, теперь же общаются подчеркнуто холодно. Да и Павел Недвед очень вовремя сыграл роль правдоруба, когда съязвил относительно нового места работы бывшего генерального директора «Ювентуса». Но болельщики остались довольны. К тому же в прессе периодически появляются материалы, где утверждается, что Паратичи мечтает выставить бывшего друга в неприятном свете, а тот отвечает ему взаимностью. Журналисты фантазируют о войне, причем у одних – победитель Маротта, у других – Паратичи. На деле же «операция Лукаку» вполне может быть первой совместной акцией «Интера» и «Ювентуса». Важен результат – «нерадзурри» заполучили форварда, который был так нужен их тренеру.

Плохие отношения Конте и Аньелли – еще один миф, который охотно тиражирует итальянская пресса. Да, у них были разногласия, причина которых – отнюдь не расставание тренера с «Юве», а вызов некоторых «бьянконери» в «Скуадру Адзурру». Но прошло достаточно времени, чтобы все уладить. Между тем, Конте дружит с Недведом, они никогда не прекращали общаться. Антонио невероятно честолюбив, но даже он вряд ли бы решился на переход в «Интер», если бы не считал, что этим оказывает услугу родному клубу. Гладиатор вполне может пожертвовать своей репутацией у правоверных «ювентини», чтобы в итоге стать моральным победителем.

Андреа Аньелли
Андреа Аньелли

Когда размышляешь об этой истории, возникает соблазн наделить Андреа Аньелли выдающимися стратегическими способностями. И провести параллели с Кавуром, который, будучи патриотом Пьемонта и франкофилом, пренебрег мелкими разногласиями и создал итальянское государство. В какой-то момент противники великого политика начали действовать в его же интересах.

Возвращение Belle Époque, даже в сокращенном формате, было бы выгодно всем клубам серии А. Однако не будем торопиться. Проект европейской Суперлиги никуда не исчез. И тогда «Ювентусу» вновь не будет никакого дела до проблем своих соседей.

Всем, кто любит Италию, мы говорим GRAZIE!